Свежий номер

Новости

21 октября

Заказчик не вправе требовать отдельные декларации с участников



В декларации участники указывают, что соответствуют всем единым требованиям. Что, если заказчик потребует задекларировать отдельно соответствие нескольким требованиям в отдельном документе? Смотрите, как на такое поведение отреагировала ФАС.

Какие документы потребовал заказчик

Заказчик, ФКУ ИК-3 УФСИН России по Ярославской области, закупал работы по капитальному ремонту кровли здания овощехранилища. В ФАС пришла жалоба ООО «Контракт». Компания, помимо прочего, сообщила о том, что в документации заказчик потребовал отдельно задекларировать соответствие трем требованиям: участник не является офшорной компанией, не имеет ограничений для участия в закупках и не состоит в реестре недобросовестных поставщиков.

ФАС разъяснила, в каком случае декларацию не предоставляют

Вторая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать декларацию о соответствии участника аукциона требованиям, установленным п. 3-9 и п. 11 ч. 1 ст. 31 44-ФЗ, а именно: — участник не находится в состоянии ликвидации и не проходит процедуру банкротства; — деятельность участника не приостановлена судом; — у участника закупки нет недоимок по налогам и задолженностей по другим обязательным сборам, превышающих четверть балансовой стоимости активов; — у участника нет судимости за экономические преступления, незаконное участие в предпринимательской деятельности, а также за преступления, связанные с коррупцией; — участник в течение двух лет до участия в закупке не привлекался к ответственности за незаконное вознаграждение должностного лица; — у участника есть исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности; — между участником закупки и заказчиком нет конфликта интересов; — отсутствие ограничений для участия в закупках.

Обратите внимание, что соответствие требованию из п. 11 (отсутствие ограничений для участия в торгах) подтверждается в общей декларации, требовать отдельную заказчик не вправе. В списке единых требований есть еще п. 10 ч. 1 ст. 31 44-ФЗ. Кроме того, заказчик может установить в качестве требования отсутствие в реестре недобросовестных поставщиков. Однако для подтверждения соответствия этим трем требованиям декларация не предусмотрена. А значит, требовать ее заказчик не может. В нашем случае он нарушил ч. 6 ст. 66 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ, за что и получил предписание.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Ярославской области от 12.08.2019 по делу № 076/06/64-375/2019.

21 октября

Когда заказчик не может требовать подтверждение квалификации специалистов



Участник не подтвердил документально, что у него в штате есть квалифицированные специалисты. Заказчик отклонил заявку. Но ФАС признала это нарушением. Почему, смотрите далее.

Почему заявку участника отклонили

Прокуратура Хабаровского края проводила открытый конкурс в электронной форме на разработку проектно-сметной документации для перепланировки и капитального ремонта помещений. Согласно требованиям, участник закупки должен быть членом саморегулируемой организации в области архитектурно-строительного проектирования и предоставить во второй части заявки выписку из реестра СРО. Помимо этого заказчик установил требования к квалификации работников. Участник должен был подтвердить, что имеет в штате не менее двух специалистов по организации архитектурно-строительного проектирования, сведения о которых включены в реестр специалистов НОПРИЗ.

В заявке ООО «Атика» информации о наличии таких специалистов не было. Комиссия ее отклонила. Участник пожаловался в ФАС.

Аргумент заказчика: квалифицированные специалисты — требование ГрК РФ

Заказчик сослался на Градостроительный кодекс. Одним из обязательных требований к индивидуальному предпринимателю или юридическому лицу, оказывающему услуги по проведению проектных работ, является наличие не менее двух специалистов по организации архитектурно-строительного проектирования. Однако ФАС такой довод не убедил.

Почему требование о квалифицированных специалистах — избыточное

Членство в СРО само по себе обязывает компанию или ИП иметь не менее чем двух специалистов, включенных в национальные реестры. Участник, не соответствующий этим требованиям, не может входить в СРО. Как отметили в ФАС, проверять наличие таких специалистов в штате ИП или юридического лица должна сама СРО, а не заказчик.

Довод заказчика о том, что отсутствие информации о наличии специалистов в заявке не позволяет убедиться о соответствии участника требованиям ФАС отклонила. Участники не должны предоставлять документы и сведения, не предусмотренные законом. В итоге заявку ООО «Атика» признали соответствующей требованиям. А заказчику выдали предписание.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Хабаровскому краю от 21.03.2019 по делу №7-1/68.

21 октября

Заказчик не обязан проверять участников закупки на долги по налогам



У участника закупок не должно быть крупных долгов по налогам. Соответствие этому требованию нужно задекларировать. Но должен ли заказчик проверять, достоверную информацию участник написал об отсутствии задолженности или нет?

Заказчик отказался от контракта с участником, чью заявку признали отвечающей требованиям

Мэрия города Магадана проводила электронный аукцион на производство и размещение в радиоэфире информационных материалов. На процедуру подали две заявки, но в аукционе приняла участие только одна компания — ОАО «МТК-Видео». Вторую часть ее заявки признали соответствующей требованиям, что не понравилось второму участнику — ООО «Семь кругов». Компания обратилась в ФАС с жалобой.

В своей заявке ОАО «МТК-Видео» задекларировало отсутствие задолженности по налогам и сборам. У комиссии не было оснований отклонять вторую часть заявки. Однако по итогу контракт с ОАО «МТК-Видео» так и не заключили. Заказчик отказался от подписания. Напомним, отказ возможен, если комиссии стало известно о несоответствии участника требованиям или предоставлении ложной информации.

Заказчик сделал запрос в Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы. В ответ ему прислали документ, согласно которому задолженность ОАО «МТК-Видео» по налогам превышает 25 процентов балансовой стоимости активов. Кроме того, в отношении компании введена процедура наблюдения на основании Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

То есть заказчику стало известно о нарушении уже после признания второй части заявки соответствующей требованиям, из-за чего он и отказался от заключения контракта.

Почему заказчик был прав, признав вторую часть заявки соответствующей требованиям

По закону, комиссия по закупкам не может требовать от участников подтверждать соответствие требованиям дополнительно. У заказчика есть только право, а не обязанность проверять достоверность полученных сведений. А значит, в нашем случае заказчика нельзя винить в том, что он на стадии рассмотрения вторых частей не перепроверил информацию из декларации ОАО «МТК-Видео».

ФАС признала, что вторую часть заявки компании правомерно признали соответствующей требованиям на основе полученной декларации. А жалобу второго участника отклонили.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Магаданской области от 29.04.2019 по делу №04-30/45-2019.

21 октября

Когда заказчик может требовать стаж работы специалистов



Заказчик потребовал от участников подтвердить пятилетний стаж работы специалистов. Один из участников посчитал это нарушением конкуренции. Смотрите, что сказала ФАС.

Из-за чего возник спор

Администрация города Сочи проводила открытый конкурс на регулярные перевозки на муниципальных маршрутах. Одним из показателей нестоимостного критерия оценки «квалификация участников закупки» было наличие в штате специалистов, осуществляющих предрейсовый и послерейсовый контроль технического состояния транспортных средств, со стажем работы пять и более лет. Один из участников пожаловался в ФАС. По его мнению, такой критерий противоречит законодательству, влечет ограничение количества участников закупки и создает для некоторых преимущественные условия.

Почему заказчик потребовал определенный стаж специалистов

Заказчик пояснил, что квалификационные требования к работникам установил в соответствии с приказом Минтранса России № 287 (речь идет о профобразовании). Требование к стажу было добавлено, поскольку квалифицированные работники участника закупки со значительным стажем работы непосредственно влияют как на качество оказываемых организацией услуг, так и на их безопасность. Если бы условия о стаже не было, участнику ничего не мешало бы за несколько дней до подачи заявки заключить трудовые договоры по совместительству с работниками и представить такие документы в составе заявки. А это, по словам заказчика, формально уравняет их с более квалифицированными участниками и не позволит выявить лучшее предложение по данному критерию.

Из этого пояснения ФАС сделала вывод, что конкурсная документация содержит необходимый предмет оценки, позволяющий определить исчерпывающий перечень сведений, которые должна оценить конкурсная комиссия. Нарушений в действиях заказчика не обнаружили.

Заказчик потребовал «новую лицензию»

Еще одна претензия участника касалась того, что заказчик установил обязательное требование о предоставлении в составе заявки действующей лицензии на осуществление деятельности по перевозкам.

По правилам 2019 года, юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, которые намерены приступить в течение 120 (то есть до 1 июля 2019) со дня вступления в силу поправок в Федеральный закон от 04.05.2011 № 99-ФЗ к осуществлению деятельности по перевозкам пассажиров автобусами, обязаны получить новую лицензию. «Старые» лицензии с 1 марта 2019 прекратили свое действие. При этом начало выполнения работ в соответствии с контрактом было назначено на 2 июля 2019 года. На этот момент участник закупки уже должен иметь лицензию нового образца. Поэтому требование заказчика закону не противоречит.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Краснодарскому краю от 07.06.2019 по делу № 821/2019-КС.

21 октября

Когда требование исключительных прав не ограничивает конкуренцию



Одно из обязательных требований к участникам закупок — наличие исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности. ФАС разъяснила, должны ли быть такие права уже на момент участия в процедуре или достаточно обладать ими при передаче прав заказчику.

Участник попытался оспорить единые требования

Медицинский информационно-аналитический центр закупал услуги по обеспечению безопасности информации, обрабатываемой в информационных системах. К участникам аукциона предъявляли единые и дополнительные требования. Одно из них — исключительные права на программные комплексы, указанные в техническом задании. Участник аукциона, «Ростелеком», посчитал это требование избыточным. По его мнению, участник закупки должен обладать такими правами в момент их передачи заказчику, а не на момент подачи заявки.

Также участник заявил, что декларация о наличии таких прав не доказывает, что они есть. По мнению автора жалобы, подтверждением соответствия этому требованию может служить предоставление соответствующих документов (например, свидетельств о регистрации объекта интеллектуальной собственности).

Довод заказчика

Заказчик напомнил, что в результате исполнения контракта приобретает права на результаты интеллектуальной деятельности. Поэтому требование о наличии таких прав у участников правомерно. При этом к закупке допускаются и те, кто заключил с правообладателями договоры на право распространения на территорий РФ указанных в документации программных продуктов.

Что касается претензий участника к декларации, заказчик напомнил, что по закону не может требовать документы сверх нормы. 44-ФЗ предусматривает только декларирование.

ФАС объяснила, почему требования обоснованы

В соответствии с реестром ПО правообладателями перечисленного в техзадании программного обеспечения являются ООО «Код Безопасности» и ООО «Информационные технологии и коммуникационные системы». То есть исключительные права на ПО есть только у этих двух компаний. При этом в документации заказчик предусмотрел ситуацию, когда участник закупки заключает с правообладателем лицензионный договор, и может участвовать в закупке наравне с остальными. А значит, об ограничении конкуренции речи не идет.

Документы, подтверждающие соответствие этому требованию (лицензионный договор), победитель должен предоставить не в составе заявки, а перед заключением контракта. Следовательно, претензии автора жалобы не обоснованы.

В разных частях документации были указаны разные лицензии

ФАС провела проверку и нашла другое нарушение: заказчик в разных частях документации указал разные лицензии и допуски. Так, в пункте 9.3.1 документации сказано, что участнику требуются лицензии: — ФСТЭК России на деятельность по технической защите конфиденциальной информации; — ФСБ России на осуществление разработки, производства, распространения шифровальных (криптографических) средств и т.д.

При этом в техническом задании указано, что исполнитель должен обладать только лицензией ФСТЭК России на деятельность по технической защите конфиденциальной информации. О лицензии ФСБ не упомянуто. Налицо противоречия, которые могли бы ввести в заблуждение участников закупки.

На деле же этого не произошло. Каких-либо запросов о разъяснении положений документации не поступало. А в заявке единственного участника закупки есть как копия лицензии ФСТЭК России, так и копия лицензии ФСБ России. То есть на результаты определения исполнителя нарушение не повлияло. В итоге ФАС не стала выдавать предписание о внесении правок в документацию, но потребовало внести изменения в проект контракта.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Новгородской области от 18.06.2019 по делу № 053/06/31-225/2019.

21 октября

Почему участника, не соответствующего единым требованиям, нельзя внести в РНП



Поставщик имел задолженность по налогам. Заказчик об этом знал, но все равно согласился на заключение контракта. А когда победитель уклонился от подписания, заказчик попытался внести его в РНП. Почему ведомство отказало, смотрите далее.

Участник снизил начальную цену в 170 раз и отказался подписывать контракт

Управление Роспотребнадзора по Республике Татарстан закупало услуги по заправке картриджей. Начальная цена контракта составила 90 000 руб. Участники аукциона подали 6 предложений. Наибольшее составило 25,5 тыс. руб., наименьшее — 526,75 руб. Победителем признали ООО «Офис-Сервис».

Но когда настало время подписывать контракт, компания составила протокол разногласий. В документе говорилось, что стоимость договора экономически не обоснована, а услуги не могут быть оказаны не при каких обстоятельствах. Заключение договора, по словам участника, имеет признаки кабальности и приведет к финансовому краху предпринимателя. В установленный срок победитель не перечислил обеспечение и не подписал контракт, чем вынудил заказчика признать его уклонистом. Управление Роспотребнадзора обратилось в ФАС с требованием внести участника в РНП.

У участника была задолженность по налогам

На заседании комиссии УФАС участник рассказал, что на момент проведения аукциона имел задолженность по налогам в размере 5848,52 руб., о чем предупредил заказчика. Однако последний не принял меры и, несмотря на несоответствие победителя единым требованиям, согласился заключить с ним контракт. Задолженность подтверждена справкой состоянии расчетов по налогам и сборам.

Почему ФАС не включила участника в РНП

Комиссия Татарстанского УФАС решила, что вносить сведения об участнике в РНП не нужно. Ведомство руководствовалось тем, что победитель не соответствует единым требованиям, следовательно контракт с ним заключен быть не может, а значит компанию нельзя назвать уклонившейся от его подписания.

Заказчику выдали предписание с требованием отменить результаты закупки и пересмотреть вторые части заявок повторно.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан от 28.06.2019 по делу №16-118/2019.

23 сентября

Включите в документацию условие об освобождении СМП от обеспечения контракта



С 2019 года заказчик не может требовать обеспечение контракта у СМП, которые от него освобождены. Но как быть с антидемпинговыми мерами? Смотрите, как ФАС разъяснила, какие формулировки допустимы в документации, а какие — нет.

Участник пожаловался в ФАС на формулировку в документации

Заказчик, Казанский государственный аграрный университет, закупал работы по ремонту аудиторий и помещений учебных зданий. Аукцион проводился только среди СМП. Один из участников посчитал, что условия о предоставлении обеспечения не соответствуют закону, и пожаловался в ФАС.

Напомним, с 2019 года обеспечение контракта не должны предоставлять субъекты малого предпринимательства, которые готовы подтвердить свою добросовестность. В документацию к аукциону заказчик включил такую формулировку:

«В случае, если предложенная в заявке участника закупки цена снижена на двадцать пять и более процентов по отношению к начальной (максимальной) цене контракта, контракт заключается только после предоставления участником обеспечения исполнения контракта в размере, превышающем в полтора раза размер обеспечения исполнения контракта, указанный в документации о проведении аукциона, или информации, подтверждающей добросовестность участника на дату подачи заявки».

Участник посчитал ее противоречащей новым требованиям 44-ФЗ, касающимся обеспечения.

ФАС посчитала формулировку заказчика правильной

ФАС указала на то, что вместо обеспечения участники, которые от него освобождены, предоставляют информацию о добросовестности. Заказчики же имеют право включать в документацию подобную формулировку, она не нарушает требования закона и права СМП.

Заказчик предложил несколько вариантов предоставления обеспечения

В проекте контракта заказчик привел 4 варианта формулировки условия о предоставлении обеспечения контракта. Первый выглядел так:

«В целях обеспечения исполнения настоящего контракта Исполнитель вносит обеспечение исполнения контракта, которое устанавливается в размере __ % начальной (максимальной) цены контракта, что составляет ____________________ руб.»

Второй и третий были внесены в проект контракта на случай, если понадобятся антидемпинговые меры:

«В целях обеспечения исполнения настоящего Контракта, в связи с тем, что предложенная в заявке участника закупки цена снижена на двадцать пять и более процентов по отношению к начальной (максимальной) цене контракта, Исполнитель вносит обеспечение исполнения Контракта, которое устанавливается в размере __ % начальной (максимальной) цены Контракта, что составляет __________ руб.)».

«В целях обеспечения исполнения настоящего Контракта, в связи с тем, что предложенная в заявке участника закупки цена снижена на двадцать пять и более процентов по отношению к начальной (максимальной) цене контракта, Исполнитель вносит обеспечение исполнения Контракта, которое устанавливается в размере __ % начальной (максимальной) цены Контракта, что составляет __________ руб., а также предоставляет информацию, подтверждающую добросовестность участника на дату подачи заявки в соответствии с требованиями ст. 37 Закона о контрактной системе».

Четвертый вариант был указан на случай, если СМП сможет подтвердить свою добросовестность и будет освобожден от обеспечения:

«Участник закупки, с которым заключается контракт по результатам определения поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 30 Федерального закона, освобождается от предоставления обеспечения исполнения контракта, в том числе с учетом положений статьи 37 Федерального закона, в случае предоставления таким участником закупки информации, содержащейся в реестре контрактов, заключенных заказчиками, и подтверждающей исполнение таким участником (без учета правопреемства) в течение трех лет до даты подачи заявки на участие в закупке трех контрактов, исполненных без применения к такому участнику неустоек (штрафов, пеней). Такая информация предоставляется участником закупки до заключения контракта в случаях, установленных Федеральным законом для предоставления обеспечения исполнения контракта. При этом сумма цен таких контрактов должна составлять не менее начальной (максимальной) цены контракта, указанной в извещении об осуществлении закупки и документации о закупке)».

По мнению автора жалобы, предложенные варианты противоречат новым требованиям 44-ФЗ. Однако ФАС посчитала по-другому. Ведомство отметило, что заказчик установил вариативность при предоставлении обеспечения исполнения контракта и не указал конкретные размеры обеспечения. Если выигравший аукцион участник будет освобожден от обеспечения, в окончательную версию контракта войдет четвертый вариант формулировки.

По этим доводам жалобу признали необоснованной.

Заказчик неверно указал размеры штрафов в проекте контракта

НМЦК по этой закупке составляла 9 570 065,80 руб. Однако заказчик почему-то не стал включать в раздел об ответственности сторон в проекте контракта суммы штрафов при цене контракта превышающей 3 млн руб. Были указаны лишь суммы штрафов на случай, если цена контракта не превышает 3 млн. руб. Комиссия УФАС посчитала это нарушением и выдала заказчику предписание.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан от 09.09.2019 по делу №016/06/34-1420/2019.

23 сентября

Когда в документацию можно включать расчет от НМЦК, а не от цены победителя



С 2019 года в закупках с преимуществами для СМП и СОНКО размер обеспечения считают от цены госконтракта, а не начальной цены. ФАС разъяснила, когда в документации допустим расчет от НМЦК.

Заказчик рассчитал размер обеспечения от начальной цены контракта

Заказчик, Централизованная библиотечная система Выгоничского района, закупал работы по ремонту здания одной из библиотек. НМЦК составила 13 446 460 руб. К участию в аукционе допускались только СМП и СОНКО. В документации заказчик рассчитал размер обеспечения контракта в процентах от начальной максимальной цены. Формулировка была такой:

«Размер обеспечения исполнения контракта — 5 % — 672323,00 руб. (Шестьсот семьдесят две тысячи триста двадцать три рубля) 00 копеек».

Один из участников пожаловался в ФАС. По его мнению, такой расчет в документации противоречит новым требованиям 44-ФЗ. Согласно изменениям, внесенным в 2019 году, размер обеспечения нужно считать от цены, предложенной победителем.

К слову, на аукцион не подали ни одной заявки. Процедуру признали несостоявшейся.

ФАС объяснила, когда расчет от НМЦК допустим

После расчета обеспечения в документации заказчик указал, что это условие не применяется, если победитель подтвердит добросовестность. Также он включил в документацию пункт о том, что при заключении контракта по п. 1 ч. 1 ст. 30 44-ФЗ (то есть контракта с СМП) обеспечение рассчитывается от цены, предложенной победителем. ФАС сделала вывод, что установленный порядок внесения обеспечения и его размер не противоречит закону.

Исходя из логики ведомства, заказчики могут включать в документацию расчет обеспечения от НМЦК, однако отдельно должны указать, что победитель-СМП предоставляет обеспечение в расчете от своей цены.

Заказчик привел в проекте контракты старые суммы штрафов

Участник, подавший жалобу, нашел в документации еще одно нарушение. В разделе проекта контракта, посвященном ответственности сторон, заказчик указал штрафы для всех участников закупок, тогда как должен был прописать санкции только для СМП. В постановлении Правительства Российской Федерации от 30.08.2017 № 1042 для субъектов малого предпринимательства установлены другие штрафы, нежели для остальных.

Больше того: указанные в проекте контракта штрафы заказчик взял из прежней редакции ПП РФ № 1042, проигнорировав изменения, вступившие в силу 14.08.2019. При этом извещение было размещено в ЕИС позже этой даты, а именно 23.08.2019.

Поскольку аукцион был признан несостоявшимся, предписание заказчику решили не выдавать. Но материалы проверки направили вышестоящей инстанции, чтобы решить вопрос о возбуждении дела по ч. 4.2 ст. 7.30 КоАП РФ.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Брянской области от 09.09.2019 по делу № 032/06/64-1166/2019.

23 сентября

При закупке у СМП включите в извещение расчет обеспечения от цены победителя



В следующем примере заказчик проводил закупку среди СМП и рассчитал обеспечение от НМЦК. ФАС признала это нарушением. Все дело в формулировке, которую заказчик забыл внести в документацию.

Что нарушил заказчик

Заказчик проводил аукцион на ремонт покрытия нескольких городских улиц. Закупка проводилась только среди СМП и СОНКО. Начальная цена контракта составила 15 473 491 руб.

Одна из участвующих в закупке компаний нашла целый букет нарушений. В частности, заказчик якобы незаконно потребовал от участников исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, а также неверно рассчитал обеспечение контракта.

Продублировав в документации единые требования, заказчик не нарушил закон

В требовании о наличии у участника права на результаты интеллектуальной деятельности ФАС не нашла ничего предосудительного. Это одно из единых требований по 44-ФЗ. В документации заказчик просто взял формулировку из закона. Комиссии ФАС он пояснил, что требование применяется в случае, если при исполнении контракта заказчик приобретает права на такие результаты. А поскольку в этой закупке приобретение прав не предусмотрено, то и требование об их наличии не актуально.

Почему расчет обеспечения признали неверным

А вот довод жалобы о неверном требовании обеспечения ФАС признала обоснованным. В аукционной документации заказчик написал, что размер обеспечения составляет 5% от НМЦК или 773 674, 55 руб. Рядом с расчетом была указана такая формулировка:

«В связи с осуществлением закупки среди субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций обеспечение исполнения контракта устанавливается в размере 5% от цены контракта, размер обеспечения исполнения контракта указанный далее в извещении не применяется».

Однако в извещении не было условия о том, что победитель из числа СМП предоставляет обеспечение, рассчитанное от предложенной им цены. ФАС сочла это нарушением. Правда, закупку признали несостоявшейся, а в следующем аукционе заказчик пообещал учесть все замечания, поэтому предписание решили не выдавать.

Решение Оренбургского УФАС России от 29.07.2019 по делу № 056-06/31-752/2019.

23 сентября

Может ли ФАС отменить закупку из-за неверного расчета обеспечения



Заказчик забыл о новых требованиях к обеспечению при закупках у СМП и оставил в документации все по-старому. Смотрите, стала ли ФАС требовать отмены процедуры.

Какие нарушения нашел участник

Центр развития культуры проводил аукцион среди СМП на поставку, установку и ввод в эксплуатацию оборудования сцены. Согласно документации, победитель должен был внести обеспечение в размере 5% от НМЦК — 161 493, 55 руб. Но заказчик совсем забыл о нововведениях. С 2019 года размер обеспечения при закупках у СМП считается от цены победителя, а если победитель подтвердит добросовестность, то и вовсе может быть освобожден от обеспечения. Такие условия в документацию заказчик не внес, тем самым нарушил закон. Извещение было размещено 04.07.2019, а поправки в 44-ФЗ вступили в силу еще в мае, поэтому заказчик должен был учитывать новые требования.

В документации нельзя использовать термин «банковский день»

В документации заказчик допустил еще одно любопытное нарушение. В пункте проекта контракта о возврате средств, внесенных в качестве обеспечения исполнения контракта, он написал: «Денежные средства возвращаются лицу, с которым заключается контракт, при условии надлежащего исполнения им всех своих обязательств по контракту в течение 10 банковских дней со дня получения заказчиком соответствующего письменного требования поставщика». ФАС указала на то, что понятия «банковского дня» в законодательстве РФ не существует. По 44-ФЗ сроки считаются в рабочих и календарных днях, а нормативные акты, регулирующие деятельность кредитных организаций, считают их в «операционных днях». Таким образом, заказчик формально нарушил требование ч. 27 ст. 34 44-ФЗ.

Аргумент заказчика: нарушения не влияют на участие в аукционе

В письменных пояснениях заказчик сообщил, что нарушения, перечисленные в жалобе участника, никак не влияют на участие в аукционе, на подачу и допуск заявок, не ограничивают число участников. Кроме того, их довольно просто устранить на стадии заключения контракта.

Но антимонопольная служба этот довод не приняла. Все пункты жалобы участника ФАС признала обоснованными. Заказчику выдали предписание.

Решение Оренбургского УФАС России от 25.07.2019 по делу № 056/06/96-729/2019.

23 сентября

ФАС аннулировала закупку с неправильными требованиями к обеспечению



Если из-за одного нарушения требований к обеспечению исполнения контракта закупку аннулировать не могут, то несколько нарушений могут привести к таким последствиям. Смотрите, из-за чего ФАС отменила процедуру.

На что пожаловался участник

Две школы-интерната совместно закупали оборудование для обучения трудовым процессам путем электронного аукциона среди СМП. НМЦК составила 9 247 312 руб.

В ФАС пришла жалоба от одного из участников, который нашел в документации несколько нарушений. Во-первых, в рамках одного лота объединены технологически и функционально не связанные товары — учебно-лабораторное оборудование, компьютерное оборудование и программное обеспечение. Во-вторых, заказчики не применили ограничения в рамках нацрежима. В-третьих, в извещении был неверно определен код товара по ОКПД2. Кроме того, заказчик забыл указать условие об освобождении СМП от обеспечения.

Заказчики не могут закупать разные товары в совместной закупке

Хоть два заказчика и проводили общую процедуру, но потребности у них, как оказалось были разные. Так, Новозыбковская школа-интернат приобретала комплект оборудования для занятий физической культурой, тогда как у Мглинской специальной школы-интерната такой потребности не было. Обе школы закупали оборудование для сенсорной комнаты, но комплектации были разные.

ФАС напомнила, что проведение совместной закупки допустимо в случае, если у заказчиков возникла потребность в закупках одних и тех же товаров, работ или услуг. При этом цель оборудовать учебные классы сама по себе не может быть основанием для совместной закупки, если заказчикам необходимо разное оборудование.

Кроме того, в один лот были включены товары радиоэлектроники и программное обеспечение (ноутбуки, ПО и т.д.) и учебно-лабораторное оборудование (комплект оборудования для занятий физической культурой, для швейной мастерской, комплект для мастерской повара). Они неоднородны, а значит не могут входить в один лот.

ФАС сочла нарушением фиксированный размер штрафа в проекте контракта

Еще одним нарушением ФАС посчитала то, что в документации заказчики указали фиксированный размер штрафа. Напомним, что с мая 2019 года размер штрафа устанавливается в процентах в соответствии с ПП РФ от 30.08.2017 № 1042 без указания фиксированной суммы. Несмотря на то, что в НПА прямо не указано, что заказчикам запрещено писать фиксированную сумму штрафа, как видно из административной практики, ФАС считает это нарушением.

Как заказчик нарушил требования к обеспечению

Нарушения касались и требований к обеспечению. В документации не предусмотрено условие о том, что победитель электронного аукциона может не предоставлять обеспечение исполнения контракта, если подготовит информацию из реестра контрактов, подтверждающую, что в течение трех лет до подачи заявки он исполнил три контракта без штрафов и пеней.

Кроме того, в документации не было требований о предоставлении новой банковской гарантии при отзыве лицензии у банка-гаранта, а этого требует закон.

Помимо указанных ФАС нашла в документации еще несколько нарушений. В итоге закупку потребовали аннулировать.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Брянской области от 26.07.2019 по делу № 032/06/64-993/2019.

23 сентября

ФАС обязала заказчика повторно направить проект контракта на подпись уклонисту



Победитель, не выполнивший обязательные действия перед заключением контракта, считается уклонистом. Смотрите, как в следующем примере ФАС не только не стала включать его в РНП, но и обязала заказчика повторно направить победителю проект государственного контракта.

Почему участника признали уклонистом

ООО «Наш чистый город» участвовало в электронном аукционе среди СМП на оказание услуг по поддержанию теплового режима в помещении. Его заявка стала единственной. Комиссия признала ее соответствующей требованиям.

26.07.2019 заказчик разместил в ЕИС проект контракта без своей подписи. По закону, участнику было дано 3 дня на то, чтобы подписать документ. Поскольку часть срока пришлась на выходные, подписать контракт нужно было до 31.07.2019. Эту обязанность победитель выполнил. Однако по новым требованиям он должен был в тот же срок либо предоставить обеспечение, указанное в документации, либо подтвердить добросовестность — предоставить сведения о трех исполненных без замечаний контрактах в течение трех лет до даты подачи заявки. Это требование выполнено не было. Вместо информации о трех контрактах участник предоставил данные только о двух. Обеспечение в установленный срок он также не перевел.

07.08.2019 заказчик разместил протокол отказа от подписания контракта с победителем аукциона. После этого он подал документы в ФАС, чтобы компанию внесли в реестр недобросовестных поставщиков.

Заказчика обязали заключить сделку с победителем

На заседании комиссии УФАС представитель победителя объяснил случившееся технической ошибкой и подтвердил намерение исполнить контракт, а заказчик согласился на подписание контракта с этим участником. По мнению ФАС, факт того, что победитель умышленно уклонился от заключения сделки, не доказан, поэтому вносить его в РНП не за что.

Поскольку обе стороны были готовы к подписанию контракта, ведомство выдало заказчику и оператору ЭТП предписание с требованием повторно направить проект государственного контракта участнику электронного аукциона.

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Архангельской области от 16.08.2019 по делу №029/06/104-379/2019.

16 августа

При расчете НМЦК на квартиры используйте данные из ЕГРН



Заказчик закупал квартиры, соответственно, при расчете НМЦК должен был использовать данные из ЕГРН. Но вышло так, что итоговая начальная цена получилась больше этих значений. Орган финконтроля выдал предписание, а заказчик попытался обжаловать его в суде.

Заказчика поймали на неэффективном использовании средств

Управление имущественных отношений Администрации Усть-Абаканского района попало в поле зрения местного Минфина. Орган финконтроля провел проверку и выяснил, что заказчик неэффективно использует бюджетные средства, направленные на предоставление жилых помещений детям-сиротам. В 2016-2017 годах он закупил квартиры по стоимости, превышающей на 13-30% среднюю цену, указанную в ЕГРН. Сумма нарушения составила 3 172 600 руб.

Однако заказчик с обвинениями не согласился и обжаловал представление органа финконтроля в суде.

Заказчик закупал дорогие квартиры у одного и того же продавца

Всего за 2016-2017 годы заказчик приобрел 47 жилых помещений на общую сумму 48 985 600 руб. Несколько квартир были дороже на 13-30%, чем аналогичные помещения по сведениям из ЕГРН. В 2016 году заказчик переплатил таким образом 515 300 руб., а в 2017 году — 2 657 300 руб.

В частности, в 2016 году у одного и того же поставщика были закуплены квартиры, цены которых превышали в 1,2-1,7 раз стоимость аналогичных помещений в этом же доме и за этот же период. В итоге заказчику указали на недостаточный анализ рынка недвижимости. Выяснилось, что сведения из ЕГРН при расчете начальной цены он не использовал.

Орган финконтроля не изучил рынок

Суд согласился с позицией Минфина в том, что заказчик при расчете цены должен был собрать и изучить информацию о ценах на жилые помещения на основании данных из разных источников, в том числе с использованием информации из ЕГРН. Однако это требование — полноценный анализ рынка — распространяется не только на заказчика, но и на уполномоченные органы контроля для выводов о необоснованности цены контракта. Проще говоря, по мнению суда, орган финконтроля просмотрел лишь данные из ЕГРН, а другие доступные источники не изучил, а значит, не может обвинять заказчика в неэффективном использовании бюджетных средств.

В итоге представление Минфина признали недействительным. Но повторять ошибку заказчика из этого примера не стоит. Если бы орган финконтроля сам не допустил нарушение, к заказчику применили бы санкции.

Решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 09.07.2019 по делу № А74-2307/2019.

16 августа

Заказчик доказал участнику, что верно рассчитал НМЦК на перевозки



Участник пожаловался в ФАС на то, что заказчик якобы неверно рассчитал НМЦК на закупку автобусов. По мнению автора жалобы, не была учтена стоимость приобретения и установки в ТС оборудования. Смотрите, удалось ли ему доказать, что расчет был неправильным.

Участник посчитал, что заказчик занизил начальную цену

Заказчик проводил аукцион на услуги по регулярным перевозкам по муниципальному маршруту автобусами. Один из участников обратился в иском, в котором пожаловался на заниженную начальную цену контракта.

Напомним, стоимость услуг по перевозкам рассчитывается по нескольким параметрам, в том числе на основании цены на автобусы, зарплаты водителей и кондукторов, необходимого количества ТС и т.д. По его мнению автора иска, заказчик занизил стоимость сразу по нескольким показателям. Это среднерыночная стоимость транспортного средства, количество ТС, стоимость приобретения и установки в ТС оборудования для организации безналичной оплаты проезда, расходы на оплату труда водителей, кондукторов, расходы на износ и ремонт, расходы на техническое обслуживание и ремонт ТС, расходы на топливо для ТС и т.д.

В частности, при расчете стоимости услуг по перевозкам была якобы использована заниженная среднерыночная стоимость автобусов — 6 598 000 руб., тогда как, по данным участника, самая низкая стоимость автобуса большого класса составляет 7 622 000 руб.

Как заказчик рассчитывал цену

Заказчик рассчитывал цену по методу, предусмотренному в приказе Минтранса России от 08.12.2017 № 513. В НПА дана конкретная формула. Там же говорится о том, как нужно определять среднерыночную цену автобусов. Она определяется как среднеарифметическое значение цен, указанных в полученных по запросу заказчика ответах поставщиков транспортных средств. Опрос необходимо продолжать до получения 3-4 ответов, в которых указаны цены транспортных средств, отличающиеся друг от друга в пределах 10%. Заказчик сделал все по регламенту и использовал коммерческие предложения трех поставщиков. В итоге получилась цена в 6 598 000 руб.

Поставщику не понравилось количество единиц товара при расчете НМЦК

В формуле, по которой рассчитывается стоимость перевозок, используется такой показатель, как число автобусов на маршруте. Заказчик взял для расчета 3 единицы. Одному из участников это не понравилось. Но и здесь заказчик убедил суд в своей правоте. Он заявил, что маршрут, для которого закупаются перевозки, — новый. Поэтому объективная потребность транспортных средств на маршруте — не более 3, что предусмотрено в проекте контракта.

Суд объяснил, почему разошлись расчеты участника и заказчика

В суде участник предоставил свой расчет НМЦК. Однако принимать его во внимание суд не стал. По его мнению, расхождения в расчетах объясняются тем, что вычисления производили на разные отчетные даты. Из-за этого стороны используют разные индексы потребительских цен, расходы на оплату труда водителей и кондукторов, расходы на износ и ремонт, расходы на техническое обслуживание и ремонт ТС, расходы на топливо для ТС, расходы на смазочные и прочие материалы, расходы на износ и ремонт шин.

В итоге суд пришел к выводу, что достаточных доказательств существенного занижения цены участник не предоставил. А отдельные показатели, с которыми он не согласен и считает их заниженными, сами по себе не опровергают то, что заказчик соблюдал регламент при расчете НМЦК. В иске отказали.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.08.2019 по делу № А50-40787/2018.

16 августа

При выборе источников информации о цене используйте несколько критериев



В документации заказчики прописывают критерии соответствия объекта закупки. Как правило, их несколько. Смотрите, как заказчик погорел на том, что в документацию внес множество критериев соответствия жилья, а при поиске источников информации о ценах использовал только два.

Как заказчик рассчитывал начальную цену

ОПФР по Красноярскому краю закупало нежилые помещения. Для расчета начальной цены выбрали метод анализа рынка. Заказчик собрал информацию о ценах на недвижимость с нескольких сайтов. При расчете НМЦК была использована стоимость помещений пяти разных продавцов.

При поиске источников информации заказчик использовал такие критерии, как расположение объекта недвижимости (помещения должны находиться в Железнодорожном районе города), а также назначение. Другие характеристики помещений использованы не были. Это заказчик объяснил тем, что на момент поиска информации в нужном районе не были выставлены на продажу объекты недвижимости требуемой площади. Пришлось брать в расчет цены на помещения разной площади (от 43,4 до 400 кв.м.).

Что не понравилось контрольному органу

По закону при расчете НМЦК нужно учитывать характеристики объекта закупки. Заказчик же при выборе источников информации использовал только 2 критерия, при этом в техзадании указал гораздо больше. Это не понравилось специалистам Федерального казначейства. Вот некоторые характеристики помещений, которые были приведены в документации: — место расположения — г. Красноярск, Железнодорожный район; — назначение — нежилое здание / помещение; — год ввода в эксплуатацию — не ранее 2008 года; — площадь помещения — не менее 948,6 кв.м; — материал наружных стен — каркасно-панельное; — материал перекрытий — железобетонные; — фундамент — железобетонный ленточный; — высота потолков не менее 2,8 м; — внутренняя отделка — стены — окрашены, обои под покраску; — пешеходная и транспортная доступность — транспортная доступность, близость автобусных маршрутов (остановок) — до 900 метров; — прилегающая территория — наличие подъездных путей к зданию, наличие парковки и т.д.

А вот объекты недвижимости, цены на которые заказчик взял для расчета НМЦК: — источник № 1 — универсальное помещение в Железнодорожном районе стоимостью 20 000 000,00 руб., площадью 301 кв.м., стоимость 1 кв.м. 66 445,00 руб.; — источник № 2 — универсальное помещение в Железнодорожном районе стоимостью 5 590 000,00 руб., площадью 79 кв.м., стоимость 1 кв.м. 70 759,00 руб.; — источник № 3 — универсальное помещение в Железнодорожном районе стоимостью 2 440 000,00 руб., площадью 43,4 кв.м., стоимость 1 кв.м. 56 221,00 руб.; — источник № 4 — универсальное помещение в Железнодорожном районе стоимостью 9 500 000,00 руб., площадью 120 кв.м., стоимость 1 кв.м. 79 167,00 руб.; — источник № 5 — универсальное помещение в Железнодорожном районе стоимостью 28 000 000,00 руб., площадью 400 кв.м., стоимость 1 кв.м. 70 000,00 руб.

Как видим, они соответствуют только 2 критериям из техзадания — месту расположения и назначению. В частности, ни одно из помещений не отвечает требованию к площади — не менее 948,6 кв.м.

Казначейство выдало предписание, но заказчик не согласился с ним и пошел в суд.

Как пытался оправдаться заказчик

Заказчик заявил, что площадь помещений никак не влияет на стоимость, ведь он брал не общую цену, а цену за 1 кв.м. Однако суд согласился с позицией Казначейства в том, что стоимость кв.м. помещения меньшей площади может значительно отличаться от стоимости кв.м. помещения большой площади.

Кроме того, заказчик сослался на Закон № 44-ФЗ, в котором не сказано, что характеристики товара, указанные в источниках сведений о цене, должны полностью совпадать с требованиям из документации. А отсутствие в источниках описания технических характеристик помещений, по мнению заказчика, не говорит о том, что объекты недвижимости неоднородные. Однако суд напомнил о требованиях статьи 22 Закона № 44-ФЗ. Там сказано, что идентичными признаются товары, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки. Согласно письму Минэкономразвития от 20.02.2017 № Д28и-654 для недвижимости это площадь, удаленность от объектов инфраструктуры, состояние, наличие капитального ремонта и другие показатели.

Суд признал расчет неверным

Суд решил, что НМЦК была рассчитана без учета технических требований к недвижимому имуществу только на основании средней стоимости одного квадратного метра. Расчет признали неверным, а иск заказчика к Федеральному казначейству отклонили.

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 02.07.2019 по делу № А33-8639/2019.

16 августа

Когда вместо нормативного метода заказчик вправе использовать анализ рынка



Вместо использования нормативов заказчик взял для расчета НМЦК коммерческое предложение. В итоге цена оказалась превышена на 32 млн руб. Смотрите, что на это сказали контрольный орган и суд.

Позиция Казначейства: заказчик неэффективно расходовал средства при закупке строительства дороги

Федеральное казенное учреждение закупало работы по строительству дороги в рамках государственной целевой программы. На закупку обратило внимание местное Управление Казначейства. Орган финконтроля провел проверку и выяснил, что стоимость щебеночно-песчаной смеси была рассчитана по коммерческим предложениям, а не по нормативу. В итоге стоимость контракта якобы оказалась превышена на 32 842 345,66 руб.

Сметная документация прошла экспертизу, а значит, сметная стоимость достоверна

Действительно, заказчик использовал для расчета начальной цены метод анализа рынка. Он получил информацию о стоимости материалов от нескольких коммерческих организаций.

По госконтракту подрядчик разработал проектную документацию, которая успешно прошла госэкспертизу. Во время государственной экспертизы специалисты, в том числе, проверили сметную стоимость ремонта и дали положительное заключение. При этом, по закону, наличие положительного заключения о достоверности сметной стоимости подтверждает, что расчеты соответствуют нормативам. А значит, нет необходимости проверять дополнительно единичные расценки на работы и материалы.

Однако Управление Федерального казначейства, не опровергнув выводы государственной строительной экспертизы, решило перепроверить правильность цены контракта. Орган финконтроля привлек специалистов, которым поручил исследовать сметную стоимость. Кстати, тем самым Управление Казначейства превысило полномочия.

Почему заказчик не должен был использовать нормативный метод расчета цены

В сметно-нормативной базе ТЕР Республики Карелия, действующей на момент закупки, отсутствуют «Щебеночно-песчаные смеси». То есть определить их стоимость по нормативу заказчик не мог. На этот случай есть регламент, установленный в Методике определения стоимости строительной продукции на территории РФ (МДС 81-35.2004). Там говорится, что цена материалов может определяться на основании данных, полученных напрямую от поставщиков. В нашем случае заказчик так и сделал. Он рассчитал цену, проанализировав коммерческие предложения и обосновал получившийся показатель.

Суд решил, что Казначейство не доказало, что, используя меньший объем средств, заказчик достиг бы лучшего результата. А представленный альтернативный расчет на основании нормативов мог привести к изменению расчетных показателей и самого проектного решения.

В итоге претензии Казначейства к расчету цены признали недействительными.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2019 по делу №А26-11214/2018.

16 августа

Не направляйте запросы коммерческих предложений непрофильным компаниям



Заказчик направил запросы коммерческих предложений компаниям, которые профессионально не занимались поставками закупаемого оборудования. Это стало одной из причин, по которым контракт признали недействительным.

ФАС потребовала признать договоры недействительными

Управление Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области обратилось в суд с требованием признать недействительными несколько контрактов между бюджетным учреждением здравоохранения и компанией «РРС-Балтика». Нарушений при проведении закупок нашли массу — от дробления с целью заключения контрактов с едпоставщиком до сговоров и служебного подлога.

Договоры между ООО «РРС-Балтика» и МБУЗ «ССМП» были заключены на приобретение отдельных элементов системы связи (репитер, дуплексер, антенны, комплект кабельной сборки, радиостанции, блок питания).

Запросы КП направили компаниям, которые не занимаются поставками оборудования

Процедуру запроса коммерческих предложений МБУЗ выполнило с грубыми нарушениями. Как отметили в ФАС, она была направлена на то, чтобы преимущество оказалось на стороне ООО «РРС-Балтика». Начальник отдела государственных закупок МБУЗ направил запрос коммерческих предложений в адрес четырех компаний, в том числе ООО «РРС-Балтика». Три компании, за исключением названной, не занимаются поставкой оборудования радиосвязи профессионально и не обладают опытом поставок таких товаров.

Любопытно, что запрос КП не содержал сведений об объемах работ и услуг. Отсутствовало описание объектов, где должны выполняться работы, не был указан характер запрашиваемых работ. Кроме того, заказчик установил нереальный срок на подготовку коммерческого предложения — 2 дня. Исполнителю, при всей неопределенности запроса, за это время невозможно подобрать состав сложного оборудования из более 60 наименований разных производителей, согласовать с ними цены, условия и сроки поставки и подготовить предложения.

Необходимой информацией обладали только 2 компании, одна из них — ООО «РРС-Балтика», ранее поставившая оборудование по 23 договорам. При этом директор ООО «РРС-Балтика», по мнению авторов иска, предоставил заведомо завышенные цены на оборудование.

В действиях заказчика и поставщика нашли сговор и служебный подлог

Помимо нарушений при направлении запросов на КП, ФАС нашла и другие. Так, 14.09.2017 заказчик проводил электронный аукцион по закупке 39 комплектов мобильных радиостанций. К слову, начальная максимальная цена контракта была завышена на сумму более 1 200 000 руб. В аукционе приняли участие ООО «Дорадо Консалтинг» и ООО «РРС-Балтика». Причем, на сайте ООО «Дорадо Консалтинг» каталог закупаемого оборудования радиосвязи отсутствует. Сделав 1 ценовое предложение, ООО «Дорадо Консалтинг» от дальнейших торгов отказалось. Позже компания участвовала еще в одном аукционе на закупку радиостанций. И снова, сделав минимальный шаг, участие прекратила. Победителем в обоих случаях стало ООО «РРС-Балтика».

Позже, по данным ФАС, стороны пытались скрыть то, что обязательства по договорам полностью не были выполнены. Для этого были исправлены некоторые документы, а также подписаны бумаги, которые свидетельствуют, что товар якобы были поставлен на склад МБУЗ в один день (за 1 день должно быть смонтировано 66 комплектов оборудования на автомобили и 9 комплектов стационарных радиостанций, что сделать невозможно).

В итоге торги признали недействительными. Конечно, в этом примере помимо несоблюдения порядка сбора коммерческих предложений нашли массу других нарушений. Но это дело может послужить уроком заказчикам: не следует подтасовывать коммерческие предложения и направлять компаниям, которые заведомо не могут дать ответы на вопросы. Кроме того, запросы не должны быть безликими. В обратном случае закупка привлечет внимание ФАС и органов финконтроля.

Решение Арбитражного суда Челябинской области от 14.06.2019 по делу № А76-31528/2018.

16 августа

Как ФАС определила сговор по завышенной цене в коммерческом предложении



Завышенная цена в коммерческом предложении может быть одним из признаков сговора между заказчиком и исполнителем. Смотрите, как ФАС определила нарушение.

С чего начался спор

В Краснодарское УФАС России пожаловались на нарушения при подготовке документации и проведении электронного аукциона на услуги по устройству системы визуальной информации. Ведомство провело проверку и выявило сговор. Одним из критериев, по которому ФАС определила, что есть антиконкурентное соглашение между заказчиком и участником, стала завышенная цена в коммерческом предложении.

На что пожаловались в ФАС

В УФАС поступила информация о подозрительных условиях закупки и действиях участника, которые указывают на сговор. Во-первых, заказчик, ГБУ КК «Дворец спорта «Большой», установил в документации срок исполнения контракта всего в календарных 10 дней. Это объективно невыполнимо, учитывая характер услуг.

Во-вторых, один из участников аукциона, с которым, кстати, позже заключили контракт, оказал услугу еще до выбора победителя процедуры. Победителя определили 17.04.2017, тогда как по состоянию на 28.03.2017 услуга уже была оказана ООО «Стадиотек».

Кроме того, в процессе аукциона ООО «Стадиотек» значительно снизил цену контракта — на 63,95% относительно начальной цены. Все это привело ФАС к выводу о наличии сговора. Победителю это не понравилось и он попытался обжаловать решение через суд.

Аргумент исполнителя: заранее оказанные услуги были благотворительностью

ООО «Стадиотек» объяснил, что часть продукции, которая была объектом закупки, передали ГБУ КК «Дворец спорта «Большой» в качестве благотворительной помощи. Однако суд этот аргумент не принял. Факт благотворительной помощи не смогли подтвердить документально. А заказчик и вовсе заявил, что на момент объявления электронного аукциона услуги, аналогичные закупаемым, не оказывались.

Кстати, впоследствии стороны предоставили суду договор о благотворительном пожертвовании между ООО «Стадиотек» и ГБУ КК «Дворец спорта «Большой», а также акт приема-передачи пожертвованного имущества. Но датированы оба документа были 16.02.2018, тогда как закупка проводилась в 2017-м.

Как ФАС вышла на коммерческое предложение участника

Победитель аукциона, ООО «Стадиотек», был одним из тех, кому заказчик направлял коммерческие предложения. Названная компанией цена услуг была использована при расчете НМЦК — 14 768 436 рублей. Коммерческое предложение заказчик получил 13.03.2017, срок его действия составляет 90 дней. Значит, на момент аукциона цена, указанная компанией, была актуальной.

Однако, участвуя в аукционе, ООО «Стадиотек» почему-то снизил свою же цену больше чем в два раза. Предложенная цена составила 5 380 540,75 рублей. Это на 63,95% ниже НМЦК и на 63,57% ниже цены, которую компания указала в коммерческом предложении.

Снижение цены объяснили сократившейся потребностью

У исполнителя нашлись аргументы и по поводу цены. Такое значительное снижение он объяснил тем, цена была уменьшена пропорционально снизившейся потребности ГБУ КК «Дворец спорта «Большой» в объеме услуг по устройству систем визуальной информации и навигации и количестве товаров, подлежащих поставке в рамках аукциона. Однако по документам никакого снижения потребности не было. Даже если оно было в реальности, о нем не был предупрежден второй участник аукциона — ООО «Агама Стиль». А значит ООО «Стадиотек» было в более выгодном положении.

В результате заказчика и исполнителя признали виновными в антиконкурентном соглашении. Ответственность за это установлена частью 2 статьи 14.32 КоАП РФ. Напомним, что заказчику за это грозит штраф от 20 до 50 тыс. руб. Участников же штрафуют в процентном соотношении от начальной цены контракта — от 0,1 до 0,5% НМЦК. Компании ООО «Стадиотек» назначили штраф в 4 477 836,9 руб.

Решение Арбитражного суда Москвы от 29.07.2019 по делу №А40-108407/19-149-953.

19 июля

Если заказчик сам устранил недостатки, поставщик должен оплатить работы



Заказчик устал предъявлять претензии и сам устранил недостатки, а с поставщика попытался взыскать компенсацию. Какие доводы убедили суд, смотрите далее.

Заказчик нашел нарушения во время приемки

МУП «Уссурийск-Электросеть» и ООО «ТД ЖБИ Алтая» заключили контракт на поставку стоек железобетонных для опор ЛЭП. Всего предполагалось три поставки товара. Компания поставила 270 шт продукции на сумму 2 937 810 руб. 60 коп. Во время приемки заказчик нашел серьезные недостатки. В частности, на некоторых единицах продукции разорваны монтажные петли крепления, сварочные швы выполнены только с одной стороны и т.д. По словам заказчика, все это влияет на прочность и безопасность конструкции.

После приемки первой партии товара МУП «Уссурийск-Электросеть» направил поставщику письмо с просьбой направить представителя для составления акта о недостатках. Однако компания отказалась. Не стала она направлять своего сотрудника и после повторного письма (уже по итогу приемки второй партии). В итоге заказчику ничего не оставалось, как составить односторонние акты о недочетах. Третью партию товара он принял без замечаний.

Недостатки заказчику пришлось устранять самому

Получив весь товар, но так и не добившись действий со стороны поставщика, заказчик своими силами и за свой счет провел работы по усилению сварочных швов на поставленных ж/б опорах — всего пришлось исправлять недостатки на 225 шт из 270. После этого унитарное предприятие потребовало возместить расходы — 242 480 руб. 25 коп. Поставщик не согласился с такой суммой. Заказчик снизил ее, потребовав компенсировать расходы в размере 186 659 руб. 22 коп., а также заплатить 293 781 руб. 06 коп. штрафа за несвоевременную поставку товара. Однако поставщик был непреклонен. Заказчику пришлось идти в суд.

Почему суд не поверил поставщику

На суде поставщик попытался было заявить претензии о том, что товар на самом деле был качественным. Вот только доводы не приняли. Дело в том, что своего представителя на приемку компания так и не направила, хотя получала письма от заказчика. В такой ситуации поставщик не вправе ссылаться на поставку товара надлежащего качества, если у него, конечно, нет заключения экспертного учреждения о соответствии товара.

По этой же причине суд отклонил доводы о том, что вывода заказчика о качестве субъективны, он якобы был обязан провести экспертизу, но не сделал этого. Опять же, поставщика не раз звали на совместный осмотр недостатков товара, но оба раза он не явился.

Доказать, что продукция была качественной, компания не смогла. В итоге ее обязали выплатить расходы заказчика, а также штраф — 10% от цены контракта — не ненадлежащее выполнение обязательств.

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2019 по делу № А51-18681/2018.

19 июля

Суд: в пределах гарантийного срока действует презумпция вины подрядчика



Если в течение гарантийного срока заказчик нашел недостатки, он не обязан доказывать, что в них виноват подрядчик. Действует так называемая презумпция вины. То есть именно подрядчик должен обосновать, почему невиновен. К такому выводу пришел суд.

Заказчик нашел недостатки после оплаты контракта

Управление по обеспечению жизнедеятельности города и ООО «Компания «Потенциал» заключили муниципальный контракт на капремонт дворовых территорий многоквартирных домов. Подрядчик должен был расширить проезжую часть, обустроить тротуары и пешеходные дорожки. Работы нужно было завершить до 20 октября 2017 года. В контракте стороны согласовали гарантийный срок — 3 года с даты приемки.

Напомним, что ответственность за качество работ лежит на подрядчике вплоть до окончания гарантийного срока. Если в этот период заказчик обнаружит недостатки, подрядчик должен будет устранить их бесплатно в сроки, которые назовет заказчик. Перед этим стороны составляют акт, в котором перечисляют все нарушения. При этом гарантийный срок продлевается на период устранения недостатков.

Управление по обеспечению жизнедеятельности города приняло работы 13 декабря 2017 года. На тот момент нареканий не было. Однако позже заказчик нашел дефекты в асфальтовом покрытии дворовых территорий. Он потребовал устранить недостатки. Стороны вели переписку с апреля по ноябрь 2018 года. Подрядчик то говорил, что согласен исправить недостатки, то просил больше времени. В итоге ничего так и не было сделано. Заказчик пошел в суд.

От заказчика требовалось только уведомить подрядчика

Согласно ГК РФ заказчик, обнаруживший недостатки, должен сообщить об этом подрядчику и установить срок на исправление недочетов. При этом важно, чтобы в документе о приемке были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении. Заказчик, принявший работу без проверки, автоматически лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть обнаружены во время осмотра на приемке.

Если заказчик обращается в суд, он должен предоставить бумаги, подтверждающие уведомление поставщика, доказательства, свидетельствующие о фиксации недостатков, а также отказ подрядчика от их устранения за свой счет.

В нашем случае на руках у заказчика были письма в адрес ООО «Компания «Потенциал». Суд посчитал, что этого достаточно для подтверждения факта обнаружения дефектов.

Подрядчик не доказал, что не имеет отношения к недостаткам

Итак, мы выяснили, что от заказчика требуется только подтверждение самого факта возникновения недостатков. По сути доказывать, что это как-то связано с подрядчиком он не должен. Как отметил суд, из буквального толкования норм ГК РФ следует, что в делах, связанных с гарантийными обязательствами, действует так называемая презумпция вины подрядчика. Именно он должен подтвердить, что причина возникновения недостатка не связана с его работой (п. 2 ст. 755 ГК РФ). Иначе будет считаться виновным.

Предоставить доказательства, подтверждающие возникновение дефектов из-за нормального износа объекта, неправильной эксплуатации, ненадлежащего ремонта и т.д. компания не смогла. В итоге суд решил, что недостатки стали прямым следствием некачественных действий подрядчика. Ему дали месяц, чтобы устранить недочеты, и оштрафовали на 1 648 362 руб. (5% от цены контракта) — такой штраф был предусмотрен в контракте на случай нарушения обязательств, в том числе гарантийных.

Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 11.07.2019 по делу № А07-8310/2019.

19 июля

Заказчик не смог оштрафовать подрядчика из-за размытых формулировок в контракте



В каких случаях заказчик не может оштрафовать подрядчика за недостатки, которые обнаружили во время гарантийного срока? Смотрите, что сказал на этот счет суд.

О чем договорились стороны

Отделение Пенсионного фонда по Омской области и ООО «ПКФ «ТВС» заключили государственный контракт на капремонт помещений. Стоимость работ составила 2 848 000 руб. Подрядчик должен был выполнить ремонт до 01.12.2016.

Контракт определял порядок действий на случай, если заказчик обнаружит в работах недостатки. Подрядчик обязан в течение 5 дней направить своего представителя для оформления акта, а все недочеты устранить бесплатно.

Спустя 1,5 года после приемки заказчик обнаружил недостатки

Работы были приняты без нареканий, однако в апреле 2018 года комиссия, в которую входил в том числе и представитель подрядчика, обследовала здание и нашла дефекты. Был частично нарушен штукатурный слой карниза по периметру здания, также на некоторых участках шелушилась краска. Подрядчику дали срок до 30 июня 2018 на устранение нарушений. Позже заказчик сообщил о новых обнаруженных недочетах. Выяснилось, что облицовка оконных проемов выполнена некачественно, протекает кровля. Однако ответа от подрядчика не последовало. Не дождавшись реакции, заказчик составил односторонний акт и направил компании требование устранить недостатки до 01.10.2018, позже этот период продлили до 31.05.2019. Все сроки вышли, но ничего не изменилось.

В итоге отделение ПФР обратилось в суд. Заказчик потребовал исправить все дефекты и заплатить штраф за некачественные работы.

Почему суд отказался штрафовать подрядчика

О возможности оштрафовать подрядчика говорилось в контракте. Была указана следующая формулировка: «За неисполнение или ненадлежащее исполнение подрядчиком обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки, подрядчик уплачивает штраф в размере 5% цены контракта, что составляет 156 640 руб.».

Почему же суд отказался штрафовать компанию, если об этом говорилось в контракте? Против заказчика сыграла размытая формулировка. В контракте должно быть конкретизировано, за нарушение каких обязательств предусмотрен штраф. Одной формулировки о ненадлежащем исполнении недостаточно. Поскольку конкретики в контракте нет, оштрафовать подрядчика заказчик не смог. Но устранить недостатки компанию все же обязали.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2019 по делу № А46-22870/2018.

19 июля

Когда неправильная эксплуатация не освобождает подрядчика от ответственности



Казалось бы, подрядчик не должен устранять недостатки, если они возникли из-за нарушения правил эксплуатации. Но в этом случае суд решил по-другому.

Жильцы пожаловались на некачественные квартиры

Комитет социального обеспечения Курской области и ООО «Визор» заключили контракт на приобретение квартир для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Гарантия составила 5 лет с даты приемки.

Жилые помещения были приняты заказчиком без замечаний 23.12.2013. На следующий год в квартиры заселились наниматели. Практически сразу жильцы стали жаловаться. По одной из таких жалоб провели проверку. Комиссия обследовала квартиру на предмет технического состояния основных несущих конструкций и систем инженерного обеспечения. Выяснилось, что балки перекрытий чердака в отдельных местах почернели (предположительно покрыты плесенью), утеплитель уложен не по всей площади чердачного пространства (видны значительные зазоры). Кроме того, специалисты обнаружили, что в одной из комнат сыреют стены, на стенах и по периметру оконных блоков большое количество черных пятен, а натяжные потолки по всем помещениям местами отошли от стен (в отдельных местах до 5 сантиметров). Результаты обследования квартир сфотографировали и направили подрядчику вместе с претензией.

Заказчик обвинил подрядчика

Комиссия назвала дефекты строительными. То есть в них обвинили подрядчика. От него потребовали устранить недостатки. Но претензия осталась без ответа.

Перед тем как обратиться в суд, заказчик провел дополнительное обследование жилых помещений. Комиссия зафиксировала, что в жилой комнате отсырели обои, почернел оконный откос, вздулся линолеум, в коридоре и в санузле по периметру стен частично отошел натяжной потолок, стропильная конструкция в некоторых местах почернела, над тамбуром двух квартир утеплитель отсутствует полностью и т.д. Заказчик сделал вывод, что подрядчик нарушил СНиПы и ГОСТ.

От подрядчика потребовали заново уложить утеплитель на чердаке, обработать антисептиком почернения, снова утеплить стены и вентиляционные трубы, заменить обои, обработать стены от плесени, заменить покрытие пола, покрасить и загерметизировать окна.

Аргумент подрядчика: недостатки возникли из-за нарушений при эксплуатации

Подрядчик не спешил устранять замечания. В ответном письме он сообщил, что виной всему неправильная эксплуатация помещений, в частности, жильцы не поддерживали нормальный температурный режим, отсутствовало техническое обслуживание газового и электрического оборудования. Кроме того, по словам подрядчика, не было кураторов, которые следили бы за состояние помещений и тем, как с ними обращаются. Часть работ компания все же согласилась выполнить, но не все.

Почему суд встал на сторону заказчика

Действительно, подрядчик не несет ответственности за недостатки, если докажет, что причиной стала неправильная эксплуатация помещений. Но сообщить об этом — одно, а доказать — совсем другое. Чтобы разрешить спор, суд назначил экспертизу.

Вывод эксперта оказался не в пользу подрядчика. Выяснилось, что причиной дефектов стало нарушение технологии производства строительно-монтажных работ, а также отступление от требований действующей нормативной документации в строительстве.

Подрядчик не смог доказать, что имела место неправильная эксплуатация квартир. Его довод о постоянных кражах утеплителя с чердака, документами не подтвержден. Более того, эксперт заявил, что с учетом строительного брака неправильная эксплуатация не повлияла бы на состояние жилых помещений, поскольку устранение выявленных недостатков требует не проветривания и просушки, а капитального ремонта.

В результате подрядчика обязали устранить недостатки в течение 60 дней.

Решение Арбитражного суда Курской области от 11.07.2019 по делу № А35-4376/2018.

19 июля

Как суды считают срок на устранение недостатков по гарантии



Обязывая подрядчика устранить недостатки, суд должен назначить конкретный срок, а также санкцию за его нарушение. Как считается этот период, смотрите в следующем примере из практики.

Экспертиза подтвердила многочисленные дефекты работ

Новосибирский технический колледж им. А.И. Покрышкина и ООО «Энергосистемы» заключили контракт на ремонт спортивного зала. На выполнение работ подрядчику дали 60 дней. После успешной приемки, которая состоялась 02.11.2017, начал действовать гарантийный срок — 5 лет.

После сдачи объекта были обнаружены многочисленные дефекты: вздутия по всему периметру покрытия пола спортивного зала, провалы и пролом в полу, лопнувшее покрытие на беговой дорожке, грибок и др.

По инициативе подрядчика была назначена экспертиза. Специалист подтвердил, что работы выполнены некачественно.

Почему суд не убедили доводы подрядчика

Несмотря на заключение эксперта, совместный осмотр объекта, фото- и видеоматериалы, подрядчик отказался признавать вину. Он заявил, что выявленные недостатки не являются следствием некачественно выполненных работ и не попадают под гарантийные обязательства. По его мнению, заказчик не доказал причинно-следственную связь между работами и дефектами.

Возможно, если бы подрядчик внимательнее читал условия контракта, он бы не делал подобных заявлений. Дело в том, что в контракте указано следующее: «Если в период гарантийного срока обнаружатся недостатки, то подрядчик (в случае, если не докажет отсутствие своей вины) обязан устранить их за свой счет в сроки, согласованные сторонами и зафиксированные в акте с перечнем выявленных недостатков и сроков их устранения». Из условий видно, что доказывать свою невиновность должен именно подрядчик. Однако доказательств того, что выявленные недостатки стали следствием нормального износа объекта либо неправильной эксплуатации, недопустимого содержания, он не предоставил.

Подрядчик проигнорировал совместный осмотр объекта

Суд обязал сторон организовать совместную встречу для обследования результата выполненных работ по контракту. Однако направить представителя подрядчик отказался, сославшись на отпуск руководителя. Заказчику ничего не оставалось, как самому провести обследование спортзала и составить акт (срок обследования был ограничен судом, поэтому затягивать было нельзя). Подрядчику направили запись осмотра и фотографии результата работ. На них видно, что пол спортивного зала по периметру стен «гуляет», проваливается, находится в состоянии, непригодном для использования по назначению.

Сколько дали подрядчику на устранение недостатков

Подрядчика обязали в течение 30 дней устранить недостатки. Почему суд выбрал именно этот срок? Мы помним, что в целом на работы давалось 60 дней. При этом некачественно выполнены только работы по устройству пола, составляющие около 50% всей стоимости работ. Основываясь на этом, суд разделил срок исполнения контракта на 2 и получил 30 дней.

Кстати, за каждый день просрочки с подрядчика решили брать по 30 тыс. руб. неустойки. Суд исходил из того, что стоимость работ по устройству пола в спортзале составляет 885 770 руб. 66 коп., то есть 34 840 руб. в день. Примерно на таком же уровне установили и пени.

Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 11.07.2019 по делу № А45-18797/2019.

19 июля

Подрядчик обязан доказать, что дефекты — негарантийный случай, иначе придется их устранять



Что, если в пределах гарантийного срока произошел негарантийный случай? В следующем примере подрядчик отказался устранять недостатки, но суд обязал исправить дефекты. Какие доводы заказчика подействовали, смотрите в материале.

Из-за недостатков оборудования заказчик не мог использовать лифт

Заказчик и подрядчик заключили контракт на замену лифта в госучреждении. Гарантийный срок составил 36 месяцев с момента подписания акта сдачи-приемки. Гарантия качества распространяется на все составляющее результат работы (в том числе материалы, оборудование, конструктивные элементы и работы). А за неисполнение обязательств по гарантии был предусмотрен штраф — 143 036 руб. 82 коп. (5% от цены контракта).

Контракт заключили в июле 2016 года, а в ноябре 2018 во время проверки комиссия нашла дефект — повреждение резиновой оплетки тягового ремня лифта. Из-за этого использовать лифт дальше стало невозможно, о чем заказчик сообщил подрядчику. Он попросил устранить повреждения до 08.12.2018. К письму прилагались акт осмотра и фотографии поврежденного участка ремня.

Почему подрядчик отказался устранять недостатки по гарантии

В ответном письме подрядчик сообщил, что не имеет отношения к дефекту. По его мнению, износ тягового ремня произошел по причине его трения о реборду шкива вследствие неравномерного натяжения. Тяговые ремни должны были выровнять во время ежегодного технического обслуживания лифта. А износ ремня показывает, что такое обслуживание не проводилось. Кроме того, причиной повреждения могло также стать попадание посторонних предметов (мусора, раствора и т.д.) под тяговый ремень или шкив. Все эти случаи не относятся к гарантийным.

Позже подрядчик сообщил, что повреждение тягового ремня произошло из-за физического износа в результате большого числа рабочих циклов лифта, поэтому требуется замена ремня. Компания подтвердила свой вывод об отсутствии гарантийного случая. Однако заказчик стоял на своем и требовал устранить недостатки по гарантии. В последующий письмах он пригрозил штрафом.

Прислать дополнительные фотографий заказчик отказался, отметив, что отказ подрядчика направить специалиста для осмотра лифта и устранить недостатки — это нарушение условий контракта.

Суд обязал подрядчика устранить дефекты

Позиция суда была простой: подрядчик не предоставил никаких доказательств (кроме возражений) своей невиновности. Не имеет значения, относится дефект к гарантийным случаям или нет, если не предоставлены документальные подтверждения. А вот заказчик свои обязанности выполнил: доказал, что недостатки работ обнаружены в период гарантийного срока.

В итоге подрядчика обязали исполнить гарантийные обязательства и оштрафовали на 143 036 руб. 82 коп.

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2019 по делу № А05-801/2019.

8 июля

Кто может требовать неустойку от подрядчика, если изменился заказчик



Если в процессе исполнения контракта сменился заказчик, кто вправе требовать с подрядчика неустойку по договору? Смотрите, что решил суд по этому делу.

Подрядчик вовремя не устранил дефекты

Между учреждением «Уралуправтодор» и обществом «Северный Альянс» был заключен государственный контракт по содержанию дороги федерального значения. В 2016 году подрядчику несколько раз направляли уведомления об устранении дефектов, семь из которых не были исполнены в срок. Кроме того, в ноябре 2016 года на дороге произошло ДТП, одной из причин которого стал снежный накат на проезжей части. Подрядчику начислили штрафы, но выплачивать их он отказался. Учреждение «Уралуправтодор» обратилось в суд.

В контракте изменился заказчик

Подрядчик не возражал против штрафа, но заявил, что учреждение «Уралуправтодор» не может требовать неустойку, поскольку утратило право требования в связи с заключением дополнительного соглашения от 30.12.2016 к государственному контракту.

На момент заключения контракта участок дороги принадлежал учреждению «Уралуправтодор». Однако позже право оперативного управления передали учреждению «Прикамье». В связи с этим 30.12.2016 между двумя заказчиками и подрядчиком было заключено допсоглашение, предусматривающее, что права и обязанности первого заказчика переходят ко второму 01.01.2017.

Аргумент подрядчика: требование выплатить неустойку — злоупотребление правом

Подрядчик настаивал: первый заказчик передал новому права требования неустойки, предъявленной к оплате до 01.01.2017. Также он заявил, что его обязательство по выплате штрафа прекращено при заключении дополнительного соглашения к государственному контракту. Подрядчик сослался на допсоглашение, в котором сказано, что к третьему лицу не переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства. В действиях учреждения «Уралуправтодор» он усмотрел злоупотребление правом и назвал его поведение недобросовестным.

Первый заказчик мог требовать неустойку

Суд отметил, что обязательства подрядчика по уплате неустойки возникли до подписания дополнительного соглашения от 30.12.2016 и не исполнены до сих пор. По условиям допсоглашения право требования уплаты неустойки новому заказчику старый не уступил. Поэтому «Уралуправтодор» абсолютно законно может требовать с подрядчика деньги. В результате компанию обязали выплатить заказчику 750 000 руб. штрафа.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.06.2019 по делу № А60-54594/2018.

8 июля

Подрядчик не смог получить деньги за контракты, признанные ничтожными



Заказчик частично оплатил работы подрядчика, после чего возник долг, на него была начислена неустойка. Однако позже контракты признали ничтожными. Должен ли в этом случае заказчик выплачивать неустойку?

Стороны заключили 3 похожих контракта за 3 дня

ООО «СМУ-6» и МКДОУ «Детский сад №9» заключили три контракта в период с 19.01.2016 до 21.01.2016. Два из них были идентичными: подрядчик должен был отремонтировать эвакуационный выход в детском саду за 386 340 руб. 26 коп. По этим двум контрактам он получил только аванс — в общей сложности 231 804 руб. 15 коп. Третий контракт заключили на демонтаж площадок и монтаж дверей. Стоимость составила 145 047 руб. 96 коп., из которых заказчик выплатил только 43 514 руб. 39 коп. Кстати, по всем трем контрактам работы были приняты без замечаний. Не получив оплату, подрядчик обратился в суд.

Любопытно, что заказчик тут же подал встречный иск, заявив, что подрядчик незаконно удерживает перечисленные средства в размере 275 318 руб. 55 коп.

Заказчик потребовал признать контракты ничтожными

В возражениях на иск заказчик указал, что муниципальные контракты № 1 от 19.01.2016, № 2 от 20.01.2016, № 3 от 21.01.2016 заключены с нарушением норм бюджетного законодательства. Конкурентных процедур не было. А значит, по мнению заказчика, контракты нужно признать недействительными.

Суд: закупку искусственно раздробили

В ходе судебного заседания выяснилось, что стороны заключили три контракта вместо одного на выполнение работ по ремонту эвакуационного выхода и демонтажу площадок и монтажу дверей, чтобы не проводить конкурентную закупку. Это называется искусственным дроблением сделки. Работы по спорным контрактам выполнялись на одном объекте, контракты заключены с разницей в один день, а их суммарная стоимость превышает установленные лимиты для закупки у едпоставщика.

В контрактах не было смысла

Как оказалось, в контрактах с ООО «СМУ-6» вообще не было смысла. Дело в том, что между ООО «Строймаксимум», Благотворительным фондом Русской медной компании и МКДОУ «Детский сад № 9» был заключен договор от 29.02.2016. В соответствие с ним подрядчик должен выполнить комплекс работ по капитальному ремонту детсада, а оплатит их благотворительный фонд. Стоимость работ составила 21 200 000 руб. То есть необходимость заключать отдельные контракты на мелкие работы отсутствовала.

Была назначена судебная строительно-техническая экспертиза. Выяснилось, что подрядчик допустил нарушения по всем трем контрактам.

Подрядчику пришлось самому платить неустойку

Поскольку работы ООО «СМУ-6» выполнены некачественно и без проведения публичных процедур, суд решил, что платить подрядчику не за что. Поскольку ему отказали в оплате, претендовать на неустойку от заказчика подрядчик также не мог.

Муниципальные контракты № 1 от 19.01.2016, № 2 от 20.01.2016, № 3 от 21.01.2016 суд признал ничтожными. Следовательно, подрядчик должен был вернуть 275 318 руб. 55 коп. и заплатить неустойку за пользование чужими деньгами — 67 387 руб. 58 коп.,

Решение Арбитражного суда Челябинской области от 21.06.2019 по делу № А76-14058/2017.

8 июля

Заказчик может забрать обеспечение по контракту в счет неустойки



Заказчик не вернул обеспечение по контракту, записав его в счет неустойки. Поставщик пошел в суд, но там решили, что заказчик поступил правильно.

Из-за чего возник спор

Томская буровая компания подала в суд на заказчика, Министерство природных ресурсов Республики Бурятия, и потребовала оплатить долг по госконтракту и вернуть якобы незаконно удержанное обеспечение. Также подрядчик просил суд отменить решение об одностороннем отказе от контракта.

Стороны заключили госконтракт на выполнение инженерно-гидрогеологических изысканий. Стоимость работ составила 662 471 руб. Исполнить их подрядчик должен был не позднее 01.12.2018.

Заказчика не устроили результаты работ

Заказчик принял решение об одностороннем отказе 06.12.2018. Причиной стало то, что по состоянию на 03.12.2018 подрядчик не выполнил обязательства по контракту, то есть не предоставил необходимую документацию. Подрядчика уведомили об этом 11.12.2018. По закону у него было 10 дней на исправление недостатков.

За это время подрядчик несколько раз направлял технический отчет по инженерно-гидрогеологическим изысканиям. Однако заказчик не нашел в отчете данные по установлению причин, способствующих процессу подтопления застроенной территории в п. Набережный, а также рекомендации по их предотвращению. В связи с этим результат работ не приняли.

Чтобы доказать свою правоту, подрядчик заказал независимую экспертизу. Но результаты были далеко не в его пользу. Эксперты отчитались о том, что по итогам работ не достигнуты цели, установленные контрактом. Результат работ соответствует техническому заданию и программе, при этом отчет по итогам инженерно-гидрогеологических изысканий частично не соответствует требованиям технических регламентов, в том числе по причине некорректности составления техзадания.

Аргумент подрядчика: работы нельзя было выполнить из-за недостатков ТЗ

Подрядчик зацепился за один из выводов экспертизы и заявил, что работы нельзя было выполнить качественно в связи с недостатками технического задания, разработанного заказчиком. Вот что сказал суд.

По закону (п. 1 ст. 716 ГК РФ) подрядчик должен предупредить заказчика и приостановить работы, если обнаружит, что техническая документация по проекту непригодна для использования. Если подрядчик не сделал этого, то не вправе ссылаться на недостатки ТЗ в будущем. Ошибки и недостатки заказчика, который не обладает профессиональными познаниями в области инженерно-гидрогеологических изысканий, допущенные при составлении технического задания, не освобождают подрядчика от исполнения обязательств. Предоставить доказательства уведомления заказчика подрядчик не смог, поэтому его аргумент суд не принял.

Заказчик не должен был оплачивать работы

На выходе заказчик должен был получить отчет по результатам инженерно-гидрогеологических изысканий. Однако не получил его в том виде, в котором рассчитывал. 10-дневный срок, отведенный на исправление нарушений подрядчиком, истек, а значит односторонний отказ от контракта вполне законен. При этом, по мнению суда, ничего оплачивать заказчик не должен. Ведь акт приемки выполненных работ заказчиком не подписан, работы не приняты.

Мог ли заказчик забрать себе обеспечение

Насчет спорной суммы 250 192 руб. 39 коп. — обеспечения контракта, которое заказчик не вернул подрядчику, суд решил, что возвращать ее незачем. Заказчик вправе удержать начисленную неустойку из обеспечения исполнения контракта. Помимо того, что таково требование закона, такое условие содержалось и в самом контракте. В итоге подрядчика оставили без денег.

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 21.06.2019 по делу № А10-673/2019.

8 июля

Суд объяснил, может ли неустойка начисляться с момента вынесения судебного решения



Заказчик просрочил оплату контракта. Стороны поспорили о том, с какого момента считать начало начисления неустойки: как полагается по 44-ФЗ или со дня вступления в силу решения суда, которым подрядчику присудили деньги.

Заказчик просрочил оплату на 506 дней

Между Администрацией Урицкого района Орловской области и ООО «Строй-Плюс» был заключен муниципальный контракт на ремонт автомобильной дороги местного значения. Цена составила 1 691 747 руб. 20 коп. Закончить работы должны были до 01.11.2016.

Когда 02.11.2016 приемочная комиссия выехала на место, чтобы проверить результаты, выяснилось, что работы выполнены не полностью: дорога не покрыта щебнем, видна колейность, не убран строительный мусор с прилегающей территории, чем заблокирован сток дождевых и талых вод.

В итоге оплату по контракту заказчик перевел только 01.06.2018. ООО «Строй-Плюс» потребовало пени в размере 206 872 руб. за период с 10.01.2017 по 01.06.2018 (за 506 дней просрочки). Дело дошло до суда.

Заказчик решил, что неустойка начисляется после суда

Заказчик был согласен выплатить неустойку. Но решил, что считать пени нужно со дня, когда вступило в силу другое решение суда по этому же делу. Решением Арбитражного суда Орловской области от 26.12.2017 по делу № А48-3310/2017 подрядчику присудили 1 691 747 руб. 20 коп. в качестве оплаты за выполненные работы. И вот чем руководствовался суд.

ООО «Строй-Плюс» представило акты и справки, из которых следует, что фактически на автомобильную дорогу уложено щебня больше, чем предусмотрено техническим заданием. На момент передачи заказчику акта о приемке (15 декабря 2016 года) колейность дороги была устранена, а также был убран мусор. То есть все замечания подрядчик устранил. Судебный эксперт позже подтвердил, что хоть объем выполненных работ на объекте частично не соответствует локальной смете, но подрядчик выполнил дополнительные работы по улучшению качества дороги. Поэтому имеет право на оплату.

При этом суд отказал Администрации во взыскании штрафа 169 174 руб. 72 коп. за ненадлежащее исполнение подрядчиком обязательств, поскольку вопрос об устранении недостатков связан с гарантийными обязательствами.

В новом судебном разбирательстве заказчик настаивал на том, что неустойка за просрочку должна идти с вынесения предыдущего решения. Однако суд такую позицию не поддержал. По закону, неустойка должна быть начислена с моменты возникновения обязательств по оплате, а не с момента вступления в законную силу решения суда. При этом ссылка заказчика на то, что недостатки в выполненных работах не устранены, не является основанием для отказа в иске о взыскании неустойки. В итоге Администрацию обязали выплатить 206 872 руб. пени подрядчику.

Постановление девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2019 по делу № А48-8247/2018.

8 июля

Исполнителю удалось через суд снизить неустойку в 158 раз



Порядок расчета неустойки напрямую зависит от типа нарушения — стоимостное или нестоимостное. Смотрите, как стороны контракта через суд пытались выяснить, как правильно рассчитать неустойку.

За что оштрафовали исполнителя

Заказчик и исполнитель заключили государственный контракт на оказание услуг по организации и проведению областных учебно-практических семинаров и конференций. Цена контракта составила 1 580 000 руб. Во время приемки заказчик нашел нарушения, за которые оштрафовал исполнителя. В частности, он забыл о тумбах для регистрации участников, предоставил бейджи для участников, не соответствующие техзаданию, а также не подтвердил опыт работы экспертов.

По закону, сумма штрафа зависит от того, нарушены стоимостные или нестоимостные обязательства. За нарушение стоимостных обязательств исполнитель должен был заплатить 10% от начальной цены контракта, а за нарушение нестоимостных — 1000 руб. Заказчик решил, что штрафовать нужно за нарушение стоимостных обязательств. За каждое он начислил 158 000 руб. В итоге за два нарушения исполнитель заплатил 316 000 руб. Он обратился в суд.

Суд не счел нарушения стоимостными

Во время судебного разбирательства подтвердились два отступления от техзадания, а именно от требований в разделах «Регистрация участников» (не было тумб и были предоставлены не те бейджи) и «Обеспечения работы экспертов для проведения образовательной программы семинара» (не подтвержден опыт работы экспертов). Эти отступления от технического задания указаны в подписанном сторонами акте сдачи-приемки оказанных услуг. Причем исполнитель их не отрицал.

Суд не согласился с заказчиком в том, что нарушены стоимостные обязательства. Ведь бейджи участникам по итогу были выданы, а регистрацию провели, несмотря на отсутствие специальных тумб. Что касается экспертов, выяснилось, что исполнитель просто забыл включить в состав отчетной документации некоторые бумаги, подтверждающие опыт работы экспертов.

Фактически нарушения никак не повлияли на результат оказания услуги. Он был использован заказчиком. Оказанные услуги имеют для него потребительскую ценность.

Исполнитель должен был заплатить 2 тыс. руб. вместо 316 тыс. руб.

Стоимость штрафных санкций, начисленных заказчиком, составила 316 000 руб. Между тем рассчитывать неустойку нужно было для нестоимостных обязательств. А значит, за каждое нарушение исполнитель должен заплатить по 1000 руб. Итого — 2000 руб. Остальные деньги (314 000 руб.) суд признал неосновательным обогащением заказчика и потребовал вернуть.

Постановление десятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2019 по делу № А41-3949/19.

8 июля

Суд снизил неустойку, чтобы подрядчик мог получить прибыль по контракту



Смотрите, как суд снизил неустойку, потому что с тем размером, который требовал заказчик, подрядчик не получил бы прибыли по контракту вообще.

Почему стороны расторгли контракт

Стороны заключили контракт на инженерные изыскания, разработку документации по объекту строительства, а также на получение заключения экспертизы. Работы должны были выполнить за 9 месяцев — к началу апреля 2018 года. Однако подрядчик сорвал сроки, и 19.02.2019 стороны расторгли контракт. На тот момент были выполнены работы на сумму 2 402 794 руб., из которой заказчик оплатил только половину.

По ряду обязательств, предусмотренных контрактом, просрочка составила больше 200 дней, а по некоторым — больше 300 дней.

Как подрядчик пытался оправдаться

Подрядчик привел множество доводов в свою защиту. Например, он сослался на то, что заказчик уже получил деньги от банка-гаранта, а значит, их можно засчитать как контрактные санкции. На это суд ответил, что все эти данные уже учтены в расчетах неустойки.

Суд также обратил внимание подрядчика на то, что неисполнение им контракта в полном объеме добровольно зафиксировано сторонами в соглашении о расторжении.

Кроме того, подрядчик сослался на вступившее в силу судебное решение по делу № А75-16021/2018. В другом суде рассматривали вопрос о взыскании штрафа за ненадлежащее исполнение контракта. Однако заказчику не удалось доказать, что работы были выполнены некачественно. Он выдавал замечания, а подрядчик их устранял. Видимо, он решил, что решение по другому делу может как-то помочь в этом, но суд объяснил, что они не связаны.

Почему суд снизил неустойку

Итак, как рассуждал суд. Во-первых, он отметил, что на дату исполнения обязательств действовала ставка ЦБ в размере 7,5%. А значит нужно использовать при расчетах ее. Тогда как при расчете неустойки на момент расторжения контракта заказчик вполне законно применил действующую на тот момент ставку 7,75%.

Таким образом, размер пени суд признал верным в размере 1 943 126 руб. 36 коп. (441 775,15 + 33 976,80 + 928 435, 79 + 524 198, 62 + 14 740). Однако пени в размере 15 858 руб. 40 коп. были начислены необоснованно. Но миллионы подрядчику платить не пришлось. И вот почему.

Фактически подрядчик выполнил работы на 2 402 794 руб. Он уже выплатил неустойку в размере 498 198 руб. 14 коп. С учетом той суммы, которую заказчик требовал по этому иску, а это 1 958 984 руб. 76 коп., общая сумма санкции составила бы 2 457 182 руб. 90 коп. То есть если бы суд удовлетворил иск, подрядчик бы не только лишился прибыли по контракту, но и ушел бы в минус на 50 с лишним тыс. руб.

Но часть работы была выполнена, о непригодности результатов заказчик не заявлял. А значит, подрядчика нельзя лишить права получить за них вознаграждение. В противном случае ставится под сомнение экономическая целесообразность заключения и исполнения контракта.

В итоге, по расчетам суда, неустойка составила 215 897 руб. 10 коп. Во взыскании суммы в 1,7 млн руб. отказали.

С учетом уже выплаченной суммы санкция для подрядчика составила 714 095 руб.

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 21.06.2019 по делу № А75-3137/2019.

8 июля

Отсутствие разрешения на работы и прошедший тайфун не убедили суд отменить неустойку



Подрядчик пытался доказать, что неустойку ему начислили незаконно. В ход шли и аргументы о том, что заказчик выдал разрешение с опозданием, и упоминания о погодных катаклизмах. Но ничего не сработало. Смотрите, почему суд встал на сторону заказчика.

Чем провинился подрядчик

Заказчик и подрядчик заключили государственный контракт на строительство мостового перехода. Работы нужно было выполнить до 15 декабря 2018 года включительно. Цена контракта составила 260 391 440 руб.

Подрядчик сорвал сроки почти на 4 месяца, закончив работы к 8 апреля 2019 года. Причем были выполнены работы лишь на сумму 162 086 213,31 руб. Заказчик дважды направлял письма с просьбой выплатить неустойку в добровольном порядке. В первый раз (в письме от 05.02.2019) он насчитал 1 195 315,46 руб. пени. Во второй раз (письмо от 08.04.2019) — 1 701 499,64 руб.

Подрядчик сослался на тайфун

На суде (куда обратился заказчик, не получив деньги от подрядчика) нарушитель сослался на введение режима ЧС на территории Приморского края. Из-за этого ему якобы пришлось приостановить работы на период подъема уровня воды в реке с 27.08.2018 по 07.09.2018. Кстати, режим ЧС не был снят до конца 2018 года.

Но этот довод суд не принял. Подрядчик не смог подтвердить, что ситуация на реке каким-то образом мешала выполнять подрядные работы и как-то затрагивала территорию, где работала бригада.

А проанализировав акты КС-2 и КС-3, суд и вовсе заметил, что работы на объекте не приостанавливали и вели в течение всего срока действия контракта.

Не сыграло в пользу подрядчика и то, что даже после того как тайфун прошел, он не ускорился и не закончил работы к сроку, хотя времени было достаточно.

Заказчик выдал разрешение с опозданием

Еще одним оправданием подрядчика было то, что заказчик выдал разрешение на строительство только спустя 5 месяцев с момента заключения контракта. Из-за этого он якобы не мог приступить к работам. Но и это не сработало. На суде выяснилось, что несмотря на отсутствие разрешения подрядчик на свой риск приступил к работам по контракту и продолжал их выполнение. Факт полного простоя он не смог доказать. Как и не смог подтвердить, что до момента получения разрешения на строительство уже выполнил все подготовительные работы и просто ждал.

Кстати, в те периоды, в которые, по словам подрядчика, он не мог выполнять работы, он не забывал регулярно ежемесячно предъявлять к оплате документы.

В итоге суд взыскал 2 896 815 руб. неустойки. Оснований для снижения суммы он не нашел.

Решение Арбитражного суда Приморского края от 21.06.2019 по делу № А51-10151/2019.

4 июня

Заказчик подал в суд на ФАС за отказ включить поставщика в РНП, но проиграл



Если подрядчик сорвал сроки, всегда ли ему грозит включение в РНП? В нашем следующем примере ФАС не стала вносить компанию в черный список, а суды позже поддержали ведомство.

Подрядчик не успел в срок

Между Администрацией МО «Балтийский муниципальный район» и ООО «СК «КРиТ» заключили контракт на реконструкцию двух объектов. Однако в срок работы не были закончены. Заказчик принял решение об одностороннем отказе от исполнения контракта. А спустя некоторое время обратился в УФАС по Калининградской области с просьбой о включении сведений о подрядчике в реестр недобросовестных поставщиков.

Антимонопольный орган рассмотрел обращение. Хоть заказчик и выполнил все действия, которые от него требовались, ему отказали. Дело дошло до суда.

Почему суд встал на сторону ФАС

Суд не нашел в действиях подрядчика признаков недобросовестного поведения и намерения уклониться от исполнения контракта. Действительно, в согласованный контрактом срок работы не были закончены. Однако большую часть компания выполнила, а именно 83% (на сумму 102 млн руб. из 122 млн.).

Также суд учел, что повлияло на сроки выполнения работ. Подрядчику была передана непригодная проектно-сметная документация. Из-за этого ему пришлось заниматься разработкой новой, в том числе проводить неучтенные работы, которые требовали от администрации проведения дополнительных конкурсных процедур, по результатам которых были заключены дополнительные контракты. Поскольку все технологические процессы связаны, подрядчик не мог продолжать работы по своему контракту, пока не были закончены работы по другим контрактам.

Кроме того, в процессе работы СК «КРиТ» нашла недостатки, которые остались от предыдущего подрядчика и даже были приняты заказчиком. Поскольку эти недостатки угрожали годности и прочности результатов работ, не устранив их, подрядчик не мог продолжать работы. Компания уведомила заказчика о возможном срыве сроков. Также подрядчику не была передана исполнительная и техническая документация по оборудованию.

В итоге, несмотря на то, что установлено нарушение срока сдачи работ на 229 дней, суд не увидел оснований для включения подрядчика в РНП.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.2019 по делу №А21-8955/2017.

4 июня

Заказчику пришлось доказывать в суде правильность выбора закупки у едпоставщика



Поликлиника закупала услуги по обеспечению лекарствами. Закупку проводили у единственного поставщика. ФАС решила, что тип процедуры выбрали неправильно, и подала в суд.

Исполнитель не имел исключительных полномочий на оказание услуг за счет средств федерального бюджета

Детская городская поликлиника Нижнего Новгорода провела закупку у единственного поставщика — предприятия «Нижегородская областная фармация», которое, по мнению антимонопольного органа, не имеет полномочий на оказание услуг за счет средств федерального бюджета. Ведомство посчитало, что заказчик нарушил положения п. 6 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ.

Поликлиника, в свою очередь, сослалась на Закон Нижегородской области от 28.01.2016 №1-З «О полномочиях ГП НО «НОФ», который ранее признали не противоречащим положениям Федерального закона № 44-ФЗ. В соответствии с этим НПА Нижегородская областная фармация признана единственным поставщиком услуг по обеспечению лекарственными препаратами и медицинскими изделиями организаций Нижегородской области за счет средств бюджета. Закон был принят местным Заксобранием. Однако и эти доводы не убедили ФАС. Ведомство указало на то, что региональный орган власти не вправе наделять предприятия такими полномочиями.

ФАС посчитала, что закупку не могли проводить у едпоставщика

Кроме того, антимонопольная служба посчитала, что закупка лекарств сама по себе не могла проводиться на основании п. 6 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ, предполагающего приобретение услуг и работ. Такие поставки, по мнению ведомства, могут осуществлять и другие хозяйствующие субъекты.

Что решил суд

Суд встал на сторону заказчика. Он упрекнул ФАС в том, что не было принято во внимание определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 09.11.2016 по делу №9-АПГ16-30. В судебном акте черным по белому написано, что Закон Нижегородской области от 28.01.2016 №1-З принят субъектом на законных основаниях и не может рассматриваться как ограничивающий конкуренцию. А значит поставщику обоснованно предоставлены исключительные полномочия.

Кроме того, при рассмотрении дела по №9-АПГ16-30 Верховный Суд установил, что обеспечение медицинских организаций лекарственными препаратами и медицинскими изделиями является комплексной услугой. То есть заказчик мог проводить закупку по п. 6 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ. В результате решение УФАС признали недействительным.

Решение Арбитражного суда Нижегородской области от 16.05.2019 по делу № А43-114/2019.

4 июня

Суд признал ничтожным уже исполненный договор по иску ФАС



ФАС обратилась в суд, чтобы признать договор между сторонами недействительным. Несмотря на то, что обязательства уже был исполнены, иск удовлетворили. Почему, читайте в статье.

К закупке незаконно допустили подрядчика

Управление Федеральной антимонопольной службы по Курской области подало в суд на Регионального оператора фонда капитального ремонта многоквартирных домов. Ведомство потребовало признать торги по привлечению подрядчиков для разработки проектной документации и замене лифтов недействительными, а также отменить заключенный по итогам аукциона договор с ООО «Н.В.С. Сервис».

В ФАС пришли жалобы от других участников аукциона. Ведомство уведомило Фонд о рассмотрении обращений. Заказчик получил письма, но это не помешало ему заключить договор с ООО «Н.В.С.Сервис».

Заказчик посчитал, что проверка сведений в реестре — не его забота

Фонд капремонта не отрицал отсутствие ООО «Н.В.С.Сервис» в реестре квалифицированных подрядных организаций. Однако он заявил, что проверить, есть ли компания в списке, должен был оператор торговой площадки, где проводились торги. Кроме того, заказчик заявил, что заключенный договор исполнен сторонами, о чем свидетельствуют акты о приемке и платежные поручения. А значит признавать договор недействительным не за чем.

Как должен был поступить заказчик

Действительно, проверка участников на предмет нахождения в реестре — задача оператора ЭТП. Если участник не соответствует требованиям, оператор должен отправить заявку обратно. Об этом говорится в п. 151 Постановления Правительства РФ от 01.07.2016 № 615. Однако в п. 117 Постановления № 615 сказано, что отклонить заявку оператор может только по следующим причинам: нет электронной подписи, подача одним участником больше 1 заявки, нарушение срока подачи заявок, отсутствие аккредитации у участника. Из-за разночтений в НПА ответственность оператора за возврат заявки при отсутствии участника в реестре квалифицированных подрядных организаций можно назвать спорной. А вот заказчик как раз обязан был отклонить такую заявку в соответствии с пп. «г» п.157 Постановления № 615, однако не сделал этого.

Договор признали ничтожным

Законодательство о защите конкуренции содержит четкое правило: заказчик, получивший уведомление о рассмотрении жалобы, не вправе заключать договор до решения антимонопольного органа. Если договор заключен при таких обстоятельствах, он считается ничтожным.

Довод заказчика о том, что обязательства по договору уже исполнены, суд не принял. Фонд капитального ремонта и ООО «Н.В.С.Сервис» знали о судебном споре. Однако заказчик допустил подрядчика к выполнению работ, а подрядчик продолжал их выполнять на протяжении всего судебного разбирательства. В итоге иск ФАС удовлетворили.

Решение Арбитражного суда Курской области от 16.05.2019 по делу № А35-3459/2018.

4 июня

Срок контракта можно увеличить из-за сокращения лимитов



Если заказчику урезали лимиты, может ли он по соглашению с подрядчиком изменять контракт? Смотрите, как учреждению удалось выиграть судебный спор с ФАС.

Стороны увеличили сроки двух контрактов

Краснодарская «Единая служба заказчика» подала в суд на местное Управление ФАС. Учреждение потребовало отменить постановление, в котором его привлекли к административной ответственности по ч. 4 ст. 7.32 КоАП РФ. Суть претензий антимонопольного ведомства в следующем. «Единая служба заказчика» и ООО «Арктос-Строительно-торговая компания» заключили 2 муниципальных контракта на ремонт дорог. Однако из-за уменьшения лимитов бюджетных обязательств учреждению пришлось вносить правки в контракты. Заказчик направил подрядчику письма о согласовании новых условий. Дополнительным соглашением по первому контракту срок выполнения работ увеличен до 12 месяцев, а по второму — до 11 месяцев, тогда как в первоначальном варианте сроки составляли 7 и 6 месяцев соответственно.

Заказчика оштрафовали на 200 тыс. руб.

Управление ФАС составило протокол об административном правонарушении и оштрафовало заказчика на 200 тыс. руб. Ведомство сослалось на то, что изменение условие контракта при уменьшении лимитов хоть и разрешено, но заказчик должен получить согласование, чего не было сделано.

Суды встали на сторону заказчика

Как определили суды двух инстанций, на плановый период 2018-2019 годов для заказчика были установлены лимиты бюджетных обязательств — в частности, на 2018 год 40 748 400 руб. из местного бюджета. Факт уменьшения ранее установленных лимитов подтвержден бюджетной росписью на 2018 год. По ней на ремонт улицы выделили уже 40 052 800 руб. В итоге учреждение физически не могло исполнить обязательства по заключенным им муниципальным контрактам. Из-за этого, по мнению судов, у заказчика были все основания для внесения изменений в контракты. Нарушения в этом нет. Постановление УФАС отменили.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16.05.2019 по делу № А32-33972/2018.

4 июня

Сроки исполнения контракта в извещении и плане-графике могут не совпадать



Разные сроки исполнения контракта в извещении о закупке и в плане-графике — нарушение или нормальная ситуация? Смотрите, как разошлись позиции ФАС и суда по этому вопросу.

ФАС не понравились разные сроки в извещении и плане-графике

ФАС нашла нарушения в действиях уполномоченной организации МКУ «Дирекция по конкурентной политике и закупкам города Казани» и заказчика МКУ «Управление 2 информационных технологий и связи Казани». По одной и той же закупке в плане-графике и документации были указаны разные сроки исполнения контракта. В извещении был установлен такой срок оказания услуг: с момента заключения контракта и до 31 марта 2019 года. А в плане-графике такой: июнь 2019 года. Из этого антимонопольный орган, сделал вывод, что срок оказания услуг не соответствует планируемому сроку исполнения контракта. Заказчика признали нарушителем и выдали предписание.

Суд объяснил, почему сроки могут не совпадать

Дело дошло до суда, где негодование ФАС не разделили. Из толкования ст. 314 и 425 ГК РФ следует, что срок действия договора и срок исполнения обязательств не являются тождественными и могут не совпадать. Срок выполнения работы может определяться датой, к которой работа должна быть окончена или к которой исполнитель должен приступить к выполнению. А планируемый срок окончания исполнения контракта — это предполагаемый срок исполнения контракта заказчиком и поставщиком.

В письме от 16 июня 2017 г. № 24-03-08/37766 Минфин разъяснил, что при формировании плана-графика в качестве срока окончания исполнения контракта нужно указать сведения о предусмотренном контрактом сроке его действия либо планируемом сроке исполнения сторонами своих обязательств по контракту.

Срок оказания услуг по контракту — 31.03.2019. На приемку отводится 5 рабочих дней со дня получения всех документов. На оплату — еще 30 дней. Как пояснил заказчик, на практике иногда бывают непредвиденные обстоятельства, поэтому в плане-графике указывается не конкретная дата, а планируемая, в том числе с учетом возможных отклонений по срокам.

Суд отметил, что указанный в плане-графике срок окончания исполнения контракта — это лишь информационное сообщение, которое не несет каких-либо обязательств для сторон. При этом основные сроки исполнения обязательств прописаны в условиях контракта. Соответственно, срок, указанный в плане-графике, не вводит участников закупки в заблуждение и не является нарушением закона. Более того, сам антимонопольный орган в спорном решении указал на то, что разные сроки не повлияли на результаты определения поставщика.

Иск заказчика о признании решения ФАС незаконным удовлетворили.

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.05.2019 по делу № А65-6536/2019.

4 июня

Заказчик выиграл спор с ФАС по поводу отклонения заявки



Участник допустил нарушения в своей заявке, заказчик отклонил ее, а после ФАС признала это нарушением. Заказчик исполнил предписание антимонопольного ведомства, но позже выяснилось, что заявку отклонили вполне законно. Что сказал суд?

Заказчик отклонил заявку, а ФАС это не понравилось

Компания «Сбербанк Лизинг» пожаловалась на действия аукционной комиссии Департамента муниципального заказа Администрации Красноярска. Заказчик закупал услуги лизинга специализированной техники. Комиссия ФАС России признала жалобу обоснованной и велела заказчику провести новую процедуру. Что не понравилось ведомству?

В протоколе заказчик, в частности, указал на разные показатели в техзадании и заявке участника. К примеру, по позиции «Машина уборочная коммунальная подметально-вакуумная на шасси» требовался рабочий объем цилиндров не менее 6700 л, а участник предложил — 6700 куб. см. По позиции «Комбинированная дорожная машина на базе шасси в комплектации с навесным оборудованием» требовался рабочий объем двигателя не более 6700 см, а предложено было 6700 куб. см. Участник объяснил это технической ошибкой.

Кроме того, заказчик потребовал соответствие показателю «Обеспечение безопасного преодоления препятствий высотой 100 мм на скорости до 40 км/час». Такие показатели могли стать известны только после испытаний, а это ограничивает конкуренцию. Были и другие нарушения.

Суд решил, что заказчик законно отклонил заявку

Заказчик обжаловал решение ФАС в суде. Выяснилось, что по одному из оснований заказчик вполне мог отклонить заявку участника. Дело в том, что последний в качестве наименования страны происхождения товара указал «страна-изготовитель США». Однако в документации сказано, что наименование страны должно быть указано в соответствии с Общероссийским классификатором стран мира. Согласно документу краткое наименование страны — Соединенные Штаты, полное — Соединенные Штаты Америки. Следовательно, аукционная комиссия ничего не нарушила, отклонив заявку, ведь заявка АО «Сбербанк Лизинг» фактически не содержит правильного наименования страны происхождения товара.

Почему иск в итоге не удовлетворили

Выиграть суд заказчику не удалось. Дело в том, что выданное по закупке предписание ФАС он уже исполнил: был повторно проведен аукцион, по результатам которого заключен контракт. Таким образом, требования предписания были исполнены добровольно. Суд решил, что нарушения прав заказчика отсутствуют, и отказал в иске.

Решение Арбитражного суда города Москвы от 16.05.2019 по делу № А40-268937/18-93-2915.

20 мая

Участнику удалось взыскать с заказчика расходы на участие в отмененной закупке



Ситуация, при которой участник не выигрывает на торгах, не нова. Но вот случаев, когда он пытается вернуть деньги, которые отдал за работу на ЭТП, не так много. Смотрите, согласился ли суд с тем, что заказчик, из-за нарушений которого участник не стал победителем, обязан покрыть расходы на участие в закупке.

Что потребовал участник

ОП «Терра» подало в суд на Новосибирский колледж автосервиса и дорожного хозяйства с требованием взыскать с заказчика 7 900 руб. убытков. Именно столько охранное предприятие потратило на оплату работы на ЭТП, на которой заказчик проводил закупку. Дело было так.

ОП «Терра» участвовало в торгах, но его заявку отклонили. Победителем торгов признали ЧОП «КомбатСБ», с которым заказчик заключил договор. Закупку признали недействительной, в связи с чем ОП «Терра», чью заявку несправедливо отклонили, решило, что заказчик должен возместить ему расходы. Доводом участника стало то, что расходы, связанные с применением последствий недействительности торгов и необходимостью проведения повторных торгов, распределяются между лицами, допустившими нарушение. Кроме того, участник заявил, что оплачивал тариф для участия лишь в одной процедуре.

Однако заказчик с этим не согласился. Он отметил, что вознаграждение оператору электронной площадки перечислялось для многократного участия в закупках без ограничения количества процедур на срок 1 месяц, а не исключительно для участия в конкретной закупке.

Почему торги были признаны недействительными

Заявку ОП «Терра» отклонили, поскольку в ней не было решения об одобрении крупной сделки. При этом, согласно документации, решение нужно прикладывать к заявке, «если требование о необходимости наличия такого решения для совершения крупной сделки установлено законодательством, учредительными документами юридического лица и если для участника закупки поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг, являющихся предметом договора, или внесение задатка в качестве обеспечения аукционной заявки, обеспечения исполнения договора является крупной сделкой». Однако в нашем случае учредительными документами общества требование о необходимости решения для совершения крупной сделки не установлено. Исполнение подобных договоров крупной сделкой для ООО не является. Таким образом, обязательное наличие одобрения крупной сделки для участника законодательно не установлено.

Формулировка из закупочной документации не подразумевает, что участник должен декларировать отсутствие необходимости предоставлять одобрение крупной сделки. В итоге суд признал отклонение заявки незаконным. Торги отменили, договор между заказчиком и победителем аннулировали.

Вернули ли участнику плату за ЭТП

Суд посчитал требование о компенсации расходов на участие в закупке обоснованным, поскольку сумма 7900 руб. является для участника убытком. При этом довод заказчика о том, что сумма в размере 7900 руб. могла быть использована неоднократно в течение месяца действия подписки, суд отклонил. Заказчик так и не предоставил доказательств участия охранного предприятия в других процедурах в рамках этой же подписки. В итоге его обязали вернуть участнику сумму, потраченную на ЭТП.

Решение Арбитражного суда Новосибирской области по делу № А45-18300/2017 от 18.04.2019.

20 мая

Заказчик решил, что не должен платить поставщику из-за отсутствия счета



Заказчик посчитал, что платить по договору ему не нужно, так как счетов на оплату нет. Принял ли суд этот довод, смотрите в примере из практики.

Заказчик не заплатил по договору

«Резерв-авто» и Государственное унитарное предприятие пассажирского автомобильного транспорта Московской области «Мострансавто» заключили договор поставки. Поставка подтверждена двумя товарными накладными. В них стоят подписи представителя заказчика. Товар был принят без нареканий. Однако оплата поставщику так и не поступила. Заказчик остался должен 1 220 860 руб. 75 коп. В досудебном порядке урегулировать конфликт не удалось, поэтому поставщик обратился в суд.

Суд напомнил, что отсутствие счета — не основание для неоплаты

Во время разбирательства заказчик в качестве основного довода использовал то, что плата за поставленный товар вносится с условием обязательного выставления актов приема-передачи партии, товарных накладных, счетов-фактур и счетов на оплату. Последних он не получил, отсюда и отсутствие денег. Однако суд не принял этот довод. Дело в том, что счет на оплату является первичным бухгалтерским документом. Обязанность выставлять такой счет на законодательном уровне не предусмотрена. Кроме того, не существует его унифицированной формы (в отличие от накладных и счетов-фактур). Судебная практика также свидетельствует о том, что отсутствие счета не освобождает покупателя от оплаты переданного товара, если покупателю известны платежные реквизиты продавца.

Кроме того, заказчик без замечаний и возражений подписал товарные накладные, в которых отражена стоимость товара. Он имел возможность обратиться к поставщику и запросить счет на оплату, чтобы вовремя перевести деньги. Однако не воспользовался этим. Товар был получен по товарным накладным уполномоченным представителем заказчика. Соответственно, заказчик не мог не знать о необходимости оплаты.

Суд первой инстанции удовлетворил требования поставщика и обязал заказчик перечислить деньги. Позже его поддержала апелляция.

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда по делу № А41-96385/18 от 18.04.2019.

20 мая

Заказчик потребовал от участника пояснительную записку и попал под санкции ФАС



Заказчик потребовал от участников приложить к заявке пояснительную записку, скопировав в нее техническое задание. Смотрите, почему ФАС и суд посчитали это серьезным нарушением.

ФАС обязала заказчика отменить протокол и вновь рассмотреть заявки

Мосинжпроект проводил закупку аппаратной платформы для виртуализации. Один из участников обратился в Московское УФАС России с жалобой на отклонение его заявки. Причиной недопуска стали проблемы с формой. ФАС поддержала доводы участника и обязала заказчика отменить протокол рассмотрения заявок и назначить новую дату рассмотрения. Заказчик с таким решением не согласился и пошел в суд.

Почему заказчик отклонил заявку

Заказчик сослался на свое положение о закупках, в соответствии с которым отклонению подлежит заявка, не соответствующая требованиям документации, а также на саму документацию, согласно которой участник обязан представлять предложение о товаре по утвержденной форме. По словам заказчика, заявка участника не содержала в себе информацию о некоторых технических характеристиках товара, поэтому и была отклонена. Также в обоснование своей позиции заказчик объявил о намерении провести повторную процедуру, так как аукцион признан несостоявшимся, договор заключен не был.

Рассмотрим, что именно было в документации. Согласно ее требованиям, заявка на участие должна быть оформлена в соответствии с инструкцией и должна содержать в себе, помимо прочего, пояснительную записку. В записке участник указывает информацию о функциональных, качественных и количественных характеристиках товаров в соответствие с техническим заданием. Нумерация, количество, наименование пунктов технического предложения участника должны соответствовать нумерации, количеству и наименованию пунктов, приведенных в техническом задании. Проще говоря, участник должен был скопировать техзадание и включить в пояснительную записку. При этом в размещенной заказчиком аукционной документации пояснительная записка о характеристиках товара представляет собой пустой бланк.

Заказчика обвинили в формальном подходе к оценке заявок

ФАС посчитала, что в составе заявки участник уже дал свое согласие на исполнение договора на условиях технического задания. Имея это согласие, заказчик мог определить, что предложение участника соответствует требованиям аукционной документации. Однако, злоупотребляя своим правом, он формально подошел к оценке заявки, посчитав, что отсутствие копии техзадании в пояснительной записке — это существенная причина для недопуска. Вот что отметил антимонопольный орган (к слову, суд с ним согласился):

Манипулируя установлением требований к товарам подобным образом и требуя от участника копирование данных требований в дополнительную часть заявки, заказчик нарушает положения закона, поскольку возлагает на участников закупки дополнительные обязанности, препятствует корректному формированию заявки на участие в аукционе, а также ограничивает количество участников закупки ввиду формального основания для отклонения поданных заявок.

Суд учел, что какого-либо обоснования необходимости дополнительной пояснительной записки для определения соответствия закупаемого товара заказчик не дал. В итоге суд согласился с доводами ФАС и отклонил иск.

Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40- 292893/18-154-3052 от 18.04.2019.

20 мая

Суд объяснил, кто имеет право подписывать заявки на поставку от имени заказчика



Некоторые договоры предусматривают поставку товара по заявкам от заказчика. Иногда из-за этого возникают споры. Например, как в нашем случае, когда поставщик решил, что заявки подписывал тот, кто не имел право этого делать. Что решил суд?

Почему заказчик пошел в суд

Балаковский дом-интернат для престарелых и инвалидов и ООО «Региональная торговая компания» заключили договор на поставку яблок. Поставщик обязался привозить их на склад заказчика по его заявкам. По нескольким заявкам поставщик привез некачественный товар, по другим поставок вообще не было или партии были неполными. Все это подтверждалось актами и товарными накладными.

По условиям договора поставщик обязан поставить товар в течении 5 дней с момента подачи заявки. Заказчик направил ему претензию с требованием заплатить за просрочку. Неустойка составила 210 000 руб. Отвечать на претензию поставщик не стал. Заказчик обратился в суд.

Поставщик попытался оспорить подписанные заказчиком акты и заявки на поставку

Поставщик заявил, что привез заказчику 4200 кг яблок на сумму 210 000 руб. А предоставленные заказчиком документы назвал недостоверными доказательствами. По словам поставщика, акты составлены заказчиком в одностороннем порядке, а заявки подписаны лицами, не имеющими полномочий на согласование условий договора поставки.

Как выяснилось во время разбирательства в суде, заявки подписывали три человека: двое завскладом и один кладовщик. По закону полномочия представителей заказчика должны быть подтверждены доверенностью. Но есть оговорка. Если эти полномочия понятны из обстановки, доверенность не нужна. В должностной инструкции завскладом сказано, что он обязан вести учет движения материальных ценностей и подавать заявки на поставку товара. А значит, доверенность ему не требовалась.

Поставщик попросил снизить неустойку почти в 100 раз

По условиям договора неустойка за каждый день просрочки составляет 3% от суммы заявки. Заказчик рассчитал пени и получил 210 000 руб. Поставщик попросил снизить ее до 2 877 руб. 87 коп., назвав рассчитанную заказчиком сумму несоразмерной нарушению. Суд пошел на компромисс и обязал поставщика выплатить 16 565 руб.97 коп. — 0,1 % от суммы поставки просроченного товара.

Помимо этого поставщику пришлось оплатить транспортные расходы заказчика — 5 818 руб. 98 коп., которые должностные лица потратили на проезд для участия в судебных заседаниях. Они были подтверждены путевыми листами легкового автомобиля и несколькими приказами о направлении работника в командировку. Суд учел, что представитель заказчика участвовал в четырех судебных заседаниях и занимал активную позицию, поэтому удовлетворил требование.

Решение Арбитражного суда Саратовской области по делу № А57-26190/2018 от 19.04.2019.

20 мая

ФАС пыталась запретить заказчику требовать от участников опыт и квалификацию, но проиграла суд



Заказчики могут самостоятельно определять требования к участникам закупок. Они ограничены лишь законом и собственными положениями о закупках. В следующем примере ФАС придралась к требованиям об опыте, квалификации персонала и материальных ресурсах, посчитав их ограничивающими конкуренцию. Но суд объяснил антимонопольщикам что к чему.

Участник закупки пожаловался в ФАС на конкурсную документацию

Участник электронного конкурса ООО «Транс сервис» пожаловался на заказчика — ПАО «Сбербанк России». Жалоба касалась содержания документации о закупке клининговых услуг. Если вкратце: требований к опыту участников, их работникам, а также документов, которые требовались от участников. ФАС признала жалобу обоснованной, а банк — нарушившим ч. 1 ст. 2, ч. 6 ст. 3, п. 9.13,14 ч. 10 ст. 4 Федерального закона № 223-ФЗ. Однако Сбербанк с этим не согласился и обратился в суд.

Суд подтвердил право заказчика требовать подтверждение опыта участников

Рассмотрим претензии ФАС к заказчику по порядку. Одним из требований к участникам был опыт оказания аналогичных услуг. Антимонопольное ведомство заявило, что этот критерий не является определяющим. Однако суд с ним не согласился. Из закупочной документации видно, что предметом закупки является оказание клининговых услуг в значительных объемах как по количеству объектов, так и по площади помещений в них. Банк заинтересован в том, чтобы услуги предоставляли вовремя и оказывали качественно. А значит положительный опыт участника выступает одним из основных критериев, поскольку свидетельствует о том, что участник знает логистику и карту построения бизнеса по ведению работ таких объемов. Кроме того, суд учел, что техзаданием предусмотрено привлечение соисполнителей, соответствующих требованиям заказчика к опыту.

Заказчик мог требовать от участников анкеты специалистов и финансовые документы

ФАС также посчитала необоснованным требование о наличии у участников кадровых и технических ресурсов. По мнению ведомства, оно налагает на участника дополнительные финансовые обязательства. Однако суд такой довод не принял и вот почему. Если внимательно прочитать документацию, можно увидеть, что на момент закупки заказчик попросил лишь задекларировать факт того, что у участника есть необходимое оборудование и персонал, и предоставить гарантийные письма. А вот подать подтверждающие документы (договоры на право собственности/аренды, трудовые договоры и т.д.) обязан только победитель на этапе заключения договора. До признания участника победителем он не обязан закупать или арендовать оборудование, нанимать персонал, но дополнительно и специально акцентирует внимание участника аукциона (помимо содержания раздела 7 закупочной документации). Заказчик лишь обращает внимание на то, что для заключения договора исполнитель должен будет подтвердить материально-технические возможности. А это, по мнению суда, позволяет участнику более точно рассчитывать предполагаемые расходы по договору и реально оценивать свои силы.

Еще один спорный момент — «Форма анкеты специалиста», которую заказчик приложил к документации и потребовал заполнить. В анкете требовалось указать ФИО и личные данные работника, который будет непосредственно оказывать клининговые услуги, а также указать, что у него не было случаев расторжения трудового договора и вредных привычек. Претензии к ней суд также посчитал необоснованными, поскольку заявки без анкеты никто отклонять не собирался, а в составе документации ее разместили для того, чтобы участники понимали, какие требования заказчик предъявляет к персоналу.

Не понравился ФАС и список документов, которые требовались от участников. Среди прочего нужно было предоставить расшифровки кредитов и займов к представленным балансам, справку о наличии/отсутствии текущей картотеки просроченных неоплаченных расчетных документов, расшифровки кредиторской и дебиторской задолженности к представленным балансам, справку из подразделения ФНС России о состоянии расчетов с бюджетом или акт сверки расчетов с бюджетом. Антимонопольное ведомство настаивало на том, что эти бумаги никоим образом не подтверждают, что участник, их предоставивший, исполнит обязательства по договору. Но суд напомнил, что закрытого списка требований к участникам и документов закон не содержит, а значит заказчик волен сам их формировать. Не помог и довод ФАС о том, что предоставление документов якобы налагает на участников аукциона дополнительные обязанности. Суд отметил, что ни один из требуемых документов не выдается за плату или связан с серьезными временными затратами. Кроме того, некоторые участник мог подготовить сам.

Суд указал на то, что ФАС вышла за рамки доводов жалобы

В рамках разбирательства в суде выяснилось, что ФАС вышла за рамки жалобы участника закупки. В частности, в ней не шло речи о требованиях к профессиональной компетенции, наличию финансовых и трудовых ресурсов, требованиях о предоставлении расшифровок кредитов и займов, кредиторской и дебиторской задолженности и т.д. Участник лишь пытался обжаловать отклонение заявки из-за недостаточного опыта. Но ФАС решила проверить и остальные требования, чем нарушила закон.

Что решил суд

Суд напомнил, что закон не содержит конкретных правил и критериев относительно требований к участникам закупки. Заказчик определяет их сам. В нашем случае ФАС не учла, что ограничением конкуренции может быть признано не любое ограничение круга потенциальных участников, а лишь незаконное ограничение. То есть установление дополнительных требований — еще не нарушение. Нарушение — это установление требований, не соответствующих положениям закона. Доводы антимонопольного ведомства о том, что требования к финансовым и трудовым ресурсам, оборудованию, опыту противоречат законодательству, не нашли подтверждения. Условие документации о закупке может рассматриваться как нарушающее закон, если антимонопольный орган докажет, что это условие включено в документацию специально для того, чтобы обеспечить победу конкретному участнику, чего в данном случае не было. В итоге суд признал решение и предписание ФАС незаконными.

Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-13896/19-121-94 от 22.04.2019.

20 мая

Ссылка на документ без номера и даты не считается доказательством



В следующем деле заказчик несколько раз отказывался от приемки, а когда на суде потребовались доказательства, сослался на документ без номера и даты. Принял ли это доказательство суд или счел необоснованным?

О чем договорились заказчик и подрядчик

ООО «Пандус.су» и Государственное автономное профессиональное образовательное учреждение города Москвы «Колледж предпринимательства № 11» заключили договор на установку пандусов и приспособлений для инвалидов. Подрядчик должен был установить пандусы по пяти адресам. Цена договора составила 1 820 000 руб. Срок окончания работ — 14.09.2018.

Почему работы так и не были приняты

В последний день, 14.09.2018, подрядчик сообщил о выполнении работ. Спустя четыре дня стороны провели приемку. Заказчик нашел недостатки по 4 из 5 объектов. По последнему никаких замечаний не было. Подрядчику дали время на устранение недостатков. Все они были устранены, кроме одного, с которым подрядчик не согласился, — касающееся уклона пандусов.

Состоялась повторная приемка, в результате которой заказчик снова составил акт о дефектах по тем же 4 объектам. Подрядчик вновь должен был устранить замечания. Однако исправлять их он отказался и после отказа заказчика от повторной приемки направил ему уведомление о расторжении договора в одностороннем порядке. Причина — неоднократный немотивированный отказ заказчика от приемки выполненных работ. Дело в том, что заказчик несколько раз уклонялся от подписания актов приемки, причем как по объектам, по которым были замечания, так и по объекту, к которому замечаний не было. В уведомлении подрядчик также потребовал оплатить выполненные работы.

Заказчик сослался на документ без номера и даты

После того как заказчик проигнорировал досудебную претензию подрядчика, последний пошел в суд. Судья учел, что подрядчик предоставил доказательства того, что выполнил работы и передал результаты заказчику до расторжения договора. Недостатки, зафиксированные в актах, он устранил, за исключением единственного замечания, с которым не согласился. Именно вокруг него и разгорелся спор. Заказчик указал на уклон пандуса более 1:2 (5%). Никакого нарушения подрядчик в этом не увидел. Он пользовался СП 59.13330.2012, указанным в техзадании к договору. Согласно нормативу максимальная высота одного подъема пандуса не должна превышать 0,8 м при уклоне не более 1:20 (5%), а при перепаде высот пола на путях движения 0,2 м и менее допускается увеличивать уклон пандуса до 1:10 (10%).

Любопытно, что в обоснование своей позиции заказчик сослался на письмо Департамента образования города Москвы без номера и даты, которым якобы выявлено завышение уровня наклона. В качестве доказательства этот документ суд не принял. Он также отметил, что у заказчика была обязанность провести экспертизу результата работ. Однако доказательств проведения экспертизы заказчик предоставить не смог.

В итоге заказчика обязали выплатить подрядчику 1 820 000 руб. долга и 8 227 руб. 40 коп. процентов.

Решение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-266450/18-68-2065 от 22.04.2019.

15 апреля

Заказчик изменил срок оплаты, установленный типовым контрактом



Заказчик нарушил типовые условия контракта, установив больший срок для оплаты, чем нужно. Смотрите, что на это сказала ФАС и как попытался оправдать себя государственный заказчик.

Что не понравилось участникам закупки

В Новосибирское УФАС России обратились два участника закупки, проводившейся Управлением капитального строительства. Жалоба была подана на заказчика и уполномоченный орган — Минстрой НСО. Она касалась проведения электронного аукциона на выполнение подрядных работ по строительству больницы.

В первой жалобе участник сообщил, что проект контракта не содержит условия о возможности предоставления заказчику иного обеспечения исполнения контракта, уменьшенного на размер выполненных обязательств, а это нарушает чч. 3, 7 ст. 96 Федерального закона № 44-ФЗ. Кроме того, по некоторым позициям заказчик установил требования к химическому составу, а также к конкретным показателям товаров, значения которых становятся известными по результатам испытаний. Это касалось битумов, эмульсий, грунтовок, эмалей и т.д.

Второй участник пожаловался, что в проекте контракта установлено требование о привлечении субподрядных организаций из числа СМП и СОНКО в объеме 50% от цены контракта. Также в проекте говорилось, что отдельные этапы исполнения договора, заключенного с субподрядчиком, должны оплачиваться в течение 30 дней с даты подписания документа о приемке. При этом в типовом контракте, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 23.12.2016 г. № 1466, говорится о 15-дневном сроке. Еще один момент, не устроивший участника, — требование о представлении паспортной документации и сертификатов заводов-изготовителей на все устанавливаемое оборудование и все применяемые материалы. Компания назвала его неисполнимым.

Как пытался оправдаться уполномоченный орган

На жалобу первого участника Минстрой НСО ответил, что установленное в проекте контракта требование, предусмотренное п. 8.5, соответствует Закону № 44-ФЗ. А касаемо повышенных требований к продукции отметил, что описание объекта закупки составлено в соответствие с требованиями письма ФАС России от 01.07.2016 № ИА/44536/16. По второй жалобе уполномоченный орган признал допущенные нарушения. Однако сообщил, что требований о представлении сертификатов по каждому из материалов в документации не установлено.

Что решила комиссия УФАС

Довод о необходимости включения в п. 8.5 проекта контракта условия о возможности предоставления обеспечения исполнения контракта, уменьшенного на размер выполненных обязательств, взамен ранее предоставленного обеспечения, суд отклонил. Такое условие содержится в п. 8.3 проекта контракта, что соответствует требованиям Закона № 44-ФЗ. Что касается якобы повышенных требований к товарам, то документация о закупке допускает предоставление в составе заявок значений по показателям в соответствии с национальным стандартом.

Типовые условия, утвержденные Постановлением Правительства РФ № 1466, размещены в ЕИС. А значит, заказчик обязан применять их при публикации документации о закупках. Действительно, заказчик нарушил требования ч. 13 ст. 34 Закона № 44-ФЗ и Постановления Правительства РФ № 1466, установив 30-дневный срок оплаты вместо 15-дневного.

Касаемо сертификации ФАС заявила, что все устройства, оборудование, комплектующие, расходные материалы, применяемые при выполнении работ, подлежащие сертификации, должны быть сертифицированы. Таким образом, в документации не установлены заведомо неисполнимые требования о предоставлении сертификатов заводов-изготовителей на все материалы, а только на те, которые подлежат сертификации.

В итоге обоснованной признали только вторую жалобу в части соответствия проекта контракта типовому. Заказчика обязали привести документ в соответствие с типовым.

Решение Новосибирского УФАС России по делу № 08-01-463 от 11.09.2018.

15 апреля

Заказчик дополнил типовой контракт своими пунктами



Заказчики не могут менять или дополнять типовые контракты, кроме установленных в законодательстве случаев. Смотрите, как госзаказчик самовольно добавил в типовую форму пункты и какое наказание за это назначила ФАС.

Заказчик ограничил конкуренцию, потребовав от исполнителя оказать услугу лично

Комиссия Омского УФАС России рассмотрела жалобы ООО «Первая Электронная Компания» и ООО «Группа компаний «Мебетек» на действия заказчика при проведении электронных аукционов на оказание услуг по ремонту и техобслуживанию транспорта и на поставку мебели.

В документации к закупке услуг по текущему ремонту и техническому обслуживанию автотранспортных средств заказчик написал: «Услуги по настоящему контракту оказываются исполнителем, из его материалов (товаров), его силами и средствами, в объеме в соответствии с техническим заданием». Таким образом, весь объем услуг исполнитель должен быть выполнить лично, то есть: — обеспечить предоставление подменного автомобиля аналогичного класса в случае нахождения автомобиля заказчика в ремонте более одних суток; — обеспечить круглосуточную эвакуацию автомобилей в СТОА с места ДТП (поломки) эвакуатором за счет своих средств в Омске и Омской области; — после выполнения работ обеспечить доставку автомобилей заказчика с помощью эвакуатора либо другого оборудования за свой счет на территорию Заказчика; — обеспечить своими силами и средствами доставку представителя заказчика из СТОА по адресу расположения заказчика.

Омское УФАС России посчитало, что при отсутствии в контракте права исполнителя привлекать к оказанию услуг соисполнителей можно говорить о существенном ограничении круга участников закупки, поскольку требования подразумевают наличие непосредственно у исполнителя дополнительных основных средств, не связанных с основным видом его деятельности.

Типовой контракт был незаконно изменен

Заказчик использовал типовой контракт на оказание услуг по диагностике, техническому обслуживанию и ремонту автотранспортных средств для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденный приказом Минпромторга России от 20.02.2016 № 467. В нем содержится такое условие: «привлекать к выполнению настоящего Контракта (Договора) соисполнителей (перечень соисполнителей указан в ТЗ)…Невыполнение соисполнителем обязательств перед Исполнителем не освобождает Исполнителя от выполнения условий настоящего Контракта (Договора)». При этом этот подпункт включается в текст государственного контракта, только если заказчик установил право на привлечение соисполнителей, чего, как мы знаем, он не сделал. В действиях заказчика обнаружили нарушение ч. 2 ст. 8, п. 1 ч. 1 ст. 33 Федерального закона № 44-ФЗ.

Но и это не все. УФАС напомнило заказчику, что при использовании типового контракта он не вправе изменять или каким-либо образом дополнять документ по своему усмотрению. При этом раздел I «Предмет контракта» был дополнен заказчиком пунктами 1.2, 1.3 и 1.4, раздел II «Условия оказания услуг» дополнен пунктами 2.3-2.7, а раздел «Порядок сдачи и приемки оказанных услуг» изложен в произвольной редакции. Это нарушение ч. 11 ст. 34 Федерального закона № 44-ФЗ.

В результате контрактного управляющего оштрафовали по части 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ на 15 тыс. руб.

Постановление Омского УФАС России по делу № 03-10.2/167-2018/7.30 от 02.08.2018.

15 апреля

Исполнителю не понравился штраф и он попытался оспорить пункт контракта об ответственности



Смотрите, как исполнитель попытался обжаловать применение пункта типового контракта, ссылаясь на злоупотребления правом со стороны заказчика, и что по этому поводу сказал суд.

Из-за чего заказчик подал в суд на исполнителя

Департамент дорог и транспорта администрации города Перми заключил с ООО «Дизель» договор на осуществление пассажирских перевозок. Исполнитель обязался перевозить пассажиров автомобильным транспортом на маршруте № 77 сообщением «микрорайон Левшино — микрорайон Ераничи». Объем услуги должен быть не менее 142 179 авточасов в год. В результате условия договора были нарушены. Перевозчик обязался в июле 2015 года выполнить 10 388 рейсов, однако фактически выполнил только 9 798, в августе 2015 года — 10 288 рейсов, однако фактически выполнил 8 939 рейсов, в сентябре 2015 года — 10 040 рейсов, фактически выполнил 9 395 рейсов. Подобные нарушения наблюдались вплоть до марта 2017 года.

В разделе 5 договора была определена ответственность сторон, размеры штрафов за несоблюдение условий договора установлены в приложении № 3 к договору. Если выполнение рейсов по итогам месяца составляет 93,8% и менее (июль 2015 г.), штраф за выявленное составляет 0,5% от условного дохода на маршруте в месяц. Аналогичным образом заказчик посчитал штрафы за август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь 2015 года, за период с января по август и с октября по декабрь 2016 года, а также за период с января по март 2017 года.

Были обнаружены и другие нарушения: видеорегистраторы находились в нерабочем состоянии или вовсе отсутствовали, транспортное средство не было укомплектовано информацией о перевозчике и правилами пользования городским пассажирским транспортом и т.д. Общая сумма штрафа составила 2 992 337 руб. На претензии исполнитель не ответил, и заказчик пошел в суд.

Суд посчитал штраф несоразмерным нарушению

Суд посчитал, что заказчик абсолютно законно начислил исполнителю штрафы в общей сумме 2 992 337 руб. Однако последний попросил об уменьшении размера неустойки. Суд признал штраф несоразмерным нарушению. Дело в том, что высокий размер неустойки возник из-за того, что в расчете используется общее плановое количество пассажиров на маршруте в месяц, рассчитанное на основании данных последнего обследования пассажиропотока, а маршрут № 77 пользуется спросом, поскольку проходит через центральные улицы города Перми. Также был учтен незначительный процент нарушений. В итоге санкцию уменьшили до 1 496 000 руб.

Исполнитель потребовал признать пункты контракта недействительными

Исполнитель подал в суд встречный иск. Он потребовал признать недействительными пункты 5.6, пункты 8.3.4, а также слова «и оплаты штрафных санкций за допущенные нарушения условий настоящего договора» пункта 5.5 договора. П. 5.6. гласил, что «Размеры штрафных санкций за несоблюдение условий договора указаны в приложении 3 к настоящему договору». Согласно пункту 8.3. организатор пассажирских перевозок отказывается в одностороннем порядке от исполнения договора с направлением уведомления об этом перевозчику за 15 календарных дней, в том числе по пункту 8.3.4. за неоплату в течение 2 месяцев подряд штрафов за неисполнение условий договора.

Однако оспорить эти пункты оказалось не так-то просто. Администрация города Перми 29.06.2012 приняла постановление № 353 об утверждении типовой формы договора на осуществление пассажирских перевозок. Эта форма содержит спорные пункты. Однако исполнитель знал о них до возникновения проблем и подписал типовую форму договора без разногласий. Тем самым он согласился со всеми его условиями, в том числе и с применении к нему ответственности за ненадлежащее исполнение условий.

Исполнитель настаивал на том, что федеральными законами и Положением об организации пассажирских перевозок на маршрутах регулярных перевозок города Перми не предусмотрена ответственность за нарушение условий выполнения перевозок. Из-за этого включение в договор положений об ответственности перевозчика якобы является ошибочным. Однако суд отметил, что запрета на применение к перевозчику санкций законодательство не содержит.

Был в числе доводов довольно любопытный. Размеры штрафов заказчик указал в приложении № 3 к договору, но в самом приложении не был указан маршрут перевозок. На этом и попытался сыграть исполнитель. Однако суд напомнил, что приложение является неотъемлемой частью договора, заключенного на осуществление перевозки по конкретному маршруту. Исходя из смысла договора, для расчета штрафа применяются данные этого маршрута.

Кроме того, перевозчик заявил, что заказчик должен был руководствоваться нормами Федерального закона № 44-ФЗ от 05.04.2013, то есть должен был определить конкретный размер штрафа в рублях, а не в процентах, что исключает возможность удовлетворения требований по иску. Однако суд решил, что само по себе определение штрафа в процентном отношении основанием для отказа в удовлетворении требований заказчика не является. В итоге с перевозчика взыскали штраф в сумме 1 496 000 руб. Во встречном иске ему отказали.

Постановление Арбитражного суда Пермского края по делу № А50–31999/2017 от 31.01.2019.

15 апреля

ФАС неверно истолковала требования об обязательном применении типового контракта



Иногда для применения типового контракта должно быть соблюдено условие об обязательном одновременном соответствии всех показателей. Смотрите, как антимонопольный орган попал впросак, неверно истолковав нормативный акт.

Заказчик забыл установить в контракте срок поставки товара

В адрес Красноярского УФАС России пришла жалоба ЗАО «Медсервис-Регион» на действия заказчика. Она касалась положений документации по проведению электронного аукциона. Предметом контракта была поставка аппаратов ультразвукового сканирования.

УФАС установило, что в проекте контракт, в пункте о сроках поставки, заказчик указал: «Срок поставки: в течение 90 (девяноста) календарных дней со дня, следующего за днём заключения Контракта. Поставка товара осуществляется с «__» ______ 20__ г. по «__»______ 20__ г.». Антимонопольный орган посчитал, что в нарушение статьи 34 Закона о контрактной системе заказчиком не был установлен срок поставки товара, поскольку начало срока, в течение которого поставщик обязан поставить товар, а заказчик обязан его принять, отсутствует. Следовательно, определить реальный срок поставки товара не представляется возможным.

Кроме того, антимонопольный орган установил, что проект контракта не соответствует положениям типового контракта, утвержденного Приказом № 724н. В частности, расходятся положения о подготовке помещения или места эксплуатации в соответствии с требованиями технической и эксплуатационной документации.

По решению Красноярского УФАС заказчика и краевое агентство государственного заказа признали нарушившими требования статей 34, 64 Закона о контрактной системе. Они обратились в суд, чтобы признать решение УФАС незаконным.

Что сказал суд об отсутствующем сроке поставки

Суды двух инстанций, а позже и кассация пришли к выводу о том, что условие контракта о сроках поставки соответствует требованиям ГК РФ и не противоречит требованиям Закона о контрактной системе. При этом суды исходили из того, что дата поставки будет считаться со дня, следующего за днем заключения контракта. По мнению судов, установление срока поставки в зависимости от даты заключения договора не приводит к тому, что срок поставки не установлен вовсе и к другим противоречиям. Не смутили судей и пустые поля в графах.

Должен ли заказчик был применять типовой контракт

Порядок применения типовых контрактов установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 02.07.2014 № 606. Типовые контракты используются с оговоркой. Нормативно-правовым документов предусмотрены условие их применения — одновременное соответствие показателей: — коды закупаемых товаров, работ, услуг по ОКПД2, ОКВЭД2, а также по каталогу товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд; — размер начальной (максимальной) цены контракта.

В информационной карте типового контракта сказано, что одним из показателей для его применения выступает код ОКВЭД-32.5 «Производство медицинских инструментов и оборудования». Однако предмет закупки «Аппараты ультразвукового сканирования» не попадает под указанный код ОКВЭД 32.5, а попадает под код ОКВЭД 26.60. Таким образом, отсутствует предусмотренное требование об одновременном соответствии показателей для применения типового контракта, следовательно, у заказчика отсутствовала обязанность по использованию шаблонного документа.

Довод антимонопольного органа о том, что для применения типового контракта достаточно соответствия поставляемого товара коду ОКПД без его соответствия коду ОКВЭД, суды отклонили как необоснованный. Кстати, позже решение поддержала кассация. УФАС не смогло выиграть дело.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа по делу № А33-21159/2017 от 23.10.2018.

15 апреля

Когда заказчики обязаны применять типовые условия, не размещенные в ЕИС



Заказчики обязаны применять типовые контракты, размещенные в ЕИС. Но в каком случае это обязательно независимо от того, опубликован ли документ в единой системе?

Заказчик объяснил, почему не включил в контракт условия из типового шаблона

В УФАС по Астраханской области поступила жалоба на действия госзаказчика — Государственного казенного учреждения Астраханской области «Управление по капитальному строительству Астраханской области». Заказчик проводил электронный аукцион на закупку работ по строительству жилого дома. УФАС признало его виновным в нарушении части 1 статьи 33 Федерального закона № 44-ФЗ. Разберемся по порядку.

В частности, антимонопольный орган отметил, что заказчик не установил в проекте контракта аукционной документации срок выполнения работ. С этим казенное учреждение не согласилось, ведь в пункте 3.1. проекта контракта установлен срок выполнения работ — в течение 260 дней с даты заключения контракта. По мнению заказчика, при заключении контракта 16 апреля 2018 года дата окончания выполнения работ наступит 31 декабря 2018 года, что соответствует установленным срокам.

Также антимонопольный орган обвинил заказчика в отсутствии срока оплаты выполненных работ, оказанных услуг субподрядчику, соисполнителю из числа субъектов малого предпринимательства. На это заказчик ответил следующее. По его словам, требования пункта 5 типовых условий контрактов, предусматривающих привлечение к исполнению контрактов субподрядчиков, соисполнителей из числа СМП и СОНКО, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.12.2016 № 1466, нужно применять только после размещения типовых условий в ЕИС. А на момент составления проекта контракта типовые условия № 1466 в единой информационной системе не были опубликованы.

Заказчик при установлении сроков не учел возможные разногласия

Действительно, в контракте определен срок действия — по 31 декабря 2018 года. Однако антимонопольный орган отметил, что при проведении электронного аукциона 5 апреля 2018 года самая ранняя возможная дата заключения контракта — 16 апреля 2018 года. В случае заключения контракта позже 16 апреля 2018 года установленные в проекте сроки будут нарушены. То есть это возможно при возникновении любых разногласий при заключении контракта с победителем, о чем заказчик не подумал.

Должен ли был заказчик включать типовые условия в контракт

По пункту 5.1.17 проекта контракта подрядчик обязан привлечь субподрядчиков из числа субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций в объеме 20 процентов от цены контракта. Согласно пункту 5 типовых условий контрактов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 23.12.2016 № 1466, в проект контракта нужно включить условие об оплате поставленных субподрядчиком, соисполнителем товаров в течение 15 рабочих дней с даты подписания документа о приемке. В проект контракта указанное условие не включено.

Заказчик не учел, что типовые условия из Постановления № 1466 обязательны для применения вне зависимости от размещения их в единой информационной системе. Они действуют с момента вступления в силу нормативно-правового акта. В итоге решение УФАС оставили без изменения.

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А06-5192/2018 от 18.12.2018.

15 апреля

Заказчику позволили изменить типовой договор под требования 44-ФЗ



Что если типовой контракт не соответствует Закону № 44-ФЗ? Что принимать за образец в таком случае? Смотрите, как стороны с помощью суда привели типовой договор по водоотведению в соответствие с требованиями законодательства о контрактной системе.

Стороны не смогли согласовать текст контракта мирно

Спор возник между Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Пермскому краю и обществом «Кудымкарский водоканал». Стороны пытались заключить контракт на услуги водоотведения, однако не смогли согласовать некоторые пункты.

Дело было так. В июле 2018 года Управление Росреестра, являясь потребителем услуг водоснабжения и водоотведения, для заключения государственного контракта направило письмо в адрес ООО «Кудымкарский водоканал». Был запрошен проект госконтракта на оказание услуг водоснабжения и водоотведения. В ответ на запрос в Управление поступил проект договора, редакция которого заказчика не устроила. Он направил протокол разногласий. Однако водоканал отказался его подписывать. В итоге заказчик обратился в суд.

Стороны поспорили из-за преамбулы контракта

Если говорить вкратце, суть спора в следующем. Отношения между абонентами (заказчиками) и организациями водопроводно-канализационного хозяйства предполагают заключение типового договора в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 29.07.2013 № 645. Но при этом Управление Росреестра как госучреждение должно руководствоваться Законом о контрактной системе.

Заказчик настаивал на включении в преамбулу следующего текста: «на основании п. 8 ч. 1 ст. 93 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ „О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд“, заключили настоящий Государственный контракт (далее по тексту договор) о нижеследующем:». Однако суд пришел к выводу, что отсутствие такого текста не противоречит закону. А стандартный текст «договор № 197 холодного водоснабжения и водоотведения» не нарушает ничьих прав.

Заказчику разрешили добавить в контракт цену и ее обоснование

В соответствии с п. 5 ст. 13 и п. 5 ст. 14 Закон № 416-ФЗ цена договора не считается существенным условием подобных соглашений. Однако, как известно, в 44-ФЗ совсем другие требования. Поэтому заказчик предложил такую формулировку: «Цена настоящего договора составляет: 12 403 (Двенадцать тысяч четыреста три) рубля 20 копеек. НДС не облагается. Цена договора является твердой и определяется на весь срок исполнения договора …». Также он потребовал включить в договор приложение «Расчет и обоснование цены договора».

Суд учел, что нормы Закона № 416-ФЗ и Постановления Правительства РФ от 29.07.2013 № 645 являются обязательными для применения всеми субъектами, заключающими единый договор холодного водоснабжения и водоотведения. Однако они не учитывают и не регулируют вопросы статуса субъектов этих отношений, что, напротив, предусмотрено в Законе № 44-ФЗ. Поэтому требование заказчика сочли обоснованным и изложили указанные пункты в его редакции.

Суд не разрешил указывать в контракте штрафы по 44-ФЗ

Также заказчик просил у суда разрешить разногласия, касающиеся пунктов об ответственности сторон. А именно включить в текст контракта ответственность исполнителя по ч. 7 ст. 34 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ и Постановлению Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042). Однако суд привел п. 39 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017. Там сказано, что при расчете неустойки по госконтракту, заключенному в сфере энергоснабжения, необходимо руководствоваться положениями специальных законодательных актов о снабжении энергетическими ресурсами. Следовательно, по мнению суда, при расчете неустойки в рассматриваемом случае необходимо руководствоваться положениями Закона № 416-ФЗ. К слову, ответственность абонента (заказчика) разрешили указать по ч. 5 ст. 34 Федерального закона № 44-ФЗ от 05.04.2013, так как санкции более строгие, чем в Законе № 416-ФЗ.

Заказчику позволили добавить пункт об изменении контракта

Еще один спорный момент касался пункта об изменении контракта. Заказчик предложил написать: «При исполнении договора изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных ст. 95 Федерального закона от 05.04.2013 № 44- ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд». Суд согласился, поскольку этот порядок не противоречит Закону № 416-ФЗ. Сложно сказать, кто победил в споре, так как некоторые пункты так и остались в редакции поставщика. Но часть положений заказчику удалось привести в соответствие 44-ФЗ.

Решение Арбитражного суда Пермского края по делу № А50П-916/2018 от 18.02.2019.

18 марта

Обязан ли исполнитель возвращать всю предоплату, если нарушил условия контракта?



Заказчик решил, что если исполнитель не оказал услугу целиком, можно требовать с него всю сумму назад. Но как быть с уже исполненными обязательствами по контракту? Смотрите, удалось ли получить плату за доставленную периодику.

Что требовалось от исполнителя

Заксобрание Ленинградской области заключило контракт с ИП. Исполнитель обязался оказать заказчику услуги по оформлению подписки и доставке периодических изданий на первое полугодие 2017 года. Стороны согласовали место доставки периодических изданий, периодичность поставки, требования к сопроводительным документам и самим изданиям. По согласованию с госзаказчиком газеты и журналы должны быть расфасованы по подразделениям.

В соответствии со спецификацией общая цена контракта составила 299 360 руб. Оплата услуг производилась на условиях полной предварительной оплаты. Заказчик перечислил на расчетный счет исполнителя 299 360 руб.

Исполнитель нарушил обязательства

Все начиналось хорошо. Как и было согласовано, исполнитель доставил периодику 11.01.2017 и 18.01.2017. Однако 09, 10, 12, 13, 16 и 17 января 2017 года поставок не было. Заказчик составил акт о ненадлежащем исполнении обязательств по контракту от 17.01.2017. Не доставили периодику и 19, 20, 23, 24, 25, 26, 27, 30, 31 января, а также 1 февраля 2017 года.

Заказчик направил исполнителю письмо о нарушениях и попросил осуществить допоставку периодических изданий, вышедших 9 и 17 января. Реакции не последовало. Тогда заказчик направил письменную претензию и напомнил о своевременной расфасовке периодических изданий по подразделениям госзаказчика. Но ответа вновь не было.

В итоге заказчик принял решение об одностороннем отказе от исполнения контракта. Он подал иск с требованием возвратить предоплату в сумме 299 360 руб., а также предусмотренный контрактом штраф в сумме 29 936 руб.

Почему суд отказался возвращать заказчику всю сумму по контракту

Суд согласился, что нарушения по контракту, а именно отсутствие поставок, можно отнести к существенным. Поэтому заказчик абсолютно законно отказался от дальнейшего исполнения контракта. Однако обязательства по доставке периодических изданий 11 и 18 января 2017 года исполнитель все же выполнил. А значит фактически оказанную услугу нужно оплатить. По расчету ее стоимость составила 1 658 руб. 49 коп. Эту сумму и вычли из предоплаты. В итоге суд потребовал с исполнителя вернуть 297 701 руб. 51 коп.

Решение Арбитражного суда Архангельской области по делу № А05-14125/2017 от 23.12.2017

18 марта

Из-за долгого согласования банковской гарантии поставщик едва не попал в РНП



На согласование документов перед подписанием контракта порой уходит много времени. Если срок, установленный законом, пропущен, как не прослыть уклонистом и убедить ФАС в своих серьезных намерениях?

Заказчик потребовал внести поставщика в РНП

ГУП «Петербургский метрополитен» проводило запрос котировок в электронной форме среди субъектов малого и среднего предпринимательства. Предметом договора было оказание услуг по подписке на периодические печатные издание. Заявке «Урал-Пресс Запад» присвоили первое место. Но из-за спора по банковской гарантии срок подписания контракта был пропущен.

Заказчик обратился в УФАС и потребовал включить «Урал-Пресс Запад» в реестр недобросовестных поставщиков по факту уклонения от заключения контракта.

Победитель несколько раз исправлял текст банковской гарантии

ГУП «Петербургский метрополитен» 18 декабря 2018 направил победителю предложение о снижении цены договора без изменения количества услуг. Уже 19 декабря ООО «Урал-Пресс Запад» направило заказчику предложение о снижении цены договора на 3%, а также проект банковской гарантии для согласования. В ответ ГУП «Петербургский метрополитен» прислал на подписание проект договора. Он должен был быть подписан до 25.12.2018. Но возникли сложности с банковской гарантией.

Дело в том, что 21 декабря заказчик внес корректировки в текст банковской гарантии. В ней не было ряда предусмотренных документацией о закупке условий в содержании представленной банковской гарантии. До 26 декабря банк корректировал текст гарантии, в результате чего победитель только в этот день смог направить отредактированный документ заказчику.

Однако 27 декабря ГУП «Петербургский метрополитен» сообщил о том, что замечания к тексту банковской гарантии не устранены. В итоге только 28 декабря победитель направил исправленный документ вместе с подписанным со своей стороны контрактом. Однако 11.01.2019 закупочная комиссия ГУП «Петербургский метрополитен» приняла решение о признании ООО «Урал-Пресс Запад» уклонившимся от заключения договора.

Как участник доказал ФАС, что он не уклонист

Представитель ООО «Урал-Пресс Запад» пояснил, что нарушение срока связано с согласованием текста банковской гарантии с организатором торгов. Вместе с тем победитель согласился на заключение договора по сниженной на 3% цене. Также им была получена банковская гарантия по договору. В пользу «Урал-Пресс Запад» говорило и то, что компания уже разместила заказ на подписку на периодические печатные издания и оплатила заказ в редакции — распространителю. Кроме того, победитель в январе 2019 года начал доставку заказных периодических печатных изданий заказчику. В итоге комиссия УФАС посчитала основания для включения в РНП недостаточными. Победителя решили не заносить в реестр.

Решение Санкт-Петербургского УФАС по делу № Т02-47/19 от 30.01.2019

18 марта

Как исполнитель пытался расторгнуть через суд уже прекративший действие договор



Исполнитель игнорировал письма заказчика и приглашения на сверку расчетов. В конце концов он заявил об одностороннем расторжении контракта, а после этого внезапно потребовал снова расторгнуть договор, но только на других условиях. Что сказал суд?

Что требовалось от исполнителя по контракту

Санкт-Петербургский государственный аграрный университет (ФГБОУ ВО СПбГАУ) и АО «Союзпечать Северо-Запад» заключили госконтракт на услуги по подписке на газеты, журналы и другие периодические издания. Исполнитель обязался завершить оказание услуг 31.12.2017. В его обязанности входила доставка: — ежедневных газет — в день выхода из печати; — еженедельных изданий не позднее 2-х дней с момента выхода в печать; — ежемесячных изданий не позднее 4-х дней с момента выхода в печать; — ежеквартальных изданий не позднее 5 дней с момента выхода в печать.

При этом адресом доставки значилась библиотека университета.

Исполнитель незаконно привлек третье лицо

В итоге печатные издания не поставлялись по адресу, указанному в контракте, а частично передавались через отделение почты России с нарушениями сроков и объемов поставки, а также без оформления каких-либо сопроводительных документов. Представителям заказчика приходилось самим обращаться в отделения почты России, несмотря на то что контракт включал расходы исполнителя на доставку изданий непосредственно в университет.

Любопытно, что в свою защиту исполнитель сослался на существующий на тот момент договор поставки периодических печатных изданий между заказчиком и ФГУП «Почта России». Мол, раз уж такой договор есть, в рамках него могут доставлять и его издания. Причем исполнитель никакого отношения к этому договору не имел.

По состоянию на 31.08.2017 исполнитель не оказал услуги по поставке периодических изданий по 38 позициям спецификации. В итоге заказчик потребовал пени в сумме 31.635 руб. 25 коп. Платить исполнитель отказался, сославшись на то, что издания якобы поставлялись в срок. Правда, никаких подтверждающих документов не предоставил. Это противоречит условиям контракта. Факт оказания услуг должен быть подтвержден актом, подписанным обеими сторонами.

Исполнитель выставил заказчику счета авансом

Несмотря на спорную ситуацию, 23.09.2017 исполнитель выставил заказчику несколько счетов авансом (с октября по декабрь 2017 года), что не предусмотрено условиями контракта. При этом все счета и акты не содержали сведений о количестве фактически поставленной печатной продукции и ее стоимости в отчетный период. Получается, что исполнитель по какой-то причине единолично принял решение по определению размера ежемесячных платежей, разделив стоимость контракта на 5 месяцев оказания услуг с августа по декабрь, при этом необоснованно исключив из периода обслуживания срок с 15 по 31 июля 2017 года.

Исполнитель расторг контракт в одностороннем порядке

В конце сентября 2017 года заказчик создал комиссию по проверке исполнения условий контракта. По итогам ее работы исполнителю направили уведомление с перечнем выявленных нарушений и актами сверки. В ответ исполнитель уведомил заказчика об одностороннем отказе исполнения контракта с 01.11.2017 года. Кроме того, он направил заказчику досудебную претензию с требованием оплатить оказанные услуги в общей сумме 63.620 руб. 42 коп.Никаких актов и счетов с указанием фактически поставленной печатной продукции за отчетный период исполнитель не приложил. Позже исполнитель уведомил заказчика об изменении периода одностороннего отказа от исполнения контракта — с 01.12.2017 года. А также отметил, что акты сверки расчетов подписывать не будет. Заказчик в свою очередь разместил сведения о расторжении контракта с 01.12.2017 года на официальном сайте ЕИС.

К слову, заказчик сообщил о готовности оплатить фактически поставленную печатную продукцию после предоставления документов первичного бухгалтерского учета. Письмо с приглашением на сверку расчетов исполнитель проигнорировал. Спустя время заказчик повторно предложил исполнителю представить товарные накладные, акты и счета на фактически поставленную продукцию и явиться на сверку расчетов, но этого так и не произошло. В итоге контракт был расторгнут с 01.12.2017 года в связи с односторонним отказом исполнителя.

Суд отказался удовлетворять иск исполнителя

В исковых требованиях АО «Союзпечать Северо-Запад» потребовало расторгнуть контракт и взыскать с заказчика 43.377 руб. 56 коп., внесенных в качестве обеспечения, а также выплатить возмещение суммы фактических расходов в размере 120.674 руб. 05 коп.

Однако удовлетворять иск суд не стал. Он напомнил исполнителю, что договор может быть расторгнут по решению суда только при существенном нарушении условий другой стороной. Однако проблема в том, что на момент обращения в суд договор уже был расторгнут. Повторно сделать это суд просто не мог. Спорный договор уже прекратил свое действие, как и обязательства по нему. Учитывая тот факт, что контракт расторгнут заказчиком в одностороннем порядке, суд решил, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-37913/2018 от 26.06.2018

18 марта

Издание газет и размещение материалов в одной закупке — ограничение конкуренции?



Чем отличаются услуги СМИ и услуги по изданию газет, и можно ли включать их в одну закупку? Участник посчитал это нарушением конкуренции. УФАС с ним не согласилось. На чью сторону встал суд?

Участник пожаловался на ограничение конкуренции

Общество с ограниченной ответственностью «ЦРТ «Перспектива» обратилось в арбитражный суд. Компания потребовала признать недействительным решение антимонопольного ведомства и обязать заказчика провести повторную закупку. ЦРТ «Перспектива» обвинил заказчика в нарушении конкуренции. Последний якобы объединил в составе одной процедуры разные по функциональным характеристикам объекты закупки. УФАС в свою очередь заявило, что никак подтверждающих аргументов компания не привела и не объяснила, каким образом действия заказчика нарушили ее права.

Спор возник вокруг кодов ОКПД2

Заказчик проводил открытый конкурс на выполнение работ по организации информирования населения Пермского края о деятельности Законодательного Собрания. К объекту закупки был определен код ОКПД2 — 63.91.11.000 «Услуги информационных агентств, предоставляемые газетам и периодическим изданиям».

Вот что включали работы в соответствии с техзаданием: — создание материалов; — подбор текстов и фотографий для рубрик; — организация и выполнение фотосъемок, подготовка иллюстративного материала; — литературная, редакторская и корректорская правки; — верстка полос печатного издания и их техническое редактирование; — полиграфическое исполнение; — размещение информационных материалов в СМИ.

Ничего необычного комиссия УФАС в техзадании не нашла и подтвердила, что работы относятся к коду 63.91.11.000 «Услуги информационных агентств, предоставляемые газетам и периодическим изданиям», и как следствие, в данной части нарушение не усматривает.

Но компания «ЦРТ «Перспектива» посчитала, что объект закупки соответствует коду ОКПД2 — 58.13 «Услуги по изданию газет». Автор жалобы указал в ней, что заказчикам запрещено включать в одну закупку не связанные друг с другом работы, товары и услуги, чтобы не ограничивать конкуренцию. Однако жалобу признали необоснованной. Компания обратилась в суд.

Почему суд в итоге отказал в иске

Решающим при вынесении вердикта стало то, что ЦРТ «Перспектива» не был участником закупки. Поэтому суду было неясно, каким образом действия заказчики затронули его права. В результате в том, кто прав, а кто виноват разбираться не стали. В иске было отказано.

Решение Арбитражного суда Пермского края по делу № А50-11913/2018 от 11.07.2018

18 марта

Заказчик незаконно отклонил заявку участника, предоставившего свидетельство о регистрации не на свое имя



Свидетельство о регистрации СМИ — обязательный документ, без которого издание не допустят к участию в закупке. Но на чье имя оно должно быть выдано? Смотрите, к чему привел спор между участником и заказчиком.

Почему заказчик отклонил заявку участника

В Иркутское УФАС России обратился Издательский дом «Постскриптум пресс» — участник аукциона на закупку услуг по информационному освещению мероприятий. Он остался недоволен решением комиссии об отклонении своей заявки. Согласно протоколу заявка ЗАО «Издательский дом «Постскриптум пресс» была признана не соответствующей требованиям документации. Комиссия обозначила следующую причину: «Участником закупки является ЗАО «Издательский Дом «Постскриптум Пресс», при этом во 2-й части заявки на участие в электронном аукционе представлено свидетельство о регистрации средства массовой информации «Мои года. Газета пенсионеров Приангарья». Поскольку у самого издательского дома свидетельства о регистрации СМИ не было, его не допустили до участия. УФАС признала это нарушением. Заказчик обратился в суд.

На кого должно быть выдано свидетельство о регистрации СМИ

Напомним, что отклонить заявку участника комиссия может, в том числе, из-за отсутствия необходимых документов. Согласно документации об аукционе одним из требований к участникам закупки установлено наличие свидетельства о регистрации средства массовой информации (Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации»). Нужно сказать, что иск заказчика отклонили суды двух инстанций. Третья направила дело на новое рассмотрение. И вот почему. Суд попросил выяснить, допускал ли заказчик возможность представления в составе заявки свидетельства о государственной регистрации средства массовой информации, выданного другому лицу, не подававшему заявку на участие в аукционе. Ведь в приказе Роскомнадзора от 21.112011 № 1035 «Об утверждении формы свидетельства о регистрации средства массовой информации» говорится, что свидетельство не может содержать сведения об иных лицах, кроме учредителя средства массовой информации, в том числе о редакции и издателе, то есть о тех, кто может выступать участниками электронного аукциона.

Суд признал требование о наличии свидетельства о регистрации СМИ у участника ограничивающим конкуренцию

Антимонопольный орган установил, что в составе второй части заявки Издательский дом «Постскриптум пресс» предоставил копию свидетельства о регистрации газеты «Мои года. Газета пенсионеров Приангарья». Также участник предоставил договор о передаче прав на выпуск СМИ, по условиям которого учредитель газеты «Мои года. Газета пенсионеров Приангарья» передал ЗАО «Издательский дом «Постскриптум пресс» (издатель) права на выпуск средства массовой информации.

Суд выяснил, что из документации об аукционе не следует, что свидетельство должно быть выдано непосредственно участнику закупки. Установлено лишь требование о наличии у него такого свидетельства. Словосочетание «наличие у участника закупки свидетельства» не подразумевает выдачу его непосредственно участнику аукциона, поскольку такое свидетельство содержит информацию только об учредителях СМИ. Если следовать логике заказчика, в закупке могли бы принимать участие только учредители средств массовой информации. Это в свою очередь привело бы к невозможности участия в закупке всех остальных. По мнению суда требование о выдаче свидетельства о регистрации СМИ непосредственно участнику закупки противоречило бы действующему законодательству и неправомерно ограничивало число участников закупки.

Довод заказчика о том, что заявка издательства все равно бы не победила, так как не содержала наименьшей цены, суд отклонил. В удовлетворении иска заказчика к УФАС отказали.

Решение Арбитражного суда Иркутской области по делу № А19-24291/2017 от 19.11.2018

18 марта

Исполнитель получил 8 млн руб. от заказчика несмотря на отсутствие контракта



Если исполнитель не заключил с заказчиком договор о подписке на периодику, но при этом исправно оказывал услуги, имеет ли он право на оплату? Заказчик посчитал, что нет. Что решил суд, читайте в материале.

Заказчик отказался оплачивать услугу

Спор разгорелся между ФГУП «Почта Крыма» (исполнителем) и редакцией «Крымской газеты» (заказчиком). «Почта Крыма» является распространителем периодических печатных изданий по договору подписки в Республике Крым и городе Севастополе. С 2014 года учреждение сотрудничает с «Крымской газетой» — принимает заказы по подписке, сортирует, перевозит и доставляет периодические печатные издания подписчикам, организует доставку для льготников.

Все началось с того, что заместитель министра Министерства внутренней политики, информации и связи Республики Крым от лица учредителя редакции «Крымской газеты» обратился с письмом от 29.12.2017 к ФГУП «Почта Крыма». Он попросил обеспечить бесплатную подписку и доставку периодического издания «Крымская газета» льготной категории граждан в 2018 году. Замминистра сослался на поручение Главы Республики Крым. Кроме того, в марте 2018 года редакция «Крымской газеты» подтвердила свои намерения на дальнейшее оказание услуг ФГУП «Почта Крыма. Правда, была одна проблема: стороны так и не заключили контракт.

«Почта Крыма» своевременно принимала заказы на подписку и доставляла населению экземпляры газеты. Никаких жалоб и претензий от подписчиков газеты, а также от самой редакции не было. По накладным итоговая сумма оказанных ФГУП «Почта Крыма» возмездных услуг составила 8 000 404,41 руб. Однако оплачивать их заказчик отказался, сославшись на отсутствие договора. Отказался он и от подписания итогового акта приемки.

Исполнитель не мог приостановить оказание услуг

Дело в том, что по закону ФГУП «Почта Крыма» не имело право отказывать в предоставлении одной из таких услуг общедоступной почтовой связи, как подписка и доставка периодического издания. Поэтому суд согласился с тем, что эти услуги не терпели отлагательства до момента заключения государственного контракта. А значит отсутствие договора само по себе не является основанием для освобождения заказчика от оплаты.

С заказчика взыскали больше 8 млн руб.

Отсутствие действий по заключению госконтракта суд назвал бездействием заказчика. Этот факт не мог быть основанием для прекращения или приостановления выполнения социально значимых функций. До спорного периода и между сторонами действовали государственные контракты, поэтому ФГУП «Почта Крыма» не могло односторонними действиями прекратить доставку периодических изданий.

В итоге от заказчика потребовали выплатить задолженность в размере 8 000 404,41 руб., а также 63 002 руб. госпошлины.

Решение Арбитражного суда Республики Крым по делу №А83-14174/2018 от 26.12.2018

4 марта

Заказчик забыл указать в положении руководителя контрактной службы



Плановая проверка Администрации Вохомского Муниципального района Костромской области выявила нарушения в работе контрактной службы заказчика. В частности, положение о контрактной службе, созданное на предприятии, не соответствовало типовому положению, утвержденному Приказом Министерства экономического развития РФ от 29.10.2013г. № 631. Какие именно нарушения нашли проверяющие, читайте далее.

Проверяющие нашли нарушения в положении трехлетней давности

В Вохомском сельском поселении создана контрактная служба. Согласно ч. 3 ст. 38 Закона о контрактной системе она действует в соответствии с положением. У заказчика такой документ был, но он не соответствовал утвержденному Приказом Министерства экономического развития РФ от 29.10.2013г. № 631. Контрактная служба администрации Вохомского сельского поселения состоит из 3-х человек: глава администрации, заместитель главы администрации и заведующий сектором экономики и финансов. В п. 1.5. Положения прописано, что контрактную службу возглавляет руководитель контрактной службы, но кто именно, не указано. Орган финконтроля посчитал это нарушением.

Напомним, что заказчики должны пользоваться этим типовым регламентом. В частности, он содержит следующие данные: — что устанавливает положение и для какого предприятия создано; — цели назначения контрактного управляющего; — чем должен руководствоваться в своей работе контрактный управляющий, принципы его деятельности; — его функции, полномочия и обязанности; — ответственность управляющего.

Любопытно, что положение о контрактной службе было утверждено постановлением администрации Вохомского сельского поселения еще 12 января 2016 года, то есть почти за три года до проверки, но нарушения нашли только сейчас.

Необходимое образование было только у одного сотрудника контрактной службы

Напомним, что ч. 6 ст. 38 Закона о контрактной системе обязывает работников контрактной службы иметь высшее образование или дополнительное профессиональное образование в сфере закупок. В контрактной службе администрации Вохомского сельского поселения, состоящей из 3-х человек, обучение прошла одна заместитель главы администрации. Тем самым заказчик нарушил ст. 195.1 Трудового кодекса.

Орган финконтроля в предписании напомнил, что это чревато наказанием по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ: штраф должностному лицу в размере от 1 000 до 5 000 руб., юридическому – от 30 000 до 50 000 руб. Также заказчика обязали привести положение в соответствие с типовым.

Предписание Администрации Вохомского муниципального района Костромской области № 607 от 19.02.2019

4 марта

Прокуратуре не понравились функции контрактного управляющего



Прокуратура Хабаровского края проводила проверку соблюдения требований законодательства о контрактной системе в отношении МТУ Росимущества в Хабаровском крае и ЕАО. Ведомство нашло нарушения при определении полномочий контрактного управляющего.

«Лишняя» функция

Согласно выводам прокуратуры, функции КУ должны быть указаны в соответствии со ст. 38 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ. Однако заказчик наделил контрактного управляющего функцией проверки правомочности участника закупки заключать контракт.

Какие функции должен исполнять управляющий

В рамках прокурорской проверки, как следует из выводов прокурора, полномочия контрактного управляющего, указанные в положении заказчика, сопоставлялись с полномочиями из ст. 38 Закона о контрактной системе. Действительно, в ней ничего не говорится о такой функции, как проверка правомочности участника закупки заключать контракт. В ст. 38 перечислены следующие функции КУ и контрактной службы: — разрабатывают план закупок, готовят изменения для внесения в план закупок, размещают план в ЕИС; — разрабатывают и публикуют план-график; — готовят и размещают в ЕИС извещения, документацию о закупках и проекты контрактов, готовят и направляют приглашения принять участие в определении поставщиков закрытыми способами; — непосредственно проводят закупки, в том числе заключают контракты; — участвуют в рассмотрении дел об обжаловании результатов определения поставщиков; — организуют в случае необходимости консультации с поставщиками.

Однако заказчики должны составлять положение о контрактной службе на основании типового регламента, утвержденного Приказом Министерства экономического развития РФ от 29.10.2013 г. № 631. И вот как раз в этом документе такая функция, как проверка правомочности участника закупки заключать контракт, упоминается: «При определении поставщика … осуществляет организационно-техническое обеспечение деятельности комиссий по осуществлению закупок, в том числе обеспечивает проверку правомочности участника закупки заключать контракт» (пп. «ж» п. 1 ч. 13 Приказа Минэкономразвития от 29.10.2013 г. № 631). Любопытно, но прокуратура все равно посчитала, что заказчик не мог наделить КУ такими полномочиями.

В положении заказчик не ограничил участие офшорных компаний

Как говорится в выводах по итогам проверки, несмотря на требования закона, положение о контрактной службе не ограничивало допуск к закупкам офшорных компаний. Также «были созданы предпосылки для допуска к участию в закупках лиц, привлеченных к административной ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ, а также лица, имеющие судимости за преступления в сфере экономики и (или) преступления, предусмотренные отдельными статьями УК РФ». В то же время заказчик незаконно сузил круг потенциальных участников, не допуская имеющих оспариваемую задолженность по налогам и сборам.

В результате первый заместитель прокурора края внес протест на отдельные пункты положения. Их приняли и внесли необходимые правки.

4 марта

Сколько нужно отучиться, чтобы работать с закупками?



В 44-ФЗ ясно сказано о необходимости получения контрактным управляющим профессионального образования. Но сколько именно нужно учиться, чтобы соответствовать требованиям закона? Смотрите, как заказчик закупал услуги сопровождения закупок и поспорил с одним из участников по поводу точного количества учебных часов.

Спор возник из-за квалификации участника

Заказчик закупал услуги по сопровождению закупочной деятельности Администрации Панковского городского поселения. В качестве одного из нестоимостных критериев оценки заявок «Квалификация участника» было установлено требование относительно длительности профессиональной переподготовки сотрудников, состоящих в штате участника закупки — в объеме не менее 260 академических часов. Один из участников посчитал этот показатель завышенным, объяснив это тем, что действующим законодательством не установлено конкретное количество часов профессиональной переподготовки, свидетельствующее о необходимом уровне образования. По мнению автора жалобы в ФАС, вполне достаточно профессиональной переподготовки в стандартном объеме 120 часов.

Заказчик заявил, что изучал существующие программы обучения

Обосновать свои доводы на деле не смогли ни заказчик, ни участник. Первый заявил, что объем переподготовки в объеме не менее 260 академических часов был установлен на основании содержания различных существующих программ обучения. Второй не смог предоставить документы, в которых бы подтверждалась его позиция о завышенных требованиях.

Кстати, в документации заказчик также указал противоречивые требования к опыту участника. В соответствии с пунктом 15.5.2 документации необходим опыт работы с государственными и муниципальными закупками в объеме не менее 40 месяцев на момент подачи заявки на участие в конкурсе. При этом в таблице «Величины значимости критериев …» сказано уже об объеме не менее 30 месяцев. Заказчик назвал это технической ошибкой.

Кто оказался прав в итоге

УФАС подчеркнуло, что действующим законодательством действительно не установлено конкретное количество часов профессиональной переподготовки, свидетельствующее о необходимом уровне образования в сфере закупок. Это дает заказчикам право самостоятельно определять предельно необходимые минимальные или максимальные значения. Следовательно, доводы автора жалобы отклонили.

Решение Новгородского УФАС России №720/03 от 28.02.2018

4 марта

Как контрактный управляющий избежал санкции из-за отсутствия профподготовки



Зачастую получается так, что на должность контрактного управляющего попадает сотрудник, изначально выполнявший другие функции. Смотрите, как КУ избежала ответственности за нарушения из-за отсутствия у нее профподготовки.

В чем провинился контрактный управляющий

В Омское УФАС России пришло постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении контрактного управляющего ЦЗН Крутинского района. Ведомство нашло множественные нарушения при проведении одной из закупок — запроса котировок на поставку копировальной бумаги.

В частности, были указаны сроки подачи заявок, а вот о месте и порядке КУ забыл. Не были установлены требования к участникам запроса котировок. Кроме того, зачем-то была дана ссылка на Постановление Правительства РФ от 16.11.2015 № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранного государства…», хотя предмет закупки (поставка бумаги) никакого отношения к установленным запретам не имеет. Таким образом, извещением необоснованно был установлен запрет на допуск товара.

В разделе проекта контракта, посвященном санкциям, была дана ссылка на Постановление Правительства РФ от 25.11.2013 № 1063, которое утратило силу в связи с изданием Постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042. И это далеко не полный список нарушений, допущенных по вине контрактного управляющего.

Расхождения в документах

Как установило УФАС, извещение о проведении запроса котировок и проект контракта подготовлены и размещены в ЕИС контрактным управляющим. Сотрудница была принята на работу инспектором центра занятости населения 2 категории. Согласно должностной инструкции она также выполняет обязанности контрактного управляющего, в том числе подготавливает и размещает в ЕИС извещения. Важно, что выполнение обязанностей не означает, что сотрудница занимает должность контрактного управляющего. При этом в постановлении прокурора было сказано: «Возбудить в отношении контрактного управляющего КУ ОО «Центр занятости населения Крутинского района» административное производство по ч. 4.2 ст. 7.30 КоАП РФ».

УФАС выяснило, что КУ не могла выполнять свои обязанности

Забегая вперед, скажем, что в УФАС решили прекратить дело об административном правонарушении. И вот какой логикой руководствовалось ведомство.

Общие требования к контрактной службе и контрактному управляющему определяются на основании положений статьи 38 Федерального закона о контрактной системе и типового положения, утвержденного Приказом Минэкономразвития России от 29.10.2013 № 631. В частности, в этих документах сказано, что работники, занимающиеся закупками, должны иметь профильное образование. Кроме того, ведомственным приказом заказчика должны быть внесены изменения в должностной регламент, трудовой договор контрактного управляющего. При этом каких—либо доказательств, подтверждающих прохождение обучения, наличие высшего образования в сфере закупок, а также соответствующего приказа о внесении изменений в трудовой договор инспектора центра занятости населения не было. Сама сотрудница пояснила, что какое-либо обучение в сфере закупок она не проходила.

Таким образом, она не могла исполнять функции контрактного управляющего, соответственно, не может нести ответственность по части 4.2 статьи 7.30 КоАП РФ.

Постановление Омского УФАС России по делу № 03-10.2/170-2018/7.30 от 10.08.2018

4 марта

120 часов обучения вместо 250 — и предписание от финконтроля



Контрактный управляющий отучился вместо 250 часов — 120. Финконтроль поймал заказчика на этом и предписал «обеспечить соблюдение принципа профессионализма» — то есть либо переучить, либо уволить сотрудника.

Какое образование было у КУ

Распоряжением главы администрации МО Северо-Одоевское Одоевского района №44-р от 11.12.2017 года обязанности контрактного управляющего возложены на заместителя главы администрации муниципального образования. Чиновница имеет высшее техническое образование и удостоверение о повышении квалификации высшей школы госзакупок. Напомним, что за квалификацию сотрудников, в том числе контрактного управляющего, отвечает заказчик. Именно руководство госучреждений должно принимать меры по переподготовке работников.

В соответствии с ч. 6 ст. 38 Закона № 44-ФЗ работники контрактной службы и контрактный управляющий должны иметь высшее образование или дополнительное профобразование в области закупок. Стандарты утверждены Приказами Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 10.09.2015 г. № 625н и № 626н. Они касаются должностей «Эксперт в сфере закупок» и «Специалист в сфере закупок».

Сколько нужно учиться

Согласно ч. 2 ст. 76 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» №273-ФЗ от 29.12.2012 дополнительное профессиональное образование можно получить после прохождения программ повышения квалификации и профессиональной переподготовки. Специалист получает новые компетенции и повышает свой уровень, но в рамках уже имеющейся специальности.

Согласно п. 12 Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам (утв. Приказом Минобрнауки России от 01.07.2013 № 499) формы обучения и сроки освоения дополнительной профессиональной программы определяются образовательной программой и договором об образовании. При этом минимально допустимый срок освоения программ повышения квалификации не может быть менее 16 часов, а срок освоения программ профессиональной переподготовки — менее 250 часов.

Сколько часов обучения было за плечами КУ

Несмотря на то, что законом не установлено конкретное число часов обучения будущих контрактных управляющих, финконтроль взял общие стандарты и на их основании предъявил претензии заказчику. Дело в том, что в нашем случае контрактный управляющий, не имея необходимой квалификации (дополнительного профессионального образования), прошла курс повышение квалификации в количестве 120 учебных часов в сфере закупок. Орган финконтроля признал это недостаточным и обязал заказчика соблюсти принцип профессионализма.

Акт Комитета финансов Администрации муниципального образования Одоевский район № 1 от 31.01.2019

4 марта

Финконтроль придрался к документам об образовании трехлетней давности



Финансовое управление администрации городского округа Верхняя Пышма проводило проверку заказчика — местной детской школы искусств. Проверка финконтроля показала, что у одного из сотрудников контрактной службы более 3 лет назад получены документы об образовании. Кроме того, в положении не было многих функций КУ.

Заказчик не включил в положение несколько функций контрактной службы

В состав контрактной службы заказчика входят: — руководитель — заместитель директора по АХР; — специалист по закупкам; — главный бухгалтер.

Согласно ч. 3 ст. 38 Закона о контрактной системе контрактная служба должна вести свою деятельность в соответствии с положением, которое в свою очередь должно быть составлено на основании регламента, утвержденного Приказом Министерства экономического развития РФ от 29.10.2013 г. № 631. Положение о контрактной службе МБУ ДО «Детская школа искусств» на момент проверки не соответствовало типовому регламенту. В число функций и полномочий контрактной службы не включено внесение в реестр контрактов, заключенных заказчиками, информации о контрактах, заключенных заказчиками.

Заказчик затянул с обучением сотрудников

В пункте 2.8 Методических рекомендаций по реализации дополнительных профессиональных программ повышения квалификации в сфере закупок (рекомендации можно посмотреть в письме Минэкономразвития России от 12.03.2015 № 5593-ЕЕ/Д28и и Минобрнауки России от 12.03.2015 № АК-552/06) сказано, что обучение в сфере закупок рекомендуется проводить по мере необходимости. Установлена минимальная планка — не реже чем каждые три года для всех категорий обучающихся.

В ходе проверки орган финконтроля изучил документы об обучении сотрудников контрактной службы и выяснил, что они, как и члены единой комиссии по закупкам, имеют документы о профессиональной переподготовке, выданные более 3 лет назад. А у одного из сотрудников и вовсе не было документа, подтверждающего наличие профобразование в сфере закупок.

Члены контрактной службы выполняли одни и те же обязанности

На руководителя контрактной службы возложена обязанность по распределению функций между остальными. Об этом сказано в п. 10 приказа Министерства экономического развития РФ от 29.10.2013 № 631. Однако в нашем случае одни и те же обязанности одновременно были возложены на нескольких сотрудников контрактной службы. Кроме того, не была определена персональная ответственность каждого члена контрактной службы, посредством электронной подписи которого публикуется информация в единой информационной системе.

В итоге заказчика обязали привести положение в соответствие с требованиями ч. 3 ст. 38 Закона о контрактной системе и предоставить органу финконтроля подтверждающие внесение правок документы.

Акт Финансового управления администрации городского округа Верхняя Пышма №7 от 21.11.2018

28 января

Заказчику пришлось аннулировать закупку из-за требований к этажности



Каждый заказчик хочет на выходе получить идеальный товар, работу или услугу. Но не всегда желаемые характеристики можно обосновать с точки зрения целесообразности. Смотрите, как заказчику пришлось отменять процедуру из-за желания получить максимально комфортную квартиру.

Заказчик не захотел квартиру на первом и последнем этаже

Проводился электронный аукцион на приобретение благоустроенной квартиры для медицинских работников ГБУЗ «Медвежьегорская ЦРБ». В документации заказчик, помимо прочего, установил требования к этажу, на котором должно находиться помещение: «любой, кроме первого и последнего (а также подвального, цокольного или мансардного)». Один из участников посчитал это ограничением конкуренции и обратился в УФАС.

Из-за требований к этажности количество предложений уменьшилось

Помимо требований к этажу заказчик установил следующие: — тип жилья — вторичное; — техническое состояние квартиры — не требует капитального и текущего ремонта; — год постройки дома — не ранее 1960 года; — этажность дома, в котором расположена квартира, — не менее 3 этажей; — общая площадь квартиры (без учета лоджий или/и балконов) — не менее 28,0 кв. метров.

Требование к году постройки заказчик объяснил тем, что в Медвежьегорске вторичное жилье с годом постройки не ранее 1960 года может иметь проблемы с кровлей. Также на первых этажах имеется запах из подвальных помещений и между этажностью и климатом в квартире есть определенная связь. Квартиры на первых этажах зачастую якобы страдают от повышенной влажности. Если при этом окна выходят на северную сторону, а перед домом растут деревья, то в комнатах будет сумрачно и свежо.

Комиссия УФАС проанализировала предложения на одном из сайтов продажи недвижимости и выяснила, что под требования подходят всего 4 варианта. Тогда как при снятии фильтра «этажность» требованиям, установленным в документации об аукционе, будет соответствовать 11 благоустроенных жилых помещений.

Сработали ли оправдания заказчика

Заказчик настаивал на возможности протечки крыши, повышенной влажности. Однако в УФАС решили, что эти доводы основаны исключительно на субъективном мнении, указаны в сослагательном наклонении (возможное, предположительное) – «может иметь проблемы с кровлей» (может и не иметь), «квартиры на первых этажах зачастую страдают от повышенной влажности» (может и не страдать).

При этом ведомство подчеркнуло, что изолированное помещение, соответствующее требованиям пожарной безопасности и другим нормам, отвечает предмету закупки вне зависимости от его нахождения на каком-либо этаже.

Закупку аннулировали

На заседании комиссии Карельского УФАС автор жалобы пояснил, что был готов предложить варианты квартир с расположением на 1 и 5 этаже. Кроме того, выяснилось, что одну из поступивших на процедуру заявок отклонили как раз по причине несоответствия требованиям аукционной документации, касающихся этажности. Получается, что фактически торги стали неконкурентными. В итоге заказчику предписали отменить закупку.

Решение Карельского УФАС России от 25.12.18 по делу № 04-18/305-2018

28 января

Требуя подтверждение опыта, заказчик может не расписывать термин «аналогичные работы»



В некоторых закупках участники должны подтвердить свой опыт, прежде чем будут допущены к процедуре. Но не всегда понятно, какой именно опыт требуется. Смотрите, как участник пытался обвинить заказчика в отсутствии расшифровки термина «аналогичные работы».

Спор возник из-за подтверждения опыта участника

Спортивная школа олимпийского резерва по легкой атлетике проводила запрос котировок в электронной форме на выполнение противопожарных работ на одном из объектов. Один из участников, инжиниринговая компания Астарта, чью заявку отклонили, пожаловался в УФАС.

Объектом закупки были: монтаж пожарной и охранной сигнализации, монтаж систем оповещения и управления эвакуацией при пожаре, выполнение пусконаладочных работ по диспетчеризации инженерных систем, по охранной сигнализации (ОС), по системе порошкового пожаротушения. В документации заказчик потребовал подтверждения опыта аналогичных работ. Никакого разъяснения, что именно под ними понимается, по мнению автора жалобы, не было. Требование звучало так: «Необходимо наличие опыта аналогичной работы не менее 1 года на объектах с массовым пребыванием людей». В составе своей заявки инжиниринговая компания Астарта приложила договор по созданию звуковой системы стадиона. Она посчитала, что выполненные акты отвечают требованиям заказчика, ведь стадион Салют, указанный в договоре, является объектом с массовым пребыванием людей. Однако заявку отклонили.

Заказчик настаивал на том, что заявка была отклонена справедливо, поскольку к ней не приложены копии исполненных договоров, подтверждающих наличие опыта аналогичной работы. Представлена лишь копия договора только по созданию звуковой системы стадиона. Заказчик подчеркнул, что предметом запроса котировок этот вид работ не являлся.

В УФАС не увидели сложностей с трактовкой термина

Участнику указали на то, что описание объекта закупки было достаточно подробным. В соответствии с пунктом 1.1 проекта договора подряда предметом являются работы по монтажу пожарной и охранной сигнализации, монтажу систем оповещения и управления эвакуацией при пожаре, выполнение пусконаладочных работ по диспетчеризации инженерных систем, по охранной сигнализации, по системе порошкового пожаротушения на объекте «Крытый футбольный манеж, г. Саранск. В ведомстве заметили, что в этом случае понятие «аналогичные работы» не нуждается в каком-то более детальном определении. Под данным термином понимаются любые сходные работы, подобные предмету размещаемого заказа. В результате довод о том, что заказчик не расписал, что именно входит в аналогичные работы, УФАС отклонило.

Заявку участника отклонили законно

В УФАС согласились с заказчиком, что предметом представленного участником договора было выполнение работ по созданию звуковой системы стадиона, которые не имеют отношения к настоящей закупке. Поэтому заявку отклонили вполне справедливо. Что касается довода участника о том, что у него есть лицензии на ведение деятельности по монтажу, техническому обслуживанию и ремонту средств обеспечения пожарной безопасности, то это лишь свидетельствует о праве организации выполнять подобные работы, но не гарантирует, что она успешно выполняла их в прошлом. Жалобу признали необоснованной.

Решение Мордовского УФАС России от 25.12.2018 № 763.

28 января

Участник посчитал, что требования, которым он не отвечает, это ограничение конкуренции



Бывает так, что участник соответствует всем требованиям, кроме одного. Вполне логично, что это вызывает недовольство. Но можно ли в таком случае говорить об ограничении конкуренции?

Из-за чего участник обратился в ФАС

Заказчик, ГБУЗ «Беломорская ЦРБ», проводил электронный аукцион на оказание услуг по корпоративной подвижной радиотелефонной (мобильной) связи. На закупку пожаловался карельский филиал ПАО «МТС». Повода было два. Во-первых, заказчик потребовал радиопокрытие в населенных пунктах за пределами Беломорского района Карелии, не относящихся к району обслуживания ЦРБ. Во-вторых, в одну закупку были объединены оказание услуг по корпоративной связи и поставка программного обеспечения — антивируса и цифровой электронной подписи, технологически и функционально не связанные между собой. Автор жалобы посчитал, что таким образом созданы преимущественные условия для ПАО «МегаФон», чья заявка стала единственной поданной на аукцион.

Зачем заказчику понадобилось радиопокрытие в другом регионе

В техзадании заказчик прописал, что услуги сотовой связи абонентам ГБУЗ «Беломорская ЦРБ» должны быть высокого качества, надежно защищенными от несанкционированного доступа, иметь зону радиопокрытия по Республике Карелия, а также возможность расширения зоны обслуживания междугородных и международных роуминговых отношений и полный набор современных услуг. Были указаны населенные пункты, в которых необходимо радиопокрытие. Среди них значился пос. Вирандозеро, который и вызвал споры. Дело в том, что обеспечить связь в этом поселке оператор МТС не мог. Представитель компании назвал такое требование неправомерным. По его мнению, деятельность больницы никак не может быть связана с районами за пределами Беломорского. Единственным оператором, который обладает действующей сетью стандарта 2G, 3G, 4G, является ПАО «МегаФон».

На заседании комиссии УФАС заказчик объяснил, что связь в указанных населенных пунктах необходима на случай командировок, транспортировки больных, проведения диспансеризации населения и т.д. Более того, персонал ГБУЗ «Беломорская ЦРБ» может быть задействован при чрезвычайных ситуациях в любом районе Карелии.

Несоответствие участника какому-то требованию не считается ограничением конкуренции

Карельское УФАС запросило у ПАО «МегаФон» сведения о зоне радиопокрытия стандарта связи (3G) в населенных пунктах, указанных ГБУЗ «Беломорская ЦРБ» в техзадании. Действительно, этот оператор мог гарантировать связь в каждом из них.

Что касается ПАО «МТС», зона радиопокрытия услуг связи этого оператора охватывает практически все населенные пункты Беломорского района, за исключением пос. Вирандозеро, который указан в техническом задании, что не соответствует требованиям заказчика. Однако этот факт сам по себе не может свидетельствовать об ограничении конкуренции. Любой оператор может оказывать услуги через роумингового партнера либо самостоятельно установить вышки сотовой связи. Этот довод жалобы ведомство отклонило.

Заказчик потребовал обезопасить интернет-соединение

Для обеспечения безопасности и предотвращения утечки информации заказчик включил в закупку поставку специальной программы для мобильных устройств. Необходимость защиты от вирусных атак он объяснил тем, что медики из сельской местности передают информацию (в частности, электрокардиограмму пациента) специалистам ГБУЗ «Беломорского ЦРБ» через интернет.

Оказать услугу по факту мог только один исполнитель

На программном обеспечении заказчик и «попался». УФАС выяснило, что необходимое ПО предоставляет ПАО «МегаФон» за отдельную плату. Для этого на мобильном устройстве устанавливают дополнительные приложения. Причем такая опция есть только у указанного оператора. На sim-картах других операторов сотовой связи такая техническая возможность отсутствует.

В итоге УФАС порекомендовало провести разные процедуры, поскольку в существующих условиях конкурентная закупка невозможна. Аукцион потребовали отменить.

Решение Карельского УФАС России от 25.12.2018 по делу № 04-18/304-2018.

28 января

Заказчика не стали наказывать за несоответствие описания КТРУ



При описании объекта закупки заказчики должны руководствоваться каталогом товаров, работ и услуг. Смотрите, как госзаказчик нарушил это правило, но избежал санкции от ФАС.

Спор разгорелся из-за несоответствия КТРУ и документации

Заказчик, государственное учреждение здравоохранения «Липецкая городская больница № 4 «Липецк-Мед», проводил электронный аукцион на поставку медицинских расходных материалов. Один из участников пожаловался на аукционную документацию в ФАС: она якобы содержала описание объекта закупки, не соответствующее данным из каталога товаров, работ и услуг. При этом заказчик не обосновал необходимость использования дополнительных сведений.

КТРУ

Классификатор КТРУ необходим для единообразного указания в документации названий товаров, работ и услуг. Иначе говоря, КТРУ — это инструмент стандартизации, который помогает привести бумаги, относящиеся к госзакупкам, к единому образцу.

Также он необходим для одинакового описания объектов закупки, формирования идентификационного кода в информации и документах, которые публикуются в ЕИС.

Информацию из каталога товаров, работ и услуг применяют при заполнении: — планов и планов-графиков; — форм обоснования закупок; — извещений; — приглашений; — документации о закупке; — контрактов; — реестра контрактов; — отчетов об исполнения контрактов. Для указанных документов применение КТРУ обязательно.

Что именно указал в документации заказчик

Заказчик закупал медицинские расходные материалы: дыхательные контуры дыхательные и гибкий соединитель. При описании он использовал 2 кода: — 32.50.13.190: инструменты и приспособления, применяемые в медицинских целях, прочие, не включенные в другие группировки — контур дыхательный анестезиологический для взрослых, с портом Luer-Lock, с дыхательным мешком, с дополнительным шлангом; — 32.50.50.000: изделия медицинские, в том числе хирургические, прочие — контур дыхательный реанимационный для новорожденных.

В частности, описание товара «Контур дыхательный анестезиологический для взрослых, с портом Luer-Lock, с дыхательным мешком, с дополнительным шлангом» выглядело так:

«Контур дыхательный анестезиологический реверсивный, растяжимый, конфигурируемый состоит из дыхательных шлангов внутренним диаметром 22мм (± 1мм), соединение шлангов 22F, длина шлангов в растянутом виде не менее 2 м; углового переходника к интубационной трубке с портом Luer-Lock с крышкой, соединение 22М/15F, с защитным колпачком. Резервуарный дыхательный мешок объемом 2,0л(±0,1л). Дополнительный дыхательный шланг, конфигурируемый, растяжимый, соединение шланга 22F, длина шланга в растянутом виде не менее 1,5м. Соединитель 22М-22М (с обеих сторон по 22мм внутреннего диаметра) — не менее 1 шт. В комплекте с держателями для закрепления шлангов. Одноразовый. В индивидуальной упаковке».

Тогда как в КТРУ наименование выглядит так: контур дыхательный анестезиологический, одноразового использования. Применительно к этому товару указаны характеристики: — диаметр трубки — 22 миллиметра; — максимальная длина трубки ≥ 180.1 и ≤ 240 сантиметров.

ФАС не нашла обоснований в документации об аукционе

По закону, заказчики могут устанавливать в документации доптребования, которые в КТРУ не предусмотрены, но должны обосновывать такую необходимость в описании закупки. Как видим, это правило заказчик нарушил. Любопытно, что в итоге жалобу участника признали необоснованной. Ведомство объяснило это тем, что нарушение со стороны заказчика не повлияло на результат электронного аукциона. Поэтому и предписание ему выдавать не стали.

Решение Липецкого УФАС России от 26.12.2018 по делу № 413с/18

28 января

Заказчик запутался с «не менее» и «не более» в документации и получил штраф



Характеристики товаров содержатся в ГОСТах. При описании объекта закупки нужно руководствоваться этими показателями и не менять формулировки на свое усмотрение. Особо внимательно следует смотреть, где указаны точные значения, а где диапазонные, чтобы не получилось, как в нашем случае.

Заказчик невнимательно изучил ГОСТы

Заказчик проводил аукцион на выполнение работ по капитальному ремонту сельского дома культуры. В числе прочего закупались материалы для ремонта. В описании объектов закупки были допущены нарушения, за которые заказчик поплатился штрафом.

К бетонной смеси установили такие требования: «Бетон должен соответствовать марке морозостойкости по первому базовому методу, значение которого не менее чем F1 150, но и не более F1 300 (ГОСТ 7473-2010, ГОСТ 26633-2015)». Однако в соответствии с п. 4.3.1 ГОСТ 26633-2015 «Бетоны тяжелые и мелкозернистые. Технические условия» по показателям качества бетоны подразделяют, в том числе по морозостойкости по первому базовому методу: F1 50, F1 75, F1 100, F1 150, F1 200, F1 300 и т.д. То есть марка по морозостойкости не имеет максимального и минимального значения, а используется точный показатель. Установив требование о диапазонном значении, заказчик нарушил п. 2 ч. 1 ст. 33, п. 1 ч. 1 ст. 64 Закона о контрактной системе.

Ту же самую ошибку заказчик допустил с осадкой конуса. По документации бетонная смесь должна иметь значение не менее чем П2, минимальное значение осадки конуса — не менее чем 1 см, а максимальное — не более 15 см. Заказчик снова сослался на ГОСТы 7473-2010 и 26633-2015. Однако в соответствии с п. 5.1.4 ГОСТ 7473-2010 марка по осадке конуса не имеет максимального и минимального значение, используется точный показатель.

Кроме того, в аукционной документации содержались требования к показателям толщины и ширины доски, не позволяющие определить потребность заказчика. Установлен диапазон «не более чем 100 мм, не менее чем 100 мм», при этом в таблице заказчик указывает возможные величины: толщина (мм) 19, 22, 25, 16, 32 или 40, 50, 60 и ширина (мм) 100, 125, 150, 175 и т.д. Это вводит участников в заблуждение. Все эти нарушения подпадают под часть 4.2 статьи 7.30 КоАП РФ.

Какие смягчающие обстоятельства учли в УФАС

Малозначительным нарушение признавать не стали. Напротив, в ФАС его сочли имеющим значительную степень общественной опасности, поскольку был нарушен порядок проведения закупок. При этом ведомство обратило внимание на одно смягчающее обстоятельство. Дело в том, что заказчик на момент разбирательства исполнял предписания УФАС по делам №145-К/18 от 21.09.2018 г. и №152-К/18 от 18.10.2018 г.

Заказчика оштрафовали за неверную документацию

На размере санкции смягчающий фактор не сказался, да и не мог бы сказаться, поскольку величина штрафа по КоАП РФ единая для всех: 3 тыс. руб. Отвечать за нарушение пришлось первому заместителю главы Администрации района.

Постановление Алтайского республиканского УФАС России от 26.12.2018 по делу № 79/з.

28 января

Заказчик поплатился за несвязанные услуги и скудное описание объекта закупки



Часто заказчикам достается за слишком подробное описание объекта закупки, которое ограничивает конкуренцию. Но бывает и так, что ФАС предъявляет претензии из-за скудности описания, из которого неясно, что именно требуется от исполнителя.

Участник пожаловался на отсутствие объемов работ и другие нарушения

Проводился электронный аукцион по 44-ФЗ на оказание услуг по комплексной уборке служебных помещений и прилегающей территории УФНС России по Челябинской области. В ФАС пришла жалоба от одного из участников, который посчитал, что заказчик включил в документацию не связанные между собой услуги, для некоторых из них нужно было спецразрешение. Также недовольство вызвало отсутствие объемов работ.

Заказчика жалоба не смутила. Представители предприятия отметили, что включенные в документацию об аукционе услуги объединены единым ГОСТом Р 51870/2014, а также единым кодом ОКПД 81.21.10.000. Кроме того, госзаказчик намекнул, что никто не запрещает привлекать соисполнителей, имеющих необходимые разрешения. Объединение нескольких услуг и поставки товара в одну закупку он объяснил тем, что это позволяет обеспечить качество и экономию времени.

Заказчик не требовал от участников лицензию

В документации значилось, что помимо уборки заказчик требует от исполнителя оказание услуг по дератизации и дезинсекции помещения. Дезинфекционные, дезинсекционные и дератизационные работы в соответствии с Законом об основах охраны здоровья граждан рассматриваются как деятельность в области охраны здоровья и медицинская деятельность, а также как санитарно-противоэпидемические мероприятия, а значит подлежат лицензированию. В УФАС заказчику указали на то, что исполнители должны были иметь лицензию, однако такого требования он не установил, чем нарушил закон.

ФАС посчитала комплексные услуги нарушением

Помимо перечисленных выше услуг (по уборке помещений, дератизации и дезинсекции помещений) заказчик также указал в документации чистку кровли от снега, поставку гигиенических средств и бумажных изделий, озеленение территории, вывоз снега, работы по окрашиванию поверхности и др. Чтобы участвовать и победить в закупке, участнику требовалось не иначе как быть мастером на все руки. ФАС это не понравилось. Ведомство посчитало, что такие требования могут ограничить конкуренцию, поскольку услуги различаются по своим функциональным характеристикам и технологическим особенностям.

Заказчик потребовал озеленять клумбы даже зимой

В документацию был включен документ с наименованием и периодичностью оказания услуг в разных зданиях. При этом вывод об объеме работ из него сделать довольно сложно. К примеру, по техзаданию необходимо проводить комплексную уборку лифтовых кабин ежедневно. При этом количество лифтовых кабин не прописано. Также невозможно определить количество окон, которые необходимо мыть исполнителю, количество необходимых к обрезке деревьев и др. Не сделал заказчик и скидку на сезонность, обязав исполнителя озеленять и поливать клумбы ежедневно, независимо от времени года.

В результате жалобу участника признали частично обоснованной, а заказчика — виновным в нарушении 44-ФЗ. ФАС потребовала отменить все протоколы и сам аукцион.

Решение Челябинского УФАС России от 25.12.2018 по делу №765-ж/2018.

9 января

Должны ли члены закупочной комиссии иметь спецзнания о предмете закупки?



Если с контрактными управляющими все ясно, поскольку четкие требования содержатся в 44-ФЗ, то с членами закупочной комиссии все не так прозрачно. Например, должны ли они обладать познаниями в той сфере, в которой идет закупка?

Заявку участника аукциона отклонили

Администрация г. Глазова проводила закупку работ по повышению энергетической эффективности использования энергетических ресурсов городских сетей уличного освещения. В ходе работ должны были использоваться светодиодные светильники. В документации были установлены следующие технические требования к товару: — коэффициент мощности (соs φ), не менее 0,98 (с активным корректором мощности); — цветовая температура, не более, 5000 К; — габаритные размеры светильника ДхШхВ, не более, мм: 200x130x45, 300x130x45, 400x130x45, 500x130x45, 600x130x45, 700x130x45, 800x130x45; — потребляемая мощность в номинальном режиме, не более 90 Вт; — световой поток светильников, не менее 11050 Лм.

На аукцион пришли 2 заявки. Одному из участников отказали из-за несоответствия информации требованиям документации. В итоге заказчик заключил контракт с единственным участником аукциона. Полагая, что торги проведены с нарушением требований законодательства о контрактной системе, участник, чью заявку отклонили, подал в суд.

Участник настаивал, что заказчик неверно описал объект закупки

Заказчик использовал требование по показателю «Коэффициент мощности (соs φ), не менее 0,98 (с активным корректором мощности)», которое не предусмотрено техническими регламентами. В связи с этим участник решил, что описание товара не соответствует требованиям пункта 2 части 1 статьи 33 Закона № 44-ФЗ.

ФАС и суд встали на сторону заказчика

Представитель Управления ФАС пояснил, что при описании объекта закупки в качестве показателя товара заказчиком использовано требование, которое не предусмотрено документом, применяемым в национальной системе стандартизации, а именно ГОСТ Р 55705-2013. При этом обоснования использования нестандартного требования к коэффициенту мощности осветительного прибора со светодиодным источником света в документации об аукционе нет.

Однако заказчик настаивал на том, что показатель был установлен в соответствии с ГОСТ Р 55705-2013. Этот документ предусматривает требование к коэффициенту мощности осветительного прибора «не менее 0,9». То же самое говорится в постановлении Правительства РФ от 10.11.2017 № 1356: минимальные требования к коэффициенту мощности светодиодного светильника — «не менее 0,9» (для первого этапа — с 1 июля 2018 г. по 31 декабря 2019 г.) и «не менее 0,95» (для второго этапа — с 1 января 2020 г.).

Получается, что значение коэффициента не менее 0,98 соответствует требованию ГОСТ Р 55705-2013, поскольку находится выше нижнего предела установленного ГОСТом (не менее 0,9). Объектом закупки были услуги, направленные на энергосбережение и повышение энергетической эффективности использования энергетических ресурсов при эксплуатации сетей уличного освещения города Глазова в течение 6 лет. А с 01.01.2020 повышаются требования к осветительным приборам (показатель должен быть не менее 0,95). Кроме того, в контракте есть необходимое обоснование использования приведенного в техническом задании значения мощности осветительных приборов.

Ссылку участника на то, что достижения эффекта энергосбережения и энергоэффективности можно добиться установлением различных показателей осветительных приборов, а не только за счет их мощности, суд отклонил. Право выбора показателей к объекту закупки принадлежит заказчику.

Участник посетовал, что члены комиссии не обладают спецзнаниями

Участник предпринял еще одну попытку уличить заказчика в нарушении. Он сообщил, что в состав аукционной комиссии не включено лицо, обладающее специальными знаниями, относящимися к объекту закупки. Он сослался на часть 5 статьи 39 Закона № 44-ФЗ. В соответствии с этой нормой заказчик включает в состав комиссии по осуществлению закупок преимущественно лиц, прошедших профессиональную переподготовку или повышение квалификации в сфере закупок, а также лиц, обладающих специальными знаниями, относящимися к объекту закупки.

Однако суд подчеркнул: Закон о контрактной системе не содержит требования о том, что члены закупочной комиссии, имеющие квалификацию в сфере закупок, дополнительно должны обладать какими-либо специальными познаниями (дополнительным образованием в сфере, относящейся к объекту закупки). Такая позиция отражена в Постановлении от 08.09.2015 № Ф06-25947/2015 Арбитражного суда Поволжского округа.

Суд проверил, есть ли у членов конкурсной комиссии свидетельства о профессиональной переподготовке и выяснил, что все они прошли повышение квалификации в этой области. Также суд обратил внимание участника на то, что привлечение экспертов к оценке заявок — право заказчика, а не его обязанность.В удовлетворении исковых требований отказали.

Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 01.06.2018 по делу № А71-5996/2018.

9 января

Может ли заказчик закупить услуги контрактного управляющего



Заказчики проводят разные закупки. Но может ли госучреждение закупить услуги контрактного управляющего, не взяв его в штат? Смотрите, что решил суд по такому делу.

Спор начался с недовольства участника аукционной документацией

Заказчик проводил конкурс на оказание услуг в области 4 государственных закупок и снабжения ФГКУ «Администрация Севморпути». Как было сказано в техзадании, заказчик наделяет специалиста (ов) исполнителя полномочиями контрактного управляющего путем издания соответствующего приказа. Одному из участников документация к закупке не понравилась. В частности, он остался недоволен несоответствием выбранного заказчиком кода ОКПД2 предмету контракта и отсутствием объема услуг. Участник направил жалобу в адрес Московского УФАС. Антимонопольный орган отказал в ее удовлетворении, не найдя в действиях заказчика нарушений требований Закона о контрактной системе в сфере закупок. Участник пошел в суд.

Суд напомнил, как должен быть оформлен контрактный управляющий

Суд напомнил, что контрактным управляющим и работником контрактной службы может быть только работник заказчика. Это подтверждается правовой позицией Минэкономразвития в письме от 10.11.2016 № Д28и-2996, а также Минфина в письме от 07.11.2017 № 24-01-09/73185.

Как следует из техзадания на оказание услуг, исполнитель закрепляет за заказчиком не менее одного специалиста. А заказчик, в свою очередь, наделяет его полномочиями контрактного управляющего, издав соответствующий приказ. При этом заказчик вправе по доверенности наделить специалиста исполнителя полномочиями по подписанию контрактов с поставщиками. При этом ни 44-ФЗ, ни Бюджетным Кодексом не допускается возможность совершения действий по целевому использованию денежных средств кем-то кроме заказчика. Таким образом, вопреки выводам антимонопольного органа, контрактным управляющим может быть только работник заказчика. Включение в конкурсную документацию положений, не соответствующих требованиям статей Закона о контрактной системе, само по себе является действием, ограничивающим конкуренцию.

Апелляция отменила решения судов первой инстанции

Любопытно, что первые два суда, в которые обращался участник, поддержали УФАС и отклонили иски. Однако апелляция с ними не согласилась. Суды буквально поняли часть 1 статьи 40 Закона о контрактной системе, из которой следует необходимость отбора заказчиком специализированной организации путем проведения конкурса или аукциона. Также суды ошибочно поняли фразы «в том числе для разработки», «иных функций, связанных с обеспечением проведения определения поставщика (подрядчика, исполнителя)». Они сделали вывод, что исполнять полномочия управляющего могут сторонние специалисты.

В итоге апелляция отменила их решения и признала недействительным решение Управления Федеральной антимонопольной службы по городу Москве.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.05.2018 по делу № А40-142271/2017.

9 января

Отсутствие образования не освобождает управляющего от ответственности



У любого контрактного управляющего должно быть образование в сфере госзаказа. Некоторые заказчики об этом не особо заботятся, но при этом не гнушаются штрафовать работников за ошибки. Смотрите, сработало ли оправдание управляющего об отсутствии специальных знаний.

Из-за чего управляющего привлекли к ответственности

Заказчик и участнику заключили контракт на реконструкцию под детский сад здания ФБУ «Яшалтинская госпитальная колония Управления федеральной службы исполнения наказания Республики Калмыкия». Госконтракт был успешно исполнен. Однако отчет в ЕИС так и не разместили. Позже он появился в системе, но с опозданием на 288 дней.

Обязанность по размещению отчетов лежала на контрактном управляющем. После проверки прокурор возбудил дело об административном правонарушении по части 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ. Его направили в Управление ФАС для рассмотрения по существу.

Контрактный управляющий пытался затянуть рассмотрение дела

Сначала контрактный управляющий направил письменное ходатайство с просьбой перенести рассмотрение дела. Это он объяснил тем, что не получил постановление о возбуждении дела об административном правонарушении. Ходатайство было удовлетворено. Во второй раз специалист использовал другой аргумент: он якобы не успел привлечь защитника для оказания юридической помощи. Однако в удовлетворении ходатайства отказали. Такое поведение восприняли как затягивание рассмотрения дела.

Чем еще пытался оправдаться специалист

Постановлением руководителя Калмыцкого УФАС России контрактного управляющего признали виновным в совершении административного правонарушения. Его оштрафовали на 15 тыс. руб.

С наказанием специалист не согласился и обратился в суд с жалобой. Он сделал упор на том, что контрактный управляющий и работники контрактной службы должны иметь высшее или дополнительное образование в сфере закупок. Его на должность назначили по распоряжению Главы Яшалтинского РМО. При этом профильного образования у специалиста нет. По его мнению, решение о возложении обязанностей контрактного управляющего на лицо, не имеющего высшего профессионального или дополнительного образования в сфере закупок, само по себе является недействительным.

Что в итоге решил суд

Суд решил, что действия специалиста правильно квалифицированы по части 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ. Он находился в должности контрактного управляющего и не разместил в ЕИС отчет, что является его прямой обязанностью. Никаких доказательств того, что он пытался принять меры, чтобы не допустить нарушения, в материалах дела не было. Не произвел на суд впечатление и довод специалиста, касающийся отсутствия у него профобразования. В итоге судья отказался удовлетворять жалобу на постановление руководителя Калмыцкого УФАС России.

Решение Яшалтинского районного суда от 25.07.2017 по делу № 12-11/2017.

9 января

Заказчик назначил управляющим сотрудника без профобразования, а потом уволил за незнание закона



Если заказчик назначает контрактным управляющим одного из своих сотрудников, нужно позаботиться о переподготовке. Иначе без проблем не обойтись. Смотрите, как сотруднице пришлось защищать свои права и доказывать, что она — не специалист по закупкам.

Заказчик привлек к закупкам бухгалтера без спецобразования

Специалист по закупкам одного из учреждений Кемерова обратилась с иском к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Кемеровской области. Она потребовала изменить формулировку основания увольнения, а также хотела оспорить дисциплинарные взыскания и взыскать с заказчика (работодателя) деньги за дни вынужденного прогула.

Женщина работала в отделе экономики, бухгалтерского учета и административно-хозяйственного обеспечения. На нее возложили дополнительные обязанности по закупкам без доплат за совмещение. В ее должностные обязанности входило оформление закупок, однако фактически выполнять их она не могла, поскольку не имела профессионального образования в сфере закупок. Кстати, работодатель об этом знал, но не принял никаких мер по профессиональной переподготовке сотрудницы.

Однако это не помешало ему привлечь специалиста к дисциплинарным взысканиям в виде замечания, выговора и второго выговора. В итоге сотрудницу уволили с работы со следующей формулировкой: в связи с неоднократным неисполнением гражданским служащим без уважительных причин должностных обязанностей при наличии дисциплинарных взысканий. При этом ранее она писала заявление об увольнении по собственному желанию.

Нарушения сотрудница объяснила отсутствие образования в сфере закупок

Главным доводом специалиста было то, что выполнять обязанности она попросту не могла, ведь не имеет специального образования по применению Закону № 44. По ее мнению виноват сам заказчик, который не обеспечил организационно-технических условий для работы.

Какие именно нарушения допустила сотрудница? О первом стало известно после служебной записки начальника правового и кадрового обеспечения Управления от об отсутствии на 2017 год договора между ФГУП ГЦСС Управление специальной связи по Кемеровской области и Управлением Росприроднадзора. При этом в должностные обязанности специалиста по закупкам входила разработка плана-графика закупок и внесения в него изменений. На это сотрудница заявила, что работодатель не подписал документы. Несвоевременную подготовку контракта она объяснила большим объемом работы и отсутствием специального обучения в сфере закупок. Однако суд указал на то, что эти доводы не считаются уважительными причинами неисполнения своих должностных обязанностей.

Суд посчитал, что экономического образования для контрактного управляющего достаточно

Суд отметил: специалист имеет соответствующее высшее образование с квалификацией «экономист» и этого достаточно для выполнения обязанностей контрактного управляющего. В данном случае наличие какого-либо дополнительного образования не требуется. Это обстоятельство подтверждается актом проверки Управления ФАС по Кемеровской области от 08.06.2017 по жалобе сотрудницы. Кроме того, суд принял во внимание, что приказ о допобязанностях она составляла сама и никаких возражений на тот момент не имела. Именно поэтому доводы о необходимости внесения каких-либо изменений в должностной регламент и уведомлении работника об изменении существенных условий труда суд отклонил.

Суд назвал дисциплинарные взыскания справедливыми

Из-за проблем с договором между Управлением и ФГУП ГЦСС Управлением специальной связи по Кемеровской области специалисту вынесли выговор. Второй выговор она получила после того как не разместила в ЕИС отчет об исполнении контракта. На суде сотрудница заявила, что не знала о такой необходимости.

Суд посчитал обоснованным приказ управления об отстранении специалиста от замещаемой должности на время проведения служебной проверки. Однако увольнение за неоднократное неисполнение без уважительных причин должностных обязанностей счел незаконным.

Суд обязал заказчик изменить причину увольнения

Суд напомнил, что за каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно взыскание. Получилось так, что сотрудница была уволена за совершение тех же проступков, за которые она уже была привлечена к дисциплинарной ответственности. В итоге заказчика обязали изменить основания увольнения на следующую формулировку:(расторжение служебного контракта по инициативе гражданского служащего. Кроме того, он должен был оплатить период вынужденного прогула.

Решение Центрального районного суда г. Кемерово от 12.07.2017 по делу № М-2373/2017.

9 января

Заказчик платил из бюджетных денег сразу двум внештатным контрактным управляющим

Контрактные управляющие должны быть в штате предприятия-заказчика, а также иметь профзнания. Смотрите, как заказчик проигнорировал оба требования и проиграл суд с проверяющей организацией.

Финуправление нашло целый букет нарушений в работе заказчика

Финансовое управление администрации Володарского муниципального района проверило закупочную деятельность местного Дома детского творчества. Были обнаружены следующие нарушения: — неправомерные доплаты за особые условия труда территориального характера работникам обособленных подразделений; — неправомерные доплаты за работу контрактного управляющего; — незаконная оплата закупок, которые проведены без обоснования начальной (максимальной) цены контракта и способа определения поставщика; — оплата контрактов, информация по которым не размещена в ЕИС; — назначение контрактными управляющими должностных лиц, не имеющих высшего образования или дополнительного — профессионального образования; — отсутствие плана закупок и плана-графика закупок и т.д.

Дому творчества выдали предписание.

От заказчика потребовали возместить ущерб и прекратить содержание управляющего

Заказчика обязали возместить ущерб, причиненный муниципальному образованию, в сумме 909 492 руб., образовавшийся в результате неэффективного использования бюджетных средств. Также от него потребовали незамедлительно прекратить содержание сверхштатных единиц, в том числе одного секретаря и двух контрактных управляющих. Учреждение не согласилось с предписанием и обратилось в арбитражный суд.

Заказчик доплачивал за работу управляющего внештатникам

В статье 9 Федерального закона № 44-ФЗ установлено, что заказчики обязаны привлекать квалифицированных специалистов, обладающих теоретическими знаниями и навыками в сфере закупок. Контрактный управляющий должен иметь высшее образование или дополнительное профессиональное образование в сфере закупок. Несмотря на эти требования заказчик платил работникам без специального образования в сфере закупок за работу контрактного управляющего. Так, в отсутствие документов об образовании обязанности контрактного управляющего были возложены на методиста с доплатой в размере 30 процентов от минимального оклада. При этом директор учреждения не отменил приказ, по которому контрактным управляющим назначена заместитель директора с доплатой в размере 40 процентов от минимального оклада. Замдиректора продолжала получать в составе заработной платы дополнительные деньги якобы за работу контрактного управляющего.

Кроме того, действующее штатное расписание учреждения не предусматривало должности «контрактный управляющий». В результате обоих управляющих содержали сверх штата, чем нарушили нормы Трудового кодекса.

Что решили суды

Суд первой инстанции удовлетворил требование частично: признал недействительными предписание финуправления, касающееся нецелевого использования бюджетных средств. В остальном жалобу заказчика оставили без внимания. Кстати, позже апелляция приняла такое же решение.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.07.2018 по делу № А43-26247/2017.

17 декабря

Поставщик не заметил, как из сметы пропала цифра, сделав цену работ в 10 раз меньше



Подрядчик должен внимательно изучать смету на этапе подписания контракта. Иначе может возникнуть такая ситуация, как в этом примере. Смотрите, как суд отказал подрядчику в компенсации непредвиденных расходов, возникших из-за ошибки в документах.

Из-за чего возник конфликт между подрядчиком и заказчиком

Заказчик и ИП заключили государственный контракт на капремонт котельного оборудования воинской части. В соответствии с актом выполненных работ заказчик принял их по объему и качеству. Никаких претензий к подрядчику не было. Однако заказчик оплатил работы не полностью, удержав неустойку в размере 11 238 руб. Кроме того, он не вернул сумму обеспечительного платежа в размере 37 500 руб. Еще одна причина конфликта заключалась в том, что в локально-сметном расчете подрядчик обнаружил ошибку, которая привела к занижению суммы контракта и, соответственно, увеличению расходов подрядчика.

Подрядчик понес убытки из-за технической ошибки

Ошибка заключалась в следующем. Подрядчик обнаружил, что занижена стоимость фильтра. В локально-сметном расчете указана стоимость 140 тыс. руб.. При переводе стоимости в цены 2001 года из суммы 15 798 руб. 14 коп. пропала цифра «7», в результате осталась сумма 1 598 руб. 14 коп. В итоге при переводе стоимости фильтра в текущие цены итоговая сумма составила 14 162 руб. 40 коп. вместо рыночной цены — 140 162 руб. 40 коп.

Подрядчик из собственных средств оплатил полную стоимость фильтра. Исходя из сметы были возмещены лишь 1 598,14 руб. х 7,51 (индекс перевода цен) + НДС 18 % = 14 162 руб. 40 коп. Таким образом фактические затраты, не предусмотренные контрактом и возникшие по вине заказчика (техническая ошибка при составлении локальной сметы), составили 125 837 руб. 60 коп.

Заказчик посчитал, что вина за ошибку лежит на подрядчике

Заказчик написал отзыв на исковое заявление. Он указал на то, что подрядчик мог направить протокол разногласий на этапе подписания контракта, однако этим правом не воспользовался. О том, что ИП обнаружил ошибку в локально-сметном расчете после подписания контракта, он не сообщил заказчику. Последнему стало известно об этом лишь после выполнения всех работ и оплаты государственного контракта.

Суд отказал подрядчику в компенсации

Суд решил, что заказчик не должен оплачивать стоимость фильтра. Он согласился с доводом заказчика о том, что в силу пункта 3 статьи 744 ГК РФ подрядчик вправе требовать пересмотра сметы, если по не зависящим от него причинам стоимость работ превысила заявленную не менее чем на десять процентов.

Работы по госконтракту выполнены подрядчиком и приняты заказчиком, что подтверждается актом сдачи-приемки работ и справкой о стоимости. Работы выполнены и приняты в пределах твердой цены, установленной госконтрактом. Указанная подрядчиком ошибка в локальной смете могла быть выявлена при подписании контракта, а также при сдаче работ заказчику. Но при этом подрядчик подписал акт выполненных работ без каких-либо замечаний и возражений. В итоге в иске ему отказали.

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 13.11.2018 по делу № А10-1040/2018.

17 декабря

Ошибка в заявке — не всегда повод для расторжения контракта



Подготовка к закупке — ответственное дело и для участника, и для заказчика. В нашем случае копирование информации из одной заявки в другую едва не обернулось для участника печальными последствиями. Смотрите, почему суд в итоге встал на его сторону.

Почему заказчик отказался от контракта в одностороннем порядке

Заказчик и поставщик заключили муниципальный контракт на приобретение квартиры. ИП предъявил заказчику жилое помещение для проведения экспертизы на соответствие его условиям контракта. По результатам обследований жилого помещения заказчик принял решение об одностороннем отказе от исполнения контракта. Оно было мотивировано тем, что жилое помещение не соответствует условиям сделки, а именно в нем отсутствует холодное водоснабжение и электрическая плита. В итоге поставщик обратился в суд.

Конфликт возник вокруг холодного водоснабжения и электроплиты

ИП предложил к приобретению жилое помещение, имеющее холодное водоснабжение и в котором установлена плита. Исходя из содержания технического задания документации об аукционе, наличие в жилом помещении электрической плиты не требуется. Кроме того, в документации прямо указано, что холодного водоснабжения может не быть, но обязательно наличие водонагревателя.

В итоге суд выяснил, что целью проведения аукциона было получение заказчиком пригодного для проживания жилого помещения, в котором отсутствует холодное водоснабжение, но имеется водонагреватель, в число электрооборудования не входит электрическая плита и розетка для ее подключения. Однако на деле получилось так, что заказчик хотел получить помещение с улучшенными характеристиками по сравнению с аукционной документацией.

Какие доводы привел поставщик

Поставщик заявил, что заказчик искусственно ограничил конкуренцию. Он посетовал, что заказчик по надуманным и необоснованным причинам неоднократно отказывал в допуске поставщика к участию в закупочных процедурах. А когда компания выиграла, заявил незаконный односторонний отказ от исполнения сделки.

Также поставщик пояснил, что заявку составлял путем копирования предыдущих заявок. Из-за этого в ней ошибочно по технической причине отражены спорные сведения (о наличии в жилом помещении холодного водоснабжения, электрической плиты). О наличии технической ошибки в заявке истцу стало известно уже после подписания контракта, из экспертного заключения муниципального заказчика.

Суд решил, что заказчик не имел права отказываться от контракта

Учитывая положения аукционной документации, а также то, что при определении победителя электронного аукциона единственным критерием является цена, отказать ему не могли. Суд не нашел оснований утверждать, что поставщик указал неверные данные не в результате ошибки, а намеренно. Технические условия в заявке соответствовали аукционной документации, поэтому объективных причин отказываться от сделки у заказчика не было. В итоге суды двух инстанций удовлетворили исковые требования поставщика.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2018 по делу № А75-2790/2018.

17 декабря

Участники сговора пытались списать все на ошибки в заявках



Иногда ошибка — лишь оправдание для незаконных действий. Смотрите, как участники объяснили сговор опечатками. Но их было так много, что ни ФАС, ни суд в легенду нет поверили.

Какие нарушения нашло УФАС

В УФАС обратился один из участников аукциона, проведенного Департаментом по регулированию контрактной системы Краснодарского края. Антимонопольный орган нашел нарушения в действиях двух компаний. Участников уличили в том, что они заключили устное соглашение, которое предусматривало поддержание цен на аукционе. Всего на участие в процедуре было подано 10 заявок, из них 1 отозвана. К процедуре проведения электронного аукциона допущены все подавшие заявки участники закупки.

На чем «погорели» участники

Процедура снижения цены проходила на площадке «РТС-тендер». В торгах приняли участие 8 участников. Компанией «Эра+» было подано ценовое предложение в размере 32 525 руб., в результате чего начальная цена была снижена на 99,5 %. По ходу проведения аукциона компанией «21» также подавались ценовые предложения, минимальное из которых составило 357 780 руб., в результате она заняла второе место.

Однако при рассмотрении вторых частей заявок «Эра+» выбыла из борьбы из-за отсутствия необходимых документов, предусмотренных пунктом 2 части 5 статьи 66 Закона № 44-ФЗ: компания не задекларировала соответствие требованиям пункта 4 части 1 ст. 31 Закона № 44-ФЗ. В итоге победителем признали компанию «21». С ней заключили государственный контракт.

УФАС выяснило, что условия сговора этих двух участников были следующими: — ООО «Эра+» должно было быть признано участником аукциона; — ООО «Эра+» должно было быть допущено к участию в процедуре; — заявка ООО «Эра+» должна была быть отклонена только после проведения и завершения процедуры аукциона; — победителем должна была выступить организация «21».

Участников уличили в заключении устного соглашения. Действия ООО «Эра+» по подаче демпингового ценового предложения и искусственное снижение цены без намерения заключить контракт преследовали создание видимости конкурентной борьбы и введение в заблуждение остальных участников аукциона.

На основании чего УФАС сделало такой вывод? Во-первых, заявки на участие в аукционе «Эра+» и «21» подавали с одного IP-адреса, как и их ценовые предложения. Во-вторых, наличие связи между ними также подтверждает один и тот же телефон, указанный при аккредитации на электронной площадке. К первым частям заявок участников прикреплены файлы с идентичными названиями, где в свойствах значится один и тот же автор. Первые части заявок идентичны по размеру, названию файла и незначительно отличаются только по времени создания. Кроме того, «Эра+» и «21» в заявках указали одинаковые цены по большинству позиций.

Чем участники объяснили одинаковые заявки и контакты

Участники объяснили найденные нарушения тем, что бывший директор и учредитель ООО «21» была привлечена для получения аккредитации на электронной площадке компанией «Эра+». Указание телефона «Эра+» на бланке «21» участник назвал технической ошибкой. Однако объяснить наличие на подписанных директором ООО «21» официальных бланках принадлежащего «Эра+» телефонного абонентского номера объяснить не смогли.

Суд не нашел причин для признания недействительным решения УФАС по Краснодарскому краю. Кстати, не помогли доводы жалобы ООО «21» о том, что общество поставило государственного заказчика в более выгодное экономическое положение и позволило ему за счет снижения стоимости услуги в рамках аукциона сэкономить бюджетные денежные средства. В иске отказали.

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2018 по делу № А32-7675/2018.

17 декабря

Из-за ошибки цена контракта превратилась в 450 руб.



Что делать, если поставщик проглядел ошибку сначала в своей заявке, а потом не обратил на нее должного внимания ни в протоколе, ни в проекте контракта? Смотрите, позволил ли суд расторгнуть или изменить контракт.

Как из 450 тыс руб. цена контракта превратилась в 450 руб.

Заказчик и исполнитель заключили государственный контракт на услуги по дополнительному профессиональному образованию госслужащих Новосибирской области. Был проведен открытый конкурс. Лучшей признали заявку с ценой контракта… 450 руб. При том что начальная цена составляла чуть больше 561 тыс. руб. Уже позже, на суде, исполнитель пояснил, что ошибка была сделана в заявке. Он был готов оказать услугу за 450 тыс. руб. Но эта сумма с легкой руки одного из работников компании превратилась в 450 руб.

Несоответствие участник конкурса нашел только тогда, когда его признали победителем и направили для подписания государственный контракт. Опасаясь внесения в список недобросовестных поставщиков в связи с уклонением от подписания контракта, исполнитель подписал документ с условием о цене в размере 450 руб.

Заказчик отказался расторгать контракт

Когда с момента заключения контракта прошло какое-то время, победитель обратился к заказчику с просьбой расторгнуть контракт по соглашению сторон. Видимо, он думал, что заказчик пойдет на это, учитывая нелепость ситуации, однако ошибался. Вторая сторона расторгать контракт отказалась. Исполнителю пришлось идти в суд.

На чьей стороне закон

В законе № 44-ФЗ четко сказано, что цена контракта является твердой и определяется на весь срок его исполнения. Изменения существенных условий без веских оснований не допускается. Исполнитель сослался на пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №16. В нем говорится, что если условия договора явно обременительны для одной из сторон и ставят ее в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора, суд вправе применить положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения. При этом действующий договор должен быть изменен или расторгнут.

Однако суд подчеркнул, что договором присоединения считается такой документ, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения. К госконтрактам это не применимо, поскольку итоговый проект составляется на основании документации о закупке и заявке победителя. Такое существенное условие, как цена, определяется исключительно на основании предложения конкурсанта. Что касается других условий, победитель имел возможность с ними ознакомиться перед подачей заявки на участие в конкурсе.

Суд также отметил, что сделка может быть признана недействительной, если сторона докажет, что при заключении договора была допущена техническая ошибка. Однако никаких подтверждений участник конкурса предоставить не смог. Цена 450 руб. была указан как цифрами, так и прописью, что исключает возможность простой технической ошибки в виде опечатки. Увидеть несоответствия победитель мог в итоговом протоколе, а позже — в проекте контракта, направленном на подпись. Однако он подписал документ без претензий к заказчику. В итоге в иске отказали.

Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 20.10.2016 по делу № А45-14786/2016.

17 декабря

Ошибки при расчете рентабельности услуг не дают права отказываться от договора



Иногда исполнители внезапно решают расторгнуть контракт. Основания бывают весьма любопытными. Смотрите, как исполнитель объяснил, что услуги вдруг стали нерентабельными для него.

Исполнитель отказался от контракта, не приступив к работам

По результатам аукциона в электронной форме между МБОУ «Школа № 4» и ООО «Спирит клин» был заключен договор на клининговые услуги. Его цена составила 3 416 472 руб. В эту сумму вошли все затраты исполнителя на оказание услуг, стоимость материальных ресурсов (чистящих, моющих средств и т.д.), стоимость используемого рабочего инвентаря, оборудования и спецодежды, транспортные расходы, командировочные расходы и др. Однако к оказанию услуг победитель аукциона так и не приступил. Спустя какое-то время после заключения договора он направил заказчику уведомление о его одностороннем расторжении.

Заказчик предъявил претензии и пригрозил штрафами

В ответном письме заказчик написал, что не согласен на расторжение договора в одностороннем порядке и сослался на нарушение порядка, установленного 44-ФЗ. Но это не помешало исполнителю заявить о расторжении. После этого заказчик направил ему претензию о неисполнении обязательств и уплате штрафных санкций, а также заявил, что оставляет за собой право пойти в суд, что впоследствии и сделал.

Суд уличил исполнителя в непоследовательном поведении

Действительно, по закону исполнитель вправе расторгнуть контракт в одностороннем порядке. Однако в нашем случае компания явно злоупотребила правом. Суд указал на непоследовательное и не учитывающее интересы контрагента поведение исполнителя.

Так почему же он отказался от дальнейшего исполнения контракта? Как компания пояснила на суде, с момента подачи заявки до момента исполнения обязательств имело место существенное изменение обстоятельств. Имелась в виду динамика заработных плат на рынке труда и цен на бытовую химию. Это привело к заведомой убыточности ведения предусмотренной договором деятельности. Примечательно, что указанные факторы исполнитель посчитал существенным изменением обстоятельств.

Инфляция не считается существенным изменением обстоятельств

Суд просветил компанию насчет того, что инфляционные процессы не относятся к числу обстоятельств, возникновение которых нельзя было предвидеть. Она должна была прогнозировать экономическую ситуацию при заключении сделки и не могла исключать вероятность роста цен в период исполнения договора. Существенный скачок стоимости труда уборщиц исполнитель не смог подтвердить документально. Довод относительно разницы в уровне оплаты труда в ХМАО-Югре и Ростовской области, месте нахождения компании, суд отклонил, поскольку о разбросе цен должно было быть известно еще на момент формирования заявки.

Также исполнитель сослался на ошибки на этапе принятия решения участвовать в аукционе. Он якобы неверно определил уровень рентабельности собственных услуг. Вот только это не является существенным изменением обстоятельств и, соответственно, основанием для отказа от договора. Кстати, раньше компания уже была замечена на одностороннем отказе от исполнения других договоров. Объектами оказания услуг были учреждения образования, в большинстве своем школы, то есть договоры имели и социально значимую функцию. Отказавшись от договора, исполнитель фактически сорвал процесс уборки в них, поставив под вопрос санитарно-эпидемиологическое благополучие обучающихся.

В итоге уведомление ООО «Спирит клин» об одностороннем расторжении договора на оказание клининговых услуг признали недействительным. Договор расторгли по причине нарушений со стороны исполнителя. Кстати, позже такое же решение принял суд апелляционной инстанции.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2018 по делу № А81-1486/2018.

17 декабря

Из-за ошибки в названии документа поставщик едва не угодил в РНП



Сыграть против участника может даже неверное название документа. В нашем случае контракт, названный протоколом разногласий, создал проблемы победителю закупки. Смотрите, что решил суд.

За что победителя внесли в РНП

В УФАС по Иркутской области пришло обращение от заказчика. МУП «ТЭСИ» требовал включения ООО «Альянс Строй Сервис» в реестр недобросовестных поставщиков. Но обо всем по порядку. Проводился аукцион на поставку крепежных изделий и расходных материалов. Победителем признали ООО «Альянс Строй Сервис». 25.06.2018 заказчик в ЕИС разместил проект контракта. 02.07.2018 победитель направил протокол разногласий, в котором сообщил, что при заполнении заявки на участие в электронном аукционе им неверно был указан КПП организации. Соответственно, эти данные попали и в контракт. 05.07.2018 заказчик направил доработанный контракт с исправленным КПП. Однако 10.07.2018, в последний день срока, установленного для подписания контракта, компания разместила неподписанный контракт и перечислила на счет заказчика обеспечение.

Поскольку победитель не разместил в установленный срок подписанный проект контракта, МУП «ТЭСИ» составило протокол о признании компании уклонистом. По решению комиссии Иркутского УФАС ее внесли в реестр недобросовестных поставщиков сроком на два года. ООО «Альянс Строй Сервис» обратилось в суд.

Вместо подписанного контракта заказчик получил пустой файл

В ходе разбирательства выяснилось, что проект контракта заказчик все же получил в установленный срок. Однако вместо подписанного со стороны победителя документа ему пришел пустой файл. Посчитав это грубым нарушением, заказчик пожаловался в ФАС.

Разгадку нашли в личном кабинете участника на ЭТП

Аукцион проводили на площадке «Сбербанк-АСТ». Суд исследовал документы в личном кабинете участника закупки. Выяснилось, что документ, размещенный в системе 10.07.2018, назван «протокол разногласий». Открыв этот файл, специалисты обнаружили, что это вовсе не протокол разногласий, а проект контракта, подписанный усиленной квалифицированной электронной подписью руководителя ООО «Альянс Строй Сервис».

Суть в том, что после размещения документов в системе, подписанных в установленном порядке, отсутствует возможность редактирования и внесения в них каких-либо изменений. Поэтому участник физически бы не смог исправить допущенную ошибку, даже если бы сразу ее обнаружил. На суде он пояснил, что, возможно, была допущена техническая ошибка при выборе заголовка.

Документы на ЭТП не были проверены ФАС

Суд посчитал, что у антимонопольного ведомства была возможность проверить документы в личном кабинете участника закупки на ЭТП. Однако комиссия ограничилась лишь формальными основаниями для включения победителя в реестр недобросовестных поставщиков.

Кстати, заказчик так и не смог доказать, что ему пришел вместо подписанного контракта пустой файл. Кроме того, то, что неправильно названный документ был подписан усиленной квалифицированной электронной подписью руководителя ООО «Альянс Строй Сервис», подтверждается представленными скриншотами личного кабинета. Направление протокола разногласий также свидетельствует о добросовестности победителя.

В итоге суд пришел к выводу, что компания не имела умысла на уклонение от подписания контракта. Об этом говорит хотя бы предоставление обеспечения исполнения по контракту и размещение в ЕИС подписанного документа, несмотря на ошибочное наименование. Решение УФАС отменили, а компанию исключили из РНП.

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 21.11.2018 по делу № А19-20152/2018.

3 декабря

Заказчика обвинили в нецелевом расходовании средств после закупки канцтоваров



Если средства выделили на определенную цель, а заказчик потратил их на что-то другое, ответственности не избежать. Смотрите, как бюджетное учреждение обвинили в нецелевом расходовании средств после, казалось бы, безобидной закупки канцтоваров.

Заказчика уличили в нецелевом расходовании средств

Финансовое управление администрации Шпаковского муниципального района Ставропольского края подало иск к одному из местных детсадов (далее — бюджетное учреждение). Госорган потребовал возместить ущерб, причиненный казне Шпаковского района — 112 175 руб.

Управление провело выездную плановую проверку финансово-хозяйственной деятельности бюджетного учреждения и осуществления им закупок. Выяснилось, что средства были направлены на расходы, не соответствующие определенным решением о бюджете целям.

Заказчик заплатил за канцтовары из денег, предназначенных для дошкольников

Детсад заключил договор с индивидуальным предпринимателем на сумму 50 160 руб., по которому были получены канцелярские и хозяйственные товары. Оплата прошла за счет средств бюджета Шпаковского муниципального района. Кроме того, главный бухгалтер детсада начислила себе 2 580 руб. и 5 160 руб. Также была выплачена зарплата младшему воспитателю, сторожу, дворнику, повару, главному бухгалтеру и завхозу на общую сумму 54 275 руб.83 коп. Причем и в том, и в другом случае деньги предназначались для обеспечения общегосударственных гарантий реализации прав на получение общедоступного и бесплатного дошкольного образования в муниципальных дошкольных организациях.

Бюджетное учреждение попыталось взыскать деньги с главного бухгалтера

В адрес учреждения направили предписание с требованием возместить ущерб. В ответ руководство детсада сообщило, что подало иск в отношении бывшей заведующей и главного бухгалтера. Однако суд отказал в удовлетворении иска. Управление обратилось в суд, чтобы вернуть в бюджет потраченные не по назначению деньги.

Какие нарушения нашли в бухгалтерской документации

Выяснилось, что с документацией в учреждении творится какой-то хаос. Помимо того, что из бюджета необоснованно выплатили доплаты главному бухгалтеру за совмещение, завхозу за увеличение объема работ при отсутствии соответствующего соглашения и приказа, так суммы еще и не сходились с реально начисленными работникам. Разница между ними доходила до 9 тыс. руб. Кроме того, была начислена заработная плата бухгалтеру за 10 рабочих дней при фактически отработанных 3 рабочих днях.

Вдобавок ко всему выбытие материальных запасов, приобретенных по товарной накладной, прошло без принятого решения об их списании и при отсутствии первичного учетного документа. Проще говоря, при списании материальных запасов детсад не составил акты, что не позволяет подтвердить использование товаров для нужд учреждения.

lt;b>Что сказал суд

К слову, все претензии учреждение признало. А вот доказательств своей правоты предоставить не смогло. В итоге суд взыскал с него 112 175 руб. в пользу бюджета Шпаковского муниципального района Ставропольского края

Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 05.10.2018 по делу № А63-8085/2018.

3 декабря

Заказчика оштрафовали за снижение объема товара на 50%



Госзакупки строго регулируются законом, и делать что вздумается не могут ни заказчики, ни поставщики. Смотрите, как заказчик сначала сократил объем товара по контракту на 50%, а потом отказался оплачивать даже это.

Заказчик не оплатил поставленную бумагу

ООО «Канцелярская крыса» и Приморский краевой противотуберкулезный диспансер заключили контракт на поставку офисной бумаги. Цена контракта составила 220 757 руб. Поставщик привез товар на общую сумму 127 769 руб. Это подтверждается двумя накладными. Однако оплата так и не была получена. Когда сумма пени достигла 13,4 тыс. руб., поставщик прибавил к ней штраф 5 518,93 руб. и направил заказчику претензию. Не получив ответа, он обратился в суд.

Почему суд не принял платежное поручение заказчика

Интересно, что на заседание суда заказчик даже принес доказательство, якобы подтверждающее оплату задолженности — копию платежного поручения на сумму 127 625,27 руб. Однако суд не принял этот документ, поскольку в назначении платежа указана т/н 102 от 07.05.2018, сч. 1763 от 31.03.2016. На самом же деле имели место товарные накладные №к6к0001763 от 31.03.2016 на сумму 74 305 руб. и №к6к-0000242 от 23.06.2016 на сумму 53 464,67 руб. При этом поступление денег в заявленном размере заказчик доказать не смог.

Поставщик неверно рассчитал пени

Также поставщик потребовал взыскать с заказчика пени в общем размере 17 493,19 руб. за период с 01.01.2017 по 13.04.2018. Однако суд посчитал расчет неверным. Он установил, что компания считает просрочку оплаты по контракту с 01.07.2017, в то время как исходя из его условий следует исчислять неустойку с 30.04.2016 (когда истек 30-дневный срок на оплату) по одной накладной и с 23.07.2016 по другой. В итоге вместо заявленной суммы поставщик мог просить 20 936,13 руб. Однако суд не вправе выходить за пределы заявленных требований, поэтому взыскал с заказчика лишь 17 493,19 руб.

Что касается штрафа в размере 5 518,93 руб., он был рассчитан верно. За нарушение заказчиком обязательств по контракту, за исключением просрочки, начисляется 2,5% цены контракта согласно Постановлению Правительства РФ от 25.11.2013 №1063. Поставка по контракту в соответствии с его условиями осуществляется на основании предварительных заявок заказчика. В период действия контракта учреждение направило две такие заявки на общую сумму 127 625,27 руб. Таким образом, несмотря на то, что поставщик привез немногим более 50 % от согласованного изначально объема, все заявки заказчика он удовлетворил.

Напомним, что заказчик вправе изменить не более чем на десять процентов предусмотренное контрактом количество товаров. Но в нашем случае он изменил объемы в одностороннем порядке почти на 50%. Поэтому суд решил, что требование поставщика о взыскании штрафа за ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств правомерно.

Решение Арбитражного суда Приморского края от 12.09.2018 по делу № А51-7937/2018.

3 декабря

Может ли заказчик взыскать неустойку после приемки без замечаний



Иногда действия заказчиков поистине необъяснимы. Смотрите, как учреждение приняло товар без нареканий, составило и разместило отчет об исполненном контракта, а потом внезапно начислило поставщику пени за почти 500 дней просрочки.

Из-за чего возник спор между заказчиком и поставщиком

Министерство обороны подало иск к компании «КомусРистар» и потребовало 13 997 560 руб. неустойки за просрочку исполнения обязательств и штраф в сумме 1 282 713 руб. В качестве обоснований заказчик указал, что поставщик не поставил товар на сумму 8 968 486 руб. Просрочка составила 496 дней.

Как заказчик рассчитал сумму неустойки

Цена контракта составляет 25 654 270 руб. Из них обязательства на 8 968 486 руб. были исполнены с нарушениями. Как сказано в контракте, в случае просрочки со стороны поставщика заказчик вправе потребовать уплату неустойки. Она начисляется за каждый день просрочки. Размер пени рассчитывается в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 № 1063. По расчету заказчика это 12 714 847 руб.

Кроме того, согласно условиям контракта в случае поставки товара (до подписания акта приема-передачи товара), не соответствующего требованиям, поставщик уплачивает штраф в размере 1 282 713 руб. за каждый факт нарушения. Таким образом, заказчик насчитал общую сумму 1 282 713 руб. Ее он указал в претензии, но выплачивать неустойку поставщик не стал.

Почему в отчете об исполнении контракта заказчик не упомянул нарушения

Госконтракт был заключен 13.05.2015. На следующий год 06.09.2016 заказчик разместил в ЕИС отчет об успешном исполнении контракта. В соответствии с ним контракт исполнен в полном объеме. Были приложены товарные накладные, универсальные передаточные документы на суммы 17 615 руб., 11 002 512 руб. и 14 634 142 руб. В разделе IV отчета говорится об отсутствии начисленных неустоек (штрафов, пени).

Также поставщик представил суду письмо от 25.01.2016 года, в котором заказчик подтверждает полное исполнение компанией обязательств по контракту и отсутствие претензий к объему и качеству поставленного товара. К слову, заказчик так и не смог предъявить акт об установленном расхождении по количеству и качеству при приемке. Суд предложил предоставить хотя бы доказательства уведомления поставщика о составлении этого акта и обосновать размер неустойки с учетом условий контракта и представленных поставщиком доказательств. Но заказчик на судебное заседание не явился и никаких пояснений не дал.

Суду ничего не осталось, как отказать Минобороны в иске. Никаких пени и штрафов поставщику платить не пришлось.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 20.09.2018 по делу № А40-88289/18-55-655.

3 декабря

Могут ли поставщика оштрафовать за отсутствие на приемке



Все условия поставки и приемки заказчик и поставщик оговаривают в контракте. Если в нем сказано, что при осмотре поставленного товара должны присутствовать представители обеих сторон, так тому и быть. Но что, если поставщик нарушил требование? Смотрите, как заказчик пытался оштрафовать его за это.

Поставщик сорвал сроки поставки

ООО «Ланда» и Управление Судебного департамента в Самарской области заключили госконтракт на поставку канцелярских конвертов для районных и городских судов Самары и Самарской области. В итоге поставщик нарушил общий срок поставки на полмесяца. Какие-то суды получили канцтовары на 2 дня позже, а какие-то — на 17 дней. По условиям контракта за просрочку начислялись пени. Заказчик насчитал 337,11 руб.

Заказчик пытался оштрафовать поставщика за отсутствие на приемке товара

В контракте также говорилось о том, что поставщик обязан участвовать в приемке товара. Заказчик уведомил компанию «Ланда», но ни один из ее представителей в назначенный день не явился. Решив, что пункт контракта нарушен, заказчик оштрафовал поставщика за неисполнение обязательства, не имеющего стоимостного выражения, на 1000 руб.

В чем суд отказал, а в чем поддержал заказчика

Суд подчеркнул, что ответственность по контракту наступает только лишь в том случае, если несоблюдение обязательства стало причиной нарушения каких-либо прав и законных интересов сторон. А неустойкой обеспечиваются лишь те обязательства, нарушение которых способно причинить вред сторонам. Само по себе отсутствие поставщика на приемке заказчику никак не навредило. Поэтому суд отказал в требования выплаты 337 руб. 11 коп. пени и штрафа в размере 1000 руб.

Однако взыскать деньги с поставщика заказчику все же удалось. В ходе приемке он выявил нарушения контракта. В частности, согласно требованиям белые конверты должны укладываться в пачки по 50 штук и должны быть скреплены бумажной лентой шириной 41 мм., образуя пачки. Но фактически поставленные конверты в пачки сформированы не были, бумажной лентой не скреплены.

Заказчик насчитал штраф 9 446 руб. 23 коп. — 3% от цены контракта. Это требование суд счел вполне законным, поскольку нарушения подтверждены документами. В итоге суд удовлетворил только его, лишив заказчика пени и штрафа за отсутствие поставщика на приемке. Иск удовлетворили частично.

Решение Арбитражного суда Самарской области от 22.10.2018 по делу № А55-18921/2018.

3 декабря

Нарушение срока внесения поставщика в РНП не считается нарушением



Закон о контрактной системе довольно строг по части соблюдения сроков. Но, как выяснилось, не все из них обязательно соблюдать. Смотрите, как суд не нашел ничего незаконного в том, что УФАС пропустило срок внесения информации в Реестр недобросовестных поставщиков.

Поставщика включили в РНП

Московское областное реготделение Фонда социального страхования проводило аукцион на поставку канцелярских принадлежностей. Начальная (максимальная) цена контракта составила 800 840 руб. Победителем признали «Смарт Логистик», с компанией заключили государственный контракт на сумму 207 966 руб. Но через три месяца заказчик принял решение расторгнуть его в одностороннем порядке. Причиной послужило нарушение обязательств, касающихся сроков. Госучреждение обратилось в УФАС с требованием включить поставщика в реестр недобросовестных. Компанию внесли в черный список. Она обратилась в суд, заявив, что это было сделано незаконно, кроме того, антимонопольный орган нарушил сроки включения поставщика в РНП.

При рассмотрении дела всплыло еще одно нарушение подрядчика

Несогласный с таким положением вещей поставщик обратился в суд. Во время разбирательства заказчик сообщил любопытный факт. Оказывается, незадолго до заседания выяснилось, что поставщик предоставил недостоверную информацию о своем соответствии на электронную площадку, что позволило ему стать победителем электронного аукциона. Указанный им юридический адрес на самом деле не существует. Один этот факт сам по себе давал заказчику право расторгнуть контракт в одностороннем порядке.

Почему суд не принял довод о пропуске срока внесения в РНП

Поставщик настаивал, что УФАС нарушило сроки внесения данных в реестр. Напомним, ведомству дается 3 дня с даты вынесения решения о включении информации в список. На сколько именно УФАС нарушило срок внесения информации не сообщается. Однако между решением заказчика об одностороннем отказе и включением поставщика в РНП прошло почти пять месяцев.

Однако суд не нашел в этом ничего незаконного. Он указал на то, что анализ положений Закона о контрактной системе и правил ведения реестра позволяет сделать вывод об организационном характере срока внесения данных в список. Положения 44-ФЗ не содержат упоминания о том, что истечение срока влечет за собой какие-либо ограничения на размещение сведений в реестре. Соответственно, нарушение этого периода не может говорить о нарушениях со стороны УФАС.

Таким образом, суд установил, что спорное решение антимонопольного органа соответствует положениям Закона о контрактной системе. К слову, поставщику напомнили, что он пропустил трехмесячный срок, установленный для обжалования нормативных актов ФАС. В иске отказали.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.10.2018 по делу № А40-178213/18-154-1993.

3 декабря

Может ли ФАС провести проверку, если жалоба подана позже срока



Недовольные действиями заказчика участники жалуются в ФАС. На это им отведено определенное время. Если срок нарушен, придется идти в суд. Но может ли ФАС проверить заказчика по доводам, указанным в жалобе, которая подана позже установленного срока?

Спор между участником и заказчиком разгорелся из-за банковской гарантии

Отделение Пенсионного фонда по Сахалинской области проводило аукцион на поставку канцелярских принадлежностей с НМЦК 218 400 руб. По итогу процедуры минимальная предложенная цена составила 126 000 руб. Участника признали победителем. Однако подписать с ним договор заказчик отказался. Виной всему была банковская гарантия. Заказчик не принял документ. В итоге контракт подписали с другим участником. А несостоявшийся победитель пожаловался в ФАС.

ФАС решила не рассматривать жалобу, но провела по ней проверку

Срок подачи жалобы в ФАС зависит от обстоятельств. Если обращение касается нарушений в документации о закупке, например, в извещении, направить его можно в любой момент до окончания срока подачи заявок. Если суть претензий в нарушениях во время процедуры определения поставщика, рассмотрения и оценки заявок, на подачу жалобу отведено 10 дней с того момента, как в ЕИС разместят протоколы подведения итогов/рассмотрения заявок.

Участник этот срок пропустил, поэтому по существу обращение рассматривать не стали. Однако Управление ФАС вынесло приказ о проведении внеплановой проверки заказчика на основании обращения участника закупки. Заказчик, получив уведомление о проверке, написал в антимонопольное ведомство о том, что она не может быть проведена, поскольку обращение подано после заключения контракта.

Однако менять решение УФАС отказалось. По результатам проверочных мероприятий отделение Пенсионного фонда по Сахалинской области признано нарушителем. Антимонопольный орган подчеркнул: предоставленная банковская гарантия размещена в реестре банковских гарантий, а потому не принять ее заказчик не мог. Следовательно, не заключив с победителем контракт, он нарушил закон. Это решение УФАС и стало поводом для иска в суд.

Почему заказчик не принял банковскую гарантию

Как пояснил заказчик, в сведениях о банковской гарантии, содержащихся в реестре, был указан неверный идентификационный код закупки. В результате при возникновении проблем учреждение могло не получить деньги по этой гарантии. Заказчик сослался на то, что с 01.01.2017 указание поименованного кода в реестре банковских гарантий является обязательным, а его отсутствие свидетельствует о нарушении требований к содержанию реестра. Проще говоря, отсутствие верного ИКЗ заказчик воспринял как отсутствие в реестре надлежащей информации о банковской гарантии.

На чью сторону стал суд: заказчика или участника

Суд подчеркнул: ни в статье 45 Федерального закона № 44-ФЗ, ни в дополнительных требованиях к банковской гарантии, утвержденных постановлением Правительства РФ от 08.11.2013 № 1005 ИКЗ не отнесен к числу сведений, которые обязательно должны быть в гарантии. Этот код не влияет на ее недействительность. Поэтому доводы учреждения о том, что заявку на получение средств могли отклонить в банке суд не принял.

Также суд обратил внимание на то, что в выданной банковской гарантии верно указан номер извещения спорной закупки. Более того, документ включен в соответствующий реестр. Помимо всего прочего гарантия не признана недействительной, каких-либо нарушений в ее содержании также не установлено.

Суд пришел к выводу, что участник предоставил обеспечение по всем правилам, и заказчик не имел права признавать его уклонистом.

Суд не нашел ничего незаконного в действиях ФАС

В конфликте между заказчиком и ФАС суд встал на сторону антимонопольного органа. Дело в том, что жалобу по существу так и не рассмотрели, как и предписывает закон, поскольку заявитель нарушил сроки. Но этот факт не лишает ведомство права провести проверку заказчика. Это не противоречит требованиям 44-ФЗ. В иске заказчика к УФАС отказали.

Решение Арбитражного суда Сахалинской области от 29.10.2018 по делу № А59-2996/2017.

19 ноября

Заказчик не указал товарный знак, но составил описание объекта закупки под конкретный автомобиль



Если в документации о закупке нет товарного знака, казалось бы, придраться не к чему. Но в нашем случае заказчика подвели слишком уж конкретные характеристики, а также коммерческие предложения, которые он запросил у трех хоть и разных фирм, но принадлежащих одному производителю.

Составляя описание объекта закупки, заказчик имел в виду конкретный автомобиль

ГКУ СК «Краевой центр информационных технологий» проводил закупку автомобилей для нужд Министерства энергетики Ставропольского края. ООО «Ставрополь-Авто» подало единственную заявку на аукцион. С поставщиком заключили контракт, признав его заявку соответствующей требованиям. Товар был поставлен 30 ноября 2016 года, претензий со стороны поставщика не было. Контракт полностью исполнили и оплатили в 2016 году. В том же году два автомобиля Toyota Camry были переданы на баланс центра энергосбережения.

Однако на закупку обратила внимание прокуратура. Она провела проверку и нашла нарушения. Дело в том, что в описании объекта закупки содержались параметры, которым соответствует лишь автомобиль определенной марки и комплектации. Ведомство решило, что такие действия ограничивают количество потенциальных участников размещения заказа. Что это были за параметры? В техническом задании заказчик определил технические характеристики автомобилей, в том числе требования к их габаритам: тип кузова – седан, длина – не менее 4850 мм, ширина – не менее 1825 мм, высота – не менее 1480 мм. Прокуратура заявила, что установленные требования не позволяют предложить к поставке товар, соответствующий потребности заказчика, однако имеющий иные характеристики, не предусмотренные документацией об аукционе. Ведомство подало в суд.

Кстати, отрицать тот факт, что техническим характеристикам соответствует лишь одна марка автомобиля — Toyota, заказчик не стал.

Как пытался оправдаться заказчик

Ошибка заказчика в том, что он так и не смог доказать существенное эксплуатационное значение заявленных габаритных характеристик, как и существование допустимых автомобилей других марок. В свою защиту ГКУ СК «Краевой центр информационных технологий» заявил, что дорожный просвет, рабочий объем двигателя, мощность двигателя, максимальный крутящий момент двигателя важны в силу разъездного характера работы. Учреждение уверяло суд, что именно указанные минимальные характеристики автомобиля в их совокупности позволят выполнять возложенные на министерство функции. Все бы хорошо, но подтверждающие документы, заключения специалистов так и не были предоставлены.

Что касается характеристики автомобиля «дорожный просвет», то даже из приведенной заказчиком таблицы видно, что этот параметр исчисляется в миллиметрах и разница между автомобилями сходным по параметрам и комплектации составляет порядка 5 мм. Не доказана необходимость автомобиля для министерства, имеющего дорожный просвет «не менее 160 мм», так как его изменения в большую или меньшую сторону малозначительно. Таким образом, суд выяснил, что доводы заказчика не подтверждаются конкретными доказательствами.

Защищаться пыталось и министерство энергетики, для которого проводилась закупка. Его представители заявили, что поставленные автомобили приняты и оплачены центром технологий. Однако вернуть их учреждение не может, так как машины уже переданы в собственность Ставропольского края и права распоряжаться ими учреждение не имеет. Кроме того, министерство указало на то, что возврат автомобилей в первоначальном состоянии не представляется возможным в связи с их эксплуатаций и утратой первоначальной стоимости.

Как заказчика подвели коммерческие предложения

Любопытно, что еще до публикации информации о закупке заказчик скомпрометировал себя. Дело в том, что в ходе определения рыночной цены он использовал три коммерческих предложения, которые хоть и исходили от разных дилеров, но от одного производителя – Toyota.

Поставщику вернули вместо новых автомобили с пробегом

Суд первой инстанции и апелляция отказали в удовлетворении иска прокурору, не увидев нарушений в документации. Однако следующая инстанция решения отменила и отправила дело на новое рассмотрение. Она оперировала тем, что включение заказчиком в аукционную документацию требований к закупаемому товару, которые свидетельствуют о его конкретном производителе, в отсутствие специфики использования такого товара является нарушением закона.

В итоге суд удовлетворил иск, признал недействительным электронный аукцион, отменил государственный контракт и обязал государственное казенное учреждение «Ставропольский краевой центр энергосбережения» вернуть поставщику два автомобиля.

Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 16.10.2018 по делу № А63-6965/2017.

19 ноября

Заказчик не смог доказать, что описание товара позволяет участникам предложить другого производителя



УФАС уличило заказчика в ограничении конкуренции. Доводы о том, что участники могли предложить товар любой другой торговой марки, помимо указанных, отклонили. Почему, читайте в обзоре.

Участник закупки пожаловался на ограничения

Республиканская клиническая больница проводила электронный аукцион на поставку расходных материалов для ангиографии сосудов сердца. Была подана единственная заявка от ООО «Альфа-Мед». Ее признали соответствующей требованиям, после чего с поставщиком заключили контракт.

Компания, которая не участвовала в закупке, ООО «Стентекс», пожаловалась в УФАС. Претензий было две: участнику невозможно точно идентифицировать объект закупки, а также возникают необоснованные ограничения допуска отдельных производителей товаров. В дополнениях к жалобе ООО «Стентекс» также указало, что документация об аукционе содержит товарные знаки.

УФАС усмотрела в действиях заказчика попытку запутать участников

Антимонопольный орган признал заказчика нарушителем. В разделе «объект закупки» документации представлена таблица, по 8-ми позициям которой, в столбце «код позиции КТРУ», указан код ОКПД2 32.50.13.190. Вместе с тем в каталоге товаров, работ, услуг (КТРУ) указано следующее: — стент для коронарных артерий, выделяющий лекарственное средство, с нерассасывающимся полимерным покрытием (код вида – 155800); — стент для коронарных артерий выделяющий лекарственное средство, с рассасывающим полимерным покрытием (код вида 155760); — стент для коронарных артерий металлический непокрытый (код вида 218190); — стент для коронарных артерий рассасывающийся, выделяющий лекарственное средство (код вида 135820).

УФАС посчитало, что единый код ОКПД2 для всех позиций, которые имеют различный код КТРУ, может ввести потенциальных участников закупки в заблуждение и не позволяет однозначно идентифицировать объект закупки. В этом суд с антимонопольным органом согласился.

Описание в документации указывало на единственного производителя

Техническое задание аукционной документации содержало требование о поставке расходных материалов для ангиографии сосудов сердца по восьми позициям, две из которых указывали на единственного производителя: — позиция 2 – стент коронарный GAZELLE, производитель Biosensors; — позиция 8 – стент внутрисосудистый Promus PREMIER, производитель Boston Scientific.

Такое описание УФАС посчитало необъективным. При этом заказчик сообщил, что участники закупки могли поставить стенты определенной длины и размера также и других производителей при наличии тех же характеристик.

Суд согласился с антимонопольным ведомством, что фактически заказчик при таком описании указывает на единственного производителя. Убедительных доказательств того, что при данном описании возможна поставка стентов других торговых марок, он не предоставил. При этом из техзадания непонятно, что из заданного в позициях спектра диаметра и длин заказчиком выделено конкретное количество стентов, которые участники закупки могли бы поставить от других производителей. В итоге суд отказал заказчику в иске к УФАС.

Решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 15.10.2018 по делу № А74-1464/2018.

19 ноября

Заказчик смог доказать потребность в конкретной марке препарата



Иногда заказчикам удается доказать, что необходимы товары определенного производителя. В этом случае суд встал на сторону госзаказчика потому, что речь шла о здоровье пациентов, для которых и закупалась продукция.

Описанию товара соответствовал только один лекарственный препарат

Заказчик проводил закупку препарата Инсулин-изофан с конкретными характеристиками. В их числе были требования к упаковке, началу действия, максимальному эффекту, составу (активным и вспомогательным веществам), назначению (для продолжения лечения пациентов, ранее получавших инсулин указанного состава).

Один из участников, компания ООО «Герофарм», подала жалобу в антимонопольный орган. Она заявила, что характеристикам товара соответствует только один лекарственный препарат с торговым наименованием «Инсуман Базат ГТ», производства Германии. УФАС признало жалобу обоснованной и выдала заказчику предписание исправить аукционную документацию. Заказчик обратился в суд.

Заказчик сослался на острые осложнения у больных

Заказчик согласился с тем, что в описании объекта закупки конкретизированы характеристики инсулина по вспомогательным веществам, с соответствующим профилем действия и наличием определенного состава вспомогательных веществ. Но сделано это было для того, чтобы продукт соответствовал потребностям учреждения. Заказчик пояснил, что закупает лекарство для продолжения лечения пациентов, ранее получавших инсулин указанного в описании объекта закупки состава. Автоматическая замена препаратов в пределах МНН невозможна. Инсулины с различными торговыми наименованиями несовместимы между собой и не являются взаимозависимыми, поскольку различаются по вспомогательным веществам. Учреждение обратило внимание на то, что перевод с инсулина одного производителя на препарат другого сопровождается изменением дозы. Это в свою очередь отражается на уровне сахара в крови и может вызвать развитие острых осложнений у больных.

УФАС настаивало на нарушении конкуренции

Доводы заказчика не убедили антимонопольный орган. Он настаивал: действия учреждения ограничили конкуренцию. УФАС подчеркнуло, что какого-либо документального подтверждения того, каким образом вспомогательные вещества влияют на терапевтический эффект, заказчик не представил. Кроме того, ведомство напомнило, что закупка инсулина по торговым наименованиям возможна только для конкретного пациента при наличии медицинских показаний по решению врачебной комиссии.

Заказчик привлек на свою сторону экспертов

Нужно отдать заказчику должное: он подготовил массивную доказательную базу. В частности, были представлены письменные пояснения доктора медицинских наук, специалиста-эндокринолога Департамента здравоохранения Тюменской области. Эксперт пояснил, что инсулины с одним наименованием МНН обладают разным профилем действия, разным началом действия, максимальной продолжительностью и общей продолжительностью действия, что имеет огромное значение в клинической практике.

Кроме того, в качестве доказательства заказчик использовал письмо директора Института диабета ФГБУ ЭНЦ, академика РАН. Специалист отметил, что неоправданная (без медицинских показаний) смена препаратов инсулина опасна. Также заказчик сослался на административную практику и письма Минэкономразвития и Минздравсоцразвития РФ. В итоге суд принял как данность то обстоятельство, что препараты инсулина различных производителей, соответствующие одному МНН, по своему действию имеют клинически значимые фармакокинетические отличия.

Почему суд признал правоту заказчика

Суд счел доказанным тот факт, что препараты инсулина различных производителей с одинаковым МНН не совместимы и не взаимозаменяемы, а их смена снижает эффективность и осложняет процесс лечения. В итоге решение УФАС признали недействительным.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.10.2018 по делу № А70-14727/2017.

19 ноября

Заказчик сначала принял товар, а потом обнаружил, что он другой марки



Невнимательность заказчиков порой обходится им дорого. Смотрите, как заказчик проиграл суд, вовремя не заметив, что подрядчик установил лампы другой марки.

Заказчик принял и оплатил невыполненные работы

Между Муниципальным казенным учреждением «Служба заказчика городского хозяйства» и ООО «Промстройсервис» был заключен муниципальный контракт на строительство детсада и оснащение его оборудованием. Контракт был исполнен в срок, никаких претензий стороны друг к другу не имели.

Ситуация изменилась после того, как на объект отправили специалиста межрайонного отдела Минфина Свердловской области. В присутствии представителей заказчика был проведен осмотр помещений. Специалист нашел массу нарушений. В частности, оказалось, что из оплаченных заказчиком работ некоторые не выполнены. К примеру, не установлены потолочные светильники ЭПРА OWP/S418 в количестве 86 шт. При этом акт о приемке есть. Подрядчик даже получил за эти лампы деньги.

Поставщик самовольно изменил марку поставленных светильников

На деле оказалось, что светильники были установлены, но вместо указанной в проектной документации согласованной марки ЭПРА OWP/S418 подрядчик использовал устройства OPL/S 418. Заказчик потребовал заменить их на проектные по гарантии, направив компании две претензии.

«Служба заказчика городского хозяйства» подала на «Промстройсервис» в суд. Заказчик заявил, что замена подрядчиком светильников, предусмотренных контрактом (технической документацией, сметой), на устройства с иными товарным знаком, техническими характеристиками и степенью защиты следует рассматривать как нарушение обязательств по контракту. Как итог выполненные работы не соответствуют предъявляемым требованиям, поэтому заказчик вправе потребовать безвозмездного устранения недостатков в разумный срок. Кстати, на замену подрядчику дали 10 дней.

Если акты приемки подписаны, претензий быть не может

Любопытно, что заказчик почему-то посчитал, что даже при имеющихся подписанных актах приемки (в которых, как мы помним, не было замечаний) имеет право предъявлять претензии. На суде он так и заявил: наличие актов не лишает его возможности заявлять возражения по объему и стоимости выполненных работ и предъявлять требования о взыскании излишне уплаченных денежных средств.

Вот только суд не поддержал учреждение в стремлении наказать подрядчика. Акты были подписаны без нареканий, недостатки явные и должны были быть учтены при приемке. Суд напомнил, что заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте они были оговорены. А то, что работы были приняты без проверки, — не проблема подрядчика.

Заказчик не смог доказать, что светильники другой марки не соответствуют условиям контракта

Подрядчик не стал спорить с тем, что по проекту должен был поставить светильники ЭПРА OWP/S41. Но отметил, что установленные в детском саду OPS/S418 обладают теми же характеристиками, а также полностью подходят для помещений такого типа. При этом доказать, что используемое оборудование хуже по техническим параметрам, чем предусмотренное контрактом, заказчик не смог. Установленные светильники полностью соответствуют проектному требованию, что подтверждено письмом проектной организации, представленным в материалы дела. Кроме того, по факту детское дошкольное учреждение было введено в эксплуатацию и прошло сертификацию именно с установленным оборудованием.

В итоге в иске заказчика отказали. Позже доводы решение суда первой инстанции поддержала апелляция.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2018 по делу № А60-9594/2018.

19 ноября

Заказчики вправе указывать товарные знаки для обоснования примененной расценки на работы



Известно, что злоупотреблять конкретными марками товаров в закупочной документации не стоит — это чревато санкциями. Но если товарный знак или торговая марка — это часть наименования примененной расценки на работы, указывать их можно. Смотрите, как в такой ситуации суд встал на сторону заказчика.

Участник закупки пожаловался на наименование конкретного производителя в документации

Конкурсное Агентство Калининградской области проводило запрос предложений по выбору генерального подрядчика для реконструкции пищеблока в психоневрологическом интернате г. Советск. Пришло 2 заявки, но обе были отклонены. Один из участников, ООО «Арт-Роял», пожаловался в УФАС. Поводом стали сразу несколько действий заказчика. В частности, внесение в извещение фирменных наименований конкретных производителей материала (оборудования) без указания на эквивалент. Кроме того, участнику не понравились сроки выполнения работы, которые он назвал невыполнимыми, а также проектная документация, в которой якобы видны явные недостатки.

УФАС России по Калининградской области признало жалобу необоснованной. Компания с ним не согласилась и обратилась в суд.

Заказчик указал товарный знак в документах только для расчета стоимости работ

В техническом задании на выполнение работ заказчик действительно сослался на конкретный товарный знак. Также товарный знак был указан в проектной, сметной и рабочей документации, в положительном заключении государственной экспертизы, положительном заключении о проверке достоверности определения сметной стоимости объекта капитального строительства и других документах.

Однако суд отметил, что он является частью наименования примененной расценки и не служит требованием к содержанию и составу заявки на участие в закупке. Говоря проще, это ознакомительная информация, участники не обязаны предлагать товары именно указанного производителя. Поэтому суд отклонил доводы участника.

Утверждение о заведомо неисполнимом условии о сроках выполнения работ по контракту суд также не принял. Дело в том, что обосновать его автор жалобы не смог.

ГОСТы и СНиПы действовали на момент начала закупки

Не принял суд и жалобу, касающуюся недействующих нормативов. Он напомнил подрядчику, что проектная документация и результаты инженерных изысканий прошли проверку и имеют положительное заключение государственной экспертизы. На момент оценки экспертами указанные в документации о закупке ГОСТы, СНиПы являлись действующими. В итоге в иске ООО «Арт-Роял» отказали.

Решение Арбитражного суда Калининградской области от 16.10.2018 по делу № А21 — 7908/2018.

19 ноября

Прокуратура обязала заказчика вернуть купленный автомобиль



Если закупка прошла довольно давно, это еще не значит, что ее не могут отменить. Смотрите, как заказчика обязали вернуть купленный 5 месяцев назад автомобиль из-за того, что он указал в документации конкретную марку.

Заказчик указал в документации конкретную марку автомобиля

Администрация Атюрьевского муниципального района Республики Мордовия проводила закупку легкового автомобиля Volkswagen Polo (также поставщик мог предложить эквивалент). Заказчик установил требования к кузову (высоте автомобиля), объему топливного бака, топливу, количеству передач, двигателю, дорожному просвету, безопасности, интерьеру, комфорту, экстерьеру, и др. По итогу был куплен автомобиль Volkswagen Polo у поставщика «Авилон АГ». Он получил за машину 701,6 тыс. руб.

Все было хорошо, пока на закупку не обратил внимание заместитель прокурора Республики Мордовия. Он усмотрел в действиях заказчика ограничение конкуренции и потребовал признать аукцион недействительным. В обосновании иска зампрокурора указал, заказчик установил такие требования к объекту закупки, которые предполагали единственную марку автомобиля (Volkswagen Polo). В итоге был ограничен допуск потенциальных участников торгов.

ФАС посчитала, что альтернативой Volkswagen Polo вполне могла бы стать LADA Vesta

В описании объекта закупки заказчик указал: Volkswagen Polo 1.6л (110 л.с.), 5МТ. А также конкретные параметры: — кузов, высота автомобиля не более 1465 мм; — объем топливного бака не менее 55 л.; — топливо бензин с октановым числом не менее 95; — количество передач КПП – 5; — двигатель объем 1598 куб.см., класс не ниже ЕВРО-5; — дорожный просвет не менее 163 мм.

Проводившее проверку УФАС указало, что этим требованиям отвечают также автомобили марки Kia Rio, LADA Vesta. Однако проведение аукциона было направлено на приобретение товара конкретного товарного знака Volkswagen Polo. Тем самым заказчик нарушил права неопределенного круга лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В связи с этим главный специалист отдела закупок Администрации был признан виновным в совершении административного правонарушения по части 4.1 статьи 7.20 КоАП РФ.

Поставщика обязали вернуть деньги

Суд первой инстанции удовлетворил требования прокурора о признании недействительными электронного аукциона. В итоге сделку аннулировали. Заказчика обязали вернуть автомобиль, а поставщика — деньги. Не помогли даже доводы «Авилон АГ» о том, что закупка уже прошла и ее отмена нарушит интересы сторон. В частности, поставщик получит обратно уже не новый автомобиль, а машину с пробегом 5 месяцев. Однако суд напомнил, что пострадавшая сторона вправе взыскать убытки через суд.

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2018 по делу № А39-4314/2018.

5 ноября

ФАС незаконно включила в РНП подрядчика, вынужденно приостановившего работы



Если заказчик не выполняет свою часть обязательств, подрядчику приходится на время приостанавливать работы. Смотрите, как УФАС включило в реестр недобросовестных поставщиков компанию, не проверив факты, и что на это сказал суд.

Почему исполнитель угодил в РНП

Администрации Воскресенского муниципального района МО и ООО «Объединение энергоменеджмента» заключили контракт. Его предметом стали работы по актуализации схемы теплоснабжения и схемы водоснабжения и водоотведения городского поселения Воскресенск.

23.03.2017 исполнитель запросил у заказчика исходные данные. Однако в 30-дневный срок они не были получены, после чего компания направила в адрес заказчика уведомление о приостановке работ, приложив акт приема-передачи исходных данных с перечнем недостающих.

27.06.2017 заказчик сообщил, что одной из ресурсоснабжающих организаций информация предоставлена не будет, и попросил не включать ее в схему теплоснабжения, а также в схему водоснабжения и водоотведения. Исполнитель выполнил требования и отправил готовые документы на согласование. Но они заказчика не устроили. В ответ он направил замечания Министерства ЖКХ Московской области к актуализированной схеме теплоснабжения. При этом сроки предоставления таких замечаний были нарушены. Заказчик проводил проверку схемы теплоснабжения 87 дней вместо 40 дней, предусмотренных контрактом.

Исполнитель снова направил в адрес заказчика уведомление о приостановке работ по контракту. Он также отметил, что замечания по существу вызваны отсутствующими исходными данными. Как мы видим, во время исполнения контракта подрядчик несколько раз приостанавливал работы и не успел выполнить их в срок. В итоге заказчик принял решение об одностороннем отказе. Всю информацию он направил в ФАС. Московское областное УФАС России включило подрядчика в реестр недобросовестных поставщиков. Компания обратилась в суд.

Как пытался оправдаться подрядчик

ООО «Объединение энергоменеджмента» заявило, что не уклонялось и не имело намерения уклониться от исполнения государственного контракта. Напротив, подрядчик собирал и анализировал исходные данные, разработал актуализированные схемы теплоснабжения и водоснабжения и водоотведения. Также он проанализировал замечания заказчика и приостановил исполнение контракта, в связи с невозможностью их устранения при отсутствии исходных данных от заказчика. Компания пожаловалась, что ФАС не разобралась в обстоятельствах дела и безосновательно включила ее в реестр недобросовестных поставщиков.

Какие нарушения в действиях ФАС нашел суд

Вердикт суда была таким: УФАС не выяснило обстоятельства дела, а единственным основанием для включения заявителя в реестр недобросовестных поставщиков послужило решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта. Интересно, что антимонопольный орган настаивал на том, что одно лишь соблюдение заказчиком процедуры расторжения контракта в одностороннем порядке является единственным и достаточным основанием для включения в РНП. Получив от госзаказчика информацию, УФАС не проверило ее, не ознакомилось детально с условиями контракта, не проверило, присутствуют ли в действительности нарушения со стороны исполнителя. В итоге суд признал решение госоргана незаконным.

Кстати, было установлено, что на дату принятия заказчиком решения об одностороннем отказе исполнитель не нарушил ни начальный, ни конечный срок выполнения работ.

На чью сторону встал суд

Суд обратил внимание сторон на то, что заказчик нарушил сроки предоставления документов, а исполнитель, в свою очередь, не раз сообщал, что замечания связаны с отсутствием исходных данных. Суд принял во внимание и то, что никакого нарушения сроков со стороны исполнителя не было. В период с 01.08.2017 по 04.08.2017 прошло лишь 4 дня, соответственно по состоянию на 04.08.2017 из 70 отведенных исполнителю дней им было использовано только 37. После этого заказчик представил замечания по схеме теплоснабжения лишь 02.11.2017, а по схеме водоснабжения и водоотведения — 11.12.2017.

В итоге решение Московского областного УФАС России признали недействительным. Суд обязал ведомство исключил компанию из РНП в трехдневный срок. Позже его решение поддержала апелляция.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2018 по делу № А40-55918/18.

5 ноября

Подрядчик решил, что сначала должен получить деньги и только потом возьмется за устранение недостатков



Если у заказчика есть замечания к промежуточным результатам работ подрядчика, обязан ли он платить? Смотрите, куда зашел спор по этому поводу между краевым учреждением и проектировщиком.

Что не понравилось заказчику в проектной документации

Краевое учреждение «Спортивная школа по футболу» и «Уралсевергаз-Проект» заключили контракт на проектирование физкультурно-оздоровительного комплекса. Цена контракта составила 8 млн руб. По согласованным условиям, 50% заказчик обязан перечислить в течение первых 15 дней срока действия контракта, еще 40% не позднее 15 календарных дней с даты выдачи положительного заключения государственной экспертизы, а последние 10% не позднее 15 календарных дней с даты выдачи положительного заключения об экономической эффективности проектной документации. Подрядчик периодически запрашивал документы и просил разъяснения, давая которые, заказчик не раз обращал внимание компании на наличие замечаний и несоответствий в изготавливаемом проекте, в том числе по представлению технических условий. Однако подрядчика это не смутило, и он выставил счет на 4 млн руб., а также запросил дополнительные исходные данные.

Заказчик отказался принимать результат работ и подписывать акт сдачи-приемки, мотивируя тем, что проектная документация не соответствует требованиям и нормативам, в частности, национальному стандарту РФ ГОСТ Р 21.1101 — 2013. Также учреждение указало на то, что проектная документация выполнена без согласования эскизного проекта, технических и технологических решений. Подрядчик не предоставил расчетные нагрузки, чтобы уточнить технические условия. Интересно, что в проекте подрядчик предусмотрел те материалы, которые не производятся и не применяются в Камчатском крае (газоблоки, кирпич, керамзит), а на территории около объекта «посадил» породы деревьев, которые не растут в этом регионе. Также заказчик попросил учесть, что в Камчатском крае нет башенных кранов.

Тем временем медлить краевое учреждение не стало и заключило договор с ГАУ «Государственная экспертиза проектной документации Камчатского края» на проведение государственной экспертизы проектной документации. Это решение заказчика вполне понятно, учитывая, что срок работ в соответствии с контрактом истек.

Подрядчик не сдавался и снова выставил заказчику счет на оплату 4 млн руб. Оплачивать его учреждение снова не стало, потому что на тот момента уже получило отрицательное заключение экспертизы. Она показала, что сметная стоимость объекта строительства определена недостоверно, а проектная документация в целом не соответствует требованиям технических регламентов, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных норм. Узнав об этом, подрядчик заявил, что всему виной сам заказчик: именно непредоставление им всех исходных данных стало причиной получения отрицательного заключения. В итоге компания расторгла контракт в одностороннем порядке и потребовала свои деньги. Но заказчик отказал и в третий раз, справедливо заметив, что фактически результат работ, ради которого был заключен контракт, отсутствует, учитывая отрицательное заключение государственной экспертизы.

Чем закончился первый суд

Суд первой инстанции в иске подрядчику отказал. Рассмотрим, какие доводы привела компания. Во-первых, она заявила, что после направления заказчику результата работ в первый раз устранила все замечания и направила документы снова. Замечаний не последовало. Во-вторых, подрядчик сослался на отсутствие доказательств неустранимости недостатков результата работ, а также недостатков, исключающих возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели. Однако суд опирался на факты: условия контракта выполнены не были, что подтверждается отрицательным заключением экспертизы.

Апелляция: подрядчик ошибочно решил, что 50% стоимости получит в любом случае

Суд установил, что отказу от приемки и оплаты предшествовала переписка сторон; заказчик содействовал подрядчику в выполнении работ, отвечал на все его запросы и указывал на замечания относительно каждого раздела проекта. Но итоговый результат учреждение не смогло принять в существующем виде.

Любопытна позиция подрядчика по поводу оплаты работ. Он полагал, что 50% стоимости, которые по условиям контракта заказчик должен был перечислить в течение первых 15 дней, поступят в любом случае. Логика была такой: компания намеревалась получить деньги и уже потом устранять недостатки. Конечно, в реальности так произойти не могло. В итоге апелляция поддержала суд первой инстанции и оставила решение без изменений. Подрядчик остался без оплаты.

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2018 по делу № А24-1498/2018.

5 ноября

Большую часть срока действия контракта подрядчик ждал исходные документы



Иногда заказчики заставляют подрядчиков поволноваться. Например, иногда приходится долго ждать исходную документацию, без которой работы не начать. Но что, если причина конфликта с заказчиком не в срыве сроков или приостановке работ, а в их плохом качестве?

Подрядчик ждал исходные документы 78 дней

«Промстройпроект» и Муниципальное учреждение «Дирекция муниципального заказа» заключили контракт на выполнение проектно-изыскательских работ на наружным сетям инженерного обеспечения одного из микрорайонов г. Ноябрьск. Цена контракта составила 1,4 млн руб., аванс предусмотрен не был.

Подрядчик запросил у заказчика исходные данные для разработки разделов проектно-сметной документации, на что получил ответ, что сборов необходимых бумаг должен якобы заниматься сам. Кроме того, учреждение сослалось на «Проект планировки территорий» как на исходный материал. Однако подрядчик посчитал, что какого практического смысла в этом нет, так как решения, принятые в проекте планировки микрорайона, противоречат техническому заданию по контракту и расчету стоимости. Ни на одном листе из предоставленных заказчиком документов нет подписей, печатей, следовательно, эта информация не может служить исходными данными.

Поскольку без исходной информации не обойтись, подрядчик лично направил запрос в Управление Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии. Время ожидания составило 37 дней. А поскольку обязательным условием контракта является согласование схемы дорожного движения с УЖКХТЭС г. Ноябрьск и с Главным государственным инспектором безопасности дорожного движения, документы были направлены туда. В итоге на сбор данных и согласования ушло 78 календарных дней. К слову, всего на работы по условиям контракта подрядчику давалось 98 дней, 45 из которых должна была занять экспертиза результатов.

Почему заказчик отказался платить

Согласно условиям контракта, подрядчик должен был выполнить работы по разработке документации для дорог именно V категории, для дорог данной категории действует норматив СНиП 2.05.02-85. Стоимость проектирования была принята именно для дороги V категории. Подрядчик получил от заказчика замечания. В них говорилось, что необходимо определить категорию дорог и улиц согласно СНиП 2.07.01-89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», подобрать для каждой дороги соответствующую ширину полосы движения согласно вышеуказанному СНиПу. Однако этот норматив к объекту не мог быть применен, поскольку попросту не соответствует техзаданию. Других замечаний от заказчика не поступало. Но согласовывать работы в итоге заказчик отказался, платить тоже.

Что показала экспертиза

Поскольку между заказчиком и подрядчиком были серьезные разногласия, суд назначил экспертизу. Перед экспертами поставили несколько вопросов: — соответствует ли проектная документация условиям муниципального контракта и техническому заданию, требованиям нормативных документов? — являются ли существенными найденные недостатки? — возможно ли использовать результаты выполненных работ ООО «Промстройпроект» в соответствии с их назначением, имеют ли они для заказчика потребительскую ценность? — соответствуют ли замечания, направленные МУ «Дирекция муниципального заказа» условиям муниципального контракта и техническому заданию? — соответствуют ли выданные заказчиком исходные данные условиям технического задания? — есть ли в предоставленных исходных данных нарушения, влияющие на разработку проекта, насколько они критичны? — какова стоимость фактически выполненных работ ООО «Промстройпроект»?

Экспертиза показала, что проектно-изыскательские работы выполнены не в полном объеме, не разработана рабочая и сметная документация, не обеспечено получение положительного заключения государственной экспертизы и т.д. Вывод был таким: результат работ не соответствует требованиям заказчика.

Устранение недостатков работ почти сравнялось с их стоимостью

Эксперты указали множество замечаний, в том числе то, что документация не соответствует требованиям нормативных документов. Обнаружено множество недостатков, которые можно определить как существенные и неустранимые. Причем расходы на их устранение приближены к стоимости муниципального контракта. Кроме того, использовать результаты выполненных работ невозможно, так как проектную документацию следует переработать, приведя ее в соответствие с требованиями, необходимо провести инженерно-экологические изыскания, доработать отчеты и т.д.

К слову, необходимые исходные данные подрядчик запросил только после окончания срока выполнения работ. Заказчик не получал от него предупреждения об обстоятельствах, которые создают невозможность завершения им работ в срок, равно как и не получал уведомления о приостановке выполнения работ.

Замечания подрядчика к выданным заказчиком исходным данным суд не принял. Он посчитал, что выявленные в представленной истцом документации недостатки в любом случае не позволили бы получить качественный результат работ. Помимо того, что компания проиграла суд, ей пришлось оплачивать стоимость экспертизы — 112 тыс. руб.

Решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 23.09.2018 по делу № А81-4013/2017.

5 ноября

Если подрядчик принял все меры для устранения препятствий, он может приостановить работы



Иногда в ход исполнения контракта вмешиваются внешние обстоятельства. Например, бюрократические проволочки, как в нашем случае. Смотрите, как подрядчик бился до последнего, но так и не смог получить заключение экспертизы по проектной документации, после чего выиграл суд с заказчиком и получил оплату.

С какими трудностями столкнулся генпроектировщик

ГКУ СО «Управление автомобильных дорог» и ООО «Кировмостдорпроект» заключили контракт на разработку проектной документации по реконструкции мостового перехода через р. Сулем. Также в обязанности проектировщика входило проведение всех необходимых для утверждения проектной документации согласований. Цена контракта составила 5,9 млн руб. В нее входила стоимость проведения государственной экспертизы. ООО «Кировмостдорпроект» поставили срок до 20.07.2018.

Исполнение контракта было поделено на этапы: — инженерные изыскания (с момента заключения договора по 19.04.2017); — прохождение государственной экспертизы результатов инженерных изысканий (с 20.04.2017 по 20.06.2017); — разработка проектной документации (с 21.06.2017 по 19.04.2018); — прохождение государственной экспертизы проектной документации и проверки достоверности сметной стоимости инвестиционного проекта (с 20.04.2018 по 20.07.2018).

Стороны договорились, что сначала генпроектировщик согласовывает все бумаги с заказчиком, а он, в свою очередь, при отсутствии замечаний отдает их генпроектировщику обратно, после чего они отправляются на государственную экспертизу. Далее, уже после получения положительного заключения, документация снова передается заказчику уже на окончательное согласование. Их условий контракта ясно, что потребительскую ценность для госзаказчика имеет проектная документация, получившая положительное заключение государственной экспертизы.

Во время исполнения контракта ООО «Кировмостдорпроект» выполнило работы в части инженерных изысканий стоимостью 1,7 млн руб. Работы были приняты и оплачены. Но по второму этапу возникли вопросы. Дело в том, что генпроектировщик столкнулся с обстоятельствами, которые попросту исключают получение положительного заключения государственной экспертизы. В Едином государственном реестре недвижимости земельные участки, необходимые для размещения перехода, числятся как земли сельскохозяйственного назначения. Выяснилось, что местная администрация незаконно предоставила земли лесного фонда с присвоением им кадастровых номеров. В итоге возникло двойственное право собственности. Земли одновременно были зарегистрированы и лесным фондом, и администрацией, при этом кадастровые номера были разными.

Начались суды. В итоге Департамент лесного хозяйства Свердловской области заявил о невозможности положительного решения по рассмотрению проекта планировки и межевания территории для строительства перехода. Генпроектировщик справедливо заметил, что до заключения контракта не имел свободного доступа к данным государственного лесного реестра, а ориентировался только на общедоступные сведения Единого государственного реестра недвижимости земельных участков. Подумать о том, что они недостоверные, исполнитель не мог.

Работы пришлось приостановить

Реконструкция объектов на особо охраняемых природных территориях невозможна без государственной экологической экспертизы регионального уровня. «Кировмостдорпроект» обратился в Министерство природных ресурсов и экологии Свердловской области с просьбой провести экологическую экспертизу проектной документации на строительство спорного объекта. «Кировмостдорпроект» сослался на разночтения в сведениях государственного лесного реестра и Единого государственного реестра: земли одновременно принадлежали лесному фонду и были сельскохозяйственными. Однако в Министерстве заявили, что до окончательного решения вопроса о категории участков экспертизу провести не могут. Проектировщик попал в тупиковую ситуацию: он не мог получить заключение экологической экспертизы, а без него не может быть проведена государственной экспертиза. Конкретных сроков никто не давал, и исполнитель уведомил заказчика о прекращении работ. Разногласия возникли, когда проектировщик попросил оплатить фактически выполненные работы, но получил направленные заказчику акты обратно без подписей.

Суд встал на сторону подрядчика

Генеральный проектировщик в соответствии с требованиями закона уведомил заказчика о приостановке работ по контракту. Однако заказчик посчитал ее нецелесообразной. При этом причины, препятствующие исполнению контракта, не были устранены. Суд отметил, что проектировщик абсолютно правомерно в одностороннем порядке отказался от исполнения контракта и потребовал оплатить выполненные работы. Суд также подчеркнул, что организация приняла все возможные меры по устранению препятствия для получения необходимого согласования, но не смогла добиться результата по независящим от нее причинам. В итоге заказчика обязали оплатить принятые работы и перечислить проектировщику 3,7 млн руб. с учетом уже погашенной суммы.

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 18.09.2018 по делу №А60-35174/2018.

5 ноября

Устранимые дефекты — не повод приостанавливать работы на объекте



Как определить: необходима ли приостановка или работы можно продолжать? В нашем случае подрядчик даже получил заключение о важности временного перерыва, но суд все равно посчитал решение безосновательным.

Подрядчик не смог довести до конца ни один вид работ по контракту

Федеральное агентство воздушного транспорта заключило контракт с ООО «Сервис-Автоматика» на строительно-монтажные работы в медицинском центре гражданской авиации. Цена контракта составила 644,9 млн руб. Однако за период его действия подрядчик успел выполнить работы только на 8,9 млн руб. Все они были приняты и оплачены заказчиком, что подтверждают платежные поручения. По остальным работам возникла просрочка, которая и привела госзаказчика в суд. Забегая вперед, скажем, что в ходе заседаний выяснилось, что подрядчик вовремя не довел до конца ни один вид работ из предусмотренных контрактом.

Как подрядчик объяснил срыв сроков

В контракте каждому виду работ соответствовал свой срок. К примеру, на демонтаж рабочим дали 40 дней, на дренаж стен — 71 день. Когда заказчик понял, что в установленные периоды исполнитель не уложился, он направил счет об оплате неустойки. Она составила в общей сложности более 29 млн руб.

С претензиями подрядчик не согласился и направил ответное письмо, в котором заявил, что сроки были сорваны из-за неисполнения заказчиком обязательств. Среди нарушений он выделил то, что проектная документация была подана позже срока, строительная площадка не пригодна к работам, здание находится в аварийном состоянии, требующем дополнительного проектирования и, как следствие, проведения дополнительных работ. Также исполнитель указал: со ссылкой на техническое заключение специалистами было выдано заключение о приостановке строительно-монтажных работ, а также сделана запись о запрете любых действий на объекте. Аналогичная позиция содержалась и ранее в письмах генерального подрядчика.

Заказчик придерживался другого мнения. Он заявил, что рабочая документация полностью соответствует принятым проектным решениям в проектной документации, получившей положительное заключение ФАУ «Главгосэкспертиза России». Документы подрядчику передали в оговоренные сроки, без задержек. Вносить какие-либо изменения в них ООО «Сервис-Автоматика» отказалось. В связи с этим заказчик сделал вывод, что выполнил свои обязательства в срок и надлежащим образом.

Подрядчик самовольно приостановил работы

Во время действия госконтракта без согласия государственного заказчика подрядчик приостановил строительно-монтажные работы на объекте. Он сослался на обнаруженные в результате визуального осмотра дефекты железобетонного каркаса корпуса. Вот только суд не счел это серьезным препятствием, назвав дефекты устранимыми. Помешать дальнейшему производству строительно-монтажных работ они не могли.

Заказчик уведомлял исполнителя о том, что, согласно письмам автора проекта, заключение по итогам технического обследования части здания на объекте не соответствует требованиям Градостроительного кодекса РФ. Подрядчику дали инструкцию: при необходимости применять вариантное проектирование или усиление конструкций.

Что касается приостановки работ, то заказчик неоднократно уведомлял подрядчика о том, что по своей инициативе прекратить их организация не может. Также он делал акцент на безосновательности такой приостановки. В итоге суд встал на сторону заказчика. Он подчеркнул, что исполнитель периодически нарушал срок выполнения работ. В итоге с него взыскали полную сумму неустойки — 29,4 млн руб.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 18.09.2018 по делу № А40-135141/2018-134-821.

5 ноября

Подрядчик объяснил срыв сроков приостановкой работ, но не смог ее доказать



Вынужденная приостановка работ — уважительная причина для превышения сроков исполнения контракта, и иногда подрядчикам приходится прибегать к ней. Но что, если на самом деле приостановки не было, хотя подрядчик объяснил этим срыв сроков по контракту? Смотрите, что на это сказал суд.

Стороны контракта вели долгую переписку

Управление капитального строительства и ООО «Арка» заключили муниципальный контракт, предметом которого стало строительство общественной бани с инженерными сетями в г. Лесосибирске. Цена контракта — 745 тыс. руб., а срок завершения работ — 20.12.2017.

Стороны вели долгую переписку длиною в два с небольшим месяца. Сперва подрядчик запросил исходно-разрешительную документацию. Заказчик направил ему экспертное заключение по результатам санитарно-эпидемиологической экспертизы земельного участка, протокол лабораторных испытаний, протокол измерений ионизирующих излучений, протокол испытаний атмосферного воздуха, договор безвозмездного пользования участком, находящимся в государственной собственности. После этого исполнитель потребовал выдать ему технические условия на подключение к сетям инженерно-технического обеспечения, а также к сетям тепло- и водоснабжения, водоотведения и к тепловым сетям с указанием точки подключения. Заказчик своевременно передавал данные или запрашивал их у местных предприятий, чтобы направить подрядчику.

В письме от 26.10.2017 стороны согласовали схему земельного участка, повторно согласовали план бани в части состава, наименования, количества, площадей основных помещений. Переписка продолжалась еще больше месяца. Подрядчик запрашивал дополнительные документы: информацию о наличии кольцевой водопроводной сети, месте ближайших пожарных гидрантов, согласованное детальное задание на проектирование, технические условия на вынос воздушной сети электроснабжения, технические условия на присоединение объекта к сетям телефонизации и др. Заказчик реагировал на обращения, однако предоставлял документацию не полностью. В письме от 21.11.2017 подрядчик заявил, что проектная документация и смета на строительство не могут разрабатываться без исходных данных, а их несвоевременную выдачу он намерен расценивать как затягивание и срыв сроков проектирования.

Подрядчик обвинил заказчика в срыве сроков

Когда до официального завершения исполнения контракта оставалось чуть больше недели, муниципальный заказчик напомнил подрядчику, что сроки поджимают. Прошло три месяца, но конца и края строительству не было видно. В адрес исполнителя ушла претензия с просьбой выплатить неустойку в 15-дневный срок. Однако в ответ подрядчик заявил, что заказчик сам способствовал несвоевременному выполнению работ по муниципальному контракту. С учетом срока предоставления заказчиком необходимых для выполнения работ данных и документации на экспертизу исполнитель согласился заплатить только 30 тыс. руб. неустойки из затребованных 89 тыс. руб.

Заказчику это не понравилось, и он пошел в суд. Но подрядчик был абсолютно уверен в своей правоте. Он заявил: заказчик систематически не выполнял свои обязательства по предоставлению необходимых для полноценного исполнения договора сведений, несвоевременно направлял документы. Исполнитель напомнил, что сообщал в одном из писем о невозможности соблюдения сроков выполнения работ, названных в контракте, что, по его мнению, послужило фактическим заявлением о приостановке работ.

Почему суд встал на сторону заказчика

Доводы подрядчика о необязательности заказчика суд отклонил. И вот почему. В отзыве на иск исполнитель заявил, что заказчик поздно предоставил технические условия на телефонизацию и подключение к сети Интернет, из-за чего якобы и были сорваны сроки. Однако из технического задания следует, что внутренняя телефонная связь проектом не разрабатывалась, в связи с чем для выполнения работ по контракту эти технические условия не были обязательным документом. Суд также принял во внимание и тот факт, что на все обращения подрядчика заказчик реагировал в разумные сроки.

Любопытно, что исполнитель хоть и ссылался на приостановку им работ по контракту, но так и не смог доказать, что она была в реальности. Суд неоднократно предлагал представить доказательства. Ведь из письма, на которое несколько раз указывал подрядчик, не следует, что он принял решение о приостановлении выполнения обязательств по контракту и сообщил об этом заказчику. Напротив, в письме говорится, что работы по контракту выполняются в полном объеме. Кстати, на суде исполнитель признался, что доказательств приостановки у него нет, работы по контракту выполнялись. Суду не осталось ничего, кроме как признать просрочку виной подрядной организации. Что касается неустойки, снижать ее с 89 тыс. руб. до 30 тыс. руб., как того требовал исполнитель, суд не стал. Тем не менее уменьшил санкцию до 70 тыс. руб., поскольку заказчик не доказал, что понес из-за просрочки значительные убытки.

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 18.09.2018 по делу № А33-17057/2018.

22 октября

Суд вдвое снизил штраф по КоАП, посчитав его слишком карательной мерой



За любые нарушения условий контракта стороны должны отвечать. Санкции предусмотрены не только самим госконтрактом, но и различными кодексами. Смотрите, как суд уменьшил штраф по КоАП РФ для поставщика, посчитав его излишне строгим.

Исполнение госконтракта привлекло внимание военной прокуратуры

АО «НПО «Электромашина» выступало поставщиком по договору поставки электромагнитов в рамках гособоронзаказа. Заказчиком по нему значилось АО «НПК «Уралвагонзавод». Однако во время исполнения договора приемка и отгрузка продукции военного назначения были приостановлены. На это обратила внимание военная прокуратура Екатеринбургского гарнизона. Она провела проверку исполнения законодательства в сфере гособоронзаказа в 47-м военном представительстве Минобороны России. В итоге против АО «НПО «Электромашина» возбудили дело об административном правонарушении по ст. 14.49 КоАП РФ. Материалы направили в ФАС. Ведомство согласилось с прокуратурой и назначило штраф. Поставщик обратился в суд.

В продукции нашли производственный дефект

АО «НПК «Уралвагонзавод» проводило испытания продукции и выявило несоответствия. В итоге 47-е военное представительство Минобороны России приостановило испытания и приемку о выяснения причин возникновения дефектов, их устранения и получения положительных результатов повторных испытаний. Кроме того, была приостановлена отгрузка принятых запоминаюших устройств и танков Т-72БЗ с дополнительной защитой в рамках исполнения госконтрактов. Исследования проводили совместно с представителем АО «НПО «Электромашина». Эксперты выяснили, что при подаче напряжения не сработали электромагниты, поставленные АО «НПО «Электромашина». Стороны составили акты о несоответствии продукции требованиям технических условий. Поставщик провел исследования, во время который подтвердился производственный характер дефектов.

Поставщика решили наказать по КоАП РФ

Поскольку вину поставщика никто опровергать не стал, его привлекли к ответственности по ст. 14.49 Кодекса об административных правонарушениях. АО «НПО «Электромашина» могло бы не допустить возникновения дефектов, если бы соблюдало технологию процесса производства. Однако меры не были приняты, что в конечном итоге привело к тому, что в ответственный момент электромагниты не сработали.

Почему суд уменьшил штраф

Несмотря на явную вину предприятия, суд решил снизить штраф. Он посчитал, что в существующих обстоятельствах его размер, а это 700 тыс. руб., не соразмерен нарушению и носит карательный характер. Учитывая, что существенных негативных последствий не возникло, размер санкции сократили до 350 тыс. руб.

Решение Арбитражного суда Свердловской области по делу №А60-33057/2018 от 30.08.2018.

22 октября

Когда головной исполнитель не вправе уменьшать окончательную стоимость работ



После приемки работ исполнитель вдруг узнал, что их стоимость уменьшилась. Оказалось, что головной исполнитель посчитал ее завышенной и сократил. Смотрите, что на это сказал суд.

Почему заказчик снизил стоимость принятых работ

ЗАО «НТЦ «Передовые системы» выступало исполнителем по договору с АО «НПЦ «Вигстар». Предметом соглашения была разработка системы защиты информации наземного комплекса космической системы. Головным исполнителем госконтракта стало АО «Информационные спутниковые системы» (АО «ИСС») им. академика М.Ф. Решетнёва, а главным заказчиком — Минобороны России.

Стоимость первого этапа исполнения договора составила 10,4 млн руб. Заказчик перечислил исполнителю 4,1 млн руб. аванса. Условия договора были выполнены в срок. Однако вместо оплаты исполнитель получил письмо от заказчика о том, что стоимость первого этапа снижена до 9,8 млн руб. В бумаге говорилось, что такое распоряжение дал головной исполнитель АО «ИСС».

Головной исполнитель усомнился в трудоемкости работ

Заказчик, АО «НПЦ «Вигстар», пояснил, что основанием для уменьшения цены по договору стало ее снижение по основному соглашению между Минобороны и АО «ИСС». головной исполнитель посчитал, что ЗАО «НТЦ Передовые Системы» необоснованно завысило трудоемкость работ, связанных с участием в работе комиссии по завершению этапа. В связи с этим, как пояснил заказчик, обязательства по оплате не возникли.

Суд встал на сторону исполнителя

Суд установил, что АО «НПЦ «Вигстар» получил все необходимые средства для оплаты работ. Поэтому учреждение имело возможность перечислить деньги исполнителю, не нарушая положения договора, а также Федеральный закон от 29.12.2012 № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе». Более того: заказчик обязан был использовать средства, полученные от Минобороны России в рамках соответствующих государственных контрактов. Особый режим правового регулирования расчетов в рамках контрактной системы, а особенно в сфере государственного оборонного заказа, предполагает строго целевое использование средств, выделяемых из бюджета. За нарушение этого требования грозит административная и даже уголовная ответственность.

Что касается головного исполнителя, снизившего цену, он должен был обосновать завышение стоимости выполняемых работ со стороны ЗАО «НТЦ Передовые Системы», однако не сделал этого. АО «ИСС» лишь сослалось на завышенную трудоемкость работ, но не рассчитало ее и не показало расчеты суду.

Кроме того, первоначальная цена была согласована с 474-м Управлением военных представительств Министерства обороны, о чем свидетельствует заключение от 18.08.2016 г. Соответственно, по поводу цены ранее вопросов не возникало. Таким образом, головной исполнитель нарушил закон, когда не стал обосновывать уменьшение стоимости 1 этапа. Суд взыскал с заказчика 592 тыс. руб. долга и 382 тыс. руб. неустойки.

Решение Арбитражного суда г. Москвы №А40-1591/2018-134-11 от 17.07.2018.

22 октября

Подрядчик лишился денег за работы, которые потеряли актуальность



По договорам, заключенным в рамках гособоронзаказа, последнее слово остается за головным исполнителем. В нашем случае им выступило Минобороны. Смотрите, удалось ли подрядчику взыскать деньги за работы, которые решением Минобороны были признаны потерявшими актуальность.

Заказчик не заплатил за испытания

ЗАО «АКУТА» и ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт экономики информатики и систем управления» заключили договор на проведение сертификационных испытаний. Закупка была проведена в рамках государственного оборонного заказа по госконтракту между АО «ЦНИИ ЭИСУ» и Министерством обороны.

Подрядчик обязался провести испытания средств защиты от несанкционированной начальной загрузки «Центурион-2» и «Центурион-2Е». Стороны согласовали стоимость первого этапа. Она составила 1,6 млн руб., из которых 656 тыс. руб. заказчик внес в качестве аванса. Получается, что он остался должен 984 тыс. руб.

Исполнитель направил учреждению акты приемки, но так и не дождался подписанных оригиналов обратно. Тогда ЗАО «АКУТА» отправило заказчику претензию, но и она осталась без ответа. Оставалось только идти в суд.

Работы по госконтракту потеряли актуальность

Объяснениу заказчика было довольно простым. Дело в том, что по решению Министра обороны работы по госконтракту, в рамках которого и заключался договор с ЗАО «АКУТА», прекратили по фактическим затратам в связи с потерей актуальности. Минобороны не выделило финансирование на эти работы и не перевело деньги заказчику. Действительно, по требованиям Федерального закона «Об оборонном заказе», работы в рамках госконтрактов оплачиваются только после проверки затрат, понесенных исполнителями. В нашем случае затраты не согласовали, отсюда и отсутствие оплаты по договору.

Почему суд обвинил подрядчика в неисполнении госконтракта

Исполнителя упрекнули в том, что он так и не объяснил суду размер суммы, которую потребовал с заказчика, природу ее происхождения, обоснованность выполненных работ. Более того, суд пришел к выводу, что работы по первому этапу и вовсе не были выполнены целиком. Все дело в том, что по условиям договора после первого этапа исполнитель должен был передать результаты на экспертизу в Федеральный орган по сертификации средств защиты информации. Это нужно для оформления сертификата соответствия требованиям безопасности информации. Итог экспертизы необходимо было направить заказчику. Однако на момент судебного разбирательства АО «ЦНИИ ЭИСУ» не получило заключение о возможности сертификации выданное и удостоверенное ФО СЗИ. Следовательно, этап считается невыполненным. Хоть на заседании исполнитель и предъявил заключение экспертов, но датировано оно было 01.10.2017 г., тогда как акты сдачи-приемки работ были направлены заказчику 06.10.2016 г. В удовлетворении иска суд отказал.

Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-244397/2017-134-418 от 18.07.2018.

22 октября

Заказчик неправильно рассчитал неустойку и потребовал с поставщика 13 млн руб.



Как считается неустойка, если в рамках госконтракта заключены больше десятка договоров с соисполнителями — по основному контракту или по каждому договору отдельно? Мнения заказчика и поставщика на этот счета разошлись. Смотрите, на чью сторону встал суд.

Поставщик просрочил выплату аванса соисполнителям

Министерство обороны РФ и Курганский машиностроительный завод заключили контракт на изготовление и поставку бронетранспортера. Его цена составила 1,9 млрд руб. Завод выступал поставщиком, но у него были соисполнители. Этим компаниям он должен был перечислить аванс, выплаченный заказчиком. Минобороны свои обязательства исполнило и перевело поставщику 705 млн руб. Однако соисполнителям эти деньги ушли с просрочкой на 26 дней.

Заказчик насчитал больше 13 млн руб. неустойки

В контракте было предусмотрено, что при нарушении срока авансирования соисполнителей поставщик выплачивает неустойку. Это 1/300 ставки рефинансирования ЦБ от цены государственного контракта за каждый день. Заказчик насчитал 13,8 млн руб. По доброй воле завод отказался уплачивать такую огромную сумму, поэтому Минобороны подало в суд. К слову, поставщик предоставил свой расчет, по которому неустойка вышла в размере порядка 102 тыс. руб.

Поставщик пересчитал неустойку и получил сумму в 130 раз меньше

Как же считал поставщик, что у него получилась сумма в 130 раз меньше, чем у заказчика? Дело в том, что рассчитывал неустойку не от госконтракта, а от каждого из заключенных с соисполнителями договоров. По 7 договорам неустойка получилась меньше 1 тыс. руб. По остальным вышли вот такие цифры: по договору с ОАО «УралНИТИ» от 03.02.2014 г. — 3380,58 руб.; по договору с ОАО «КУМЗ» от 06. 02. 2012 г. — 1193,22 руб.; по договору с «НПК «Бис» от 24.01.2014 г. — 9554,16 руб.; по договору с ОАО «Уральский завод РТИ» от 01.01.2014 г. — 13870, 36 руб.; по договору с ОАО «Лыткаринский завод оптического стекла» от 25.02.2014 г. — 12494,72 руб.; по договору с ОАО «КУМЗ» от 06.02.2012 г. — 10789, 94 руб.; по договору с ОАО «Корпорация ВСМПО — АВИСМА» от 16.01.2012 г. — 62962,90 руб.; по договору с ОАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА» от 16.01.2012 г. — 10252,06 руб.; по договору с ОАО «НПО «Электромашина»» от 26.02.2014 г. — 114493,60 руб.; по договору с ОАО «Ковровский электротехнический завод» от 04.02.2014 г. — 117348,66 руб. Итого получилось 357 231 руб. Однако поставщик вычел из этой суммы 254 347 руб. необоснованно начисленной неустойки по незаключенным на 18.09.2014 г. договорам с соисполнителями. Как итоге — 102 884 тыс. руб.

Почему суд отменил миллионную неустойку

Суд проверил данные и подтвердил, что за пределами срока 18.09.2014 г. действительно были заключены несколько договоров, по которым рассчитали неустойку. В итоге требования поставщика признали обоснованными, соответствующими условиям каждого из договоров.

Поддержала доводы завода и апелляция, подчеркнув, что просрочка должна определяться исходя из сроков заключения договора с каждым конкретным соисполнителем. Так как эти сроки различны, то и неустойка считается индивидуально. По мнению суда, срок обязательного перечисления авансовых средств должен исчисляться не до 18.09.2014 г., а в десятидневный период с момента заключения договоров с соисполнителями. В итоге с поставщика взыскали только 100 с небольшим тысяч. Миллионного штрафа удалось избежать.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда по делу № А40-137987/17 от 11.09.2018.

22 октября

Субподрядчик взыскал с генподрядчика 7,4 млн руб. неустойки



Счет — важный документ, но не он выступает главным основанием для оплаты выполненных подрядчиком работ. Смотрите, как учреждение решило, что не станет оплачивать работы без счета, и лишилось из-за этого 7,4 млн руб.

Субподрядчик не досчитался от генподрядчика больше 60 млн руб. оплаты по договорам

31-й Государственный проектный институт специального строительства выступал генподрядчиком по госконтракту, а в качестве субподрядчика привлек Главное военно-строительное управление №14. От управления требовалось исполнить проектно-изыскательские работы по объектам Минобороны РФ. Договором субподряда предусмотрено выполнение работ по нескольким шифрам.

В согласованные сроки субподрядчик изготовил и передал генподрядчику документацию по шифрам. По одному из них стороны подписали акты о приемке от 20.04.2015 г. на сумму 4,7 млн руб. и от 04.08.2016 г. на сумму 5,6 млн руб. Впоследствии они утвердили итоговый акт от 10.08.2016 г. на сумму 10,4 млн руб. Однако от генподрядчика управление дождалось лишь аванса в размере 8,3 млн руб. На момент начала судебного разбирательства, 17.01.2018 г., работы все еще не были оплачены. То же самое произошло и с документами по остальным шифрам. В итоге субподрядчик не досчитался 60,1 млн руб. с учетом аванса.

У генподрядчика возникли проблемы со счетом в банке

По договору субподряда оплатить работы генподрядчик должен в течение 25 дней с момента приемки в размере 95 процентов от их стоимости. Выполненные работы засчитываются в счет отработки выданного аванса до момента полного погашения долга. Таким образом, генподрядчик задолжал 63 млн руб.

Пытаясь разрешить конфликт до суда, субподрядчик направил претензию. В свое оправдание генеральный подрядчик лишь заявил, что не смог внести оплату из-за отсутствия открытых отдельных счетов по договору, а также неотработанного аванса по шифрам. Однако в договоре предусмотрено, что авансирование идет отдельно по каждому шифру. А выполненные и принятые генподрядчиком работы засчитываются в счет отработки выданного аванса до момента его полного погашения. Соответственно, после выполнения работ по конкретному шифру в полном объеме аванс считается погашенным.

По закону «О государственном оборонном заказе» генподрядчик обязан включать идентификатор государственного контракта в договоры, заключаемые с исполнителями. Кроме того, он должен указывать в них обязательное условие о расчетах с использованием отдельного счета. АО «31 ГПИСС» открыло счет в банке, выбранном генподрядчиком. Однако не направило допсоглашение субподрядчику о расчетах через спецсчет и присвоении идентификатора. Тем самым общество нарушило закон.

Вне зависимости от проблем со счетом, факт приемки был налицо. Возмущенный поведением генерального подрядчика, субподрядчик потребовал 7,4 млн руб. за пользование его средствами.

Генподрядчик сослался на отсутствие счета на оплату

Суд подчеркнул, что генеральный подрядчик не направлял контрагенту отказ от приемки. Более того, он принял результат работ без нареканий и подписал итоговый акт. Так почему же он не заплатил? АО «31 ГПИСС» сослался на то, что счет на оплату работ по договору ему никто не выставлял. Суд не принял этот аргумент, напомнив, что обязанность по оплате возникает уже после подписания акта приемки. Отсутствие счета никак не может повлиять на этот процесс.

Суд встал на сторону субподрядчика и взыскал с АО «31 ГПИСС» 63 млн руб. долга и 7,4 млн руб. процентов. Апелляция это решение впоследствии поддержала.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда по делу № А40-8033/18 от 06.09.2018.

22 октября

Поставщику не удалось доказать необоснованность миллионной неустойки



Гособоронзаказ — особая отрасль, и правила определения размера неустойки в этой сфере особые. Вот и в нашем случае суд напомнил поставщику о важности таких госконтрактов и не стал уменьшать миллионный штраф от заказчика.

Поставщик на 3 месяца опоздал с предоставлением калькуляции затрат

АО «Воентелеком» и ООО «Систематика» заключили договор поставки оборудования в рамках исполнения государственного контракта с Минобороны. В документе стороны обозначили, что поставщик обязан обеспечить раздельный учет затрат. В течение месяца после поставки он должен был предоставить заказчику итоговую калькуляцию в соответствии с требованиями приказа Минпромэнерго РФ от 20.08.2006 № 200. Однако вместо 26.01.2015 г. калькуляцию направили лишь 01.04.2015 г. Нетрудно посчитать, что поставщик опоздал на 3 с лишним месяца.

Вероятность просрочки была предусмотрена в договоре. За каждый случай нарушения поставщик, ООО «Систематика», обязан заплатить 10% от цены договора. Поскольку она составляла 133 млн руб., то путем несложных расчетов неустойка получилась равна 13,3 млн руб.

Поставщик пытался сыграть на окончании срока исковой давности

В суде поставщик пытался оправдаться тем, что срок давности по делу истек: нарушение произошло в начале 2015 года, а разбирательство началось в 2018-м. Действительно, срок давности по ГК РФ составляет 3 года. Однако ООО «Систематика» не учло то, что считается он не всегда с даты нарушения обязательств.

Суд отметил, что в этом случае датой начала течения срока исковой давности считается момент истечения 30 рабочих дней с момента фактической поставки оборудования. Поэтому довод об истечении периода отклонил.

Поставщик сослался на неизданный приказ Минэнерго

Еще одним оправданием поставщика послужило то, что он не мог направить калькуляцию, сформированную в соответствии с требованиями приказа Минпромэнерго РФ от 20.08.2006 № 200, поскольку он не издавался. Однако и этот довод суд отклонил, поскольку, подписывая договор, поставщик согласился с его условиями, в том числе и с пунктом о соответствии приказу Минпромэнерго РФ.

Более того: отчетная калькуляция все-таки была сформирована в соответствии с требованиями приказа, просто поставщик направил ее позже срока.

Почему суд не посчитал штраф несоразмерным

В ответе на иск поставщик попытался оспорить сумму штрафа, посчитав его несоразмерным последствиям. Но суд с ним не согласился. Во многом против ООО «Систематика» сыграло то, что оно так и не предоставило доказательств несоразмерности штрафа нарушению. В итоге первая инстанция удовлетворила иск заказчика.

Нужно сказать, что дело пошло дальше, поскольку поставщик подал жалобу. Однако и апелляция поддержала заказчика. Суд напомнил, что поставка товаров в рамках исполнения гособоронзаказа не может считаться типовой. Поскольку надлежащее исполнение таких контрактов имеет существенное публичное значение, заказчик может применять к поставщику повышенные требования, включая размер санкций.

Постановление Арбитражного суда Московского округа по делу № А40-238055/2017 от 04.09.2018.

8 октября

Подрядчик пытался внести изменения в контракт после его исполнения



По закону срок контракта можно продлить при возникновении чрезвычайных обстоятельств. В нормативных актах четко сказано, что к ним относится, однако у заказчиков и поставщиков свое понимание ЧС. Смотрите, как подрядчик пытался доказать, что отсутствие содействия со стороны заказчика должно считаться непредвиденным обстоятельством.

Подрядчик потребовал от заказчика подписать допсоглашение к контракту

Региональное управление заказчика капитального строительства и «Балтийская строительная компания», выступившая генподрядчиком, заключили контракт на строительство стадиона к Чемпионату мира ФИФА. Стороны согласовали срок выполнения работ — не позднее 25 декабря 2017 года. В процессе исполнения контракта подрядчик попросил перенести его на 10 октября 2018 года. Решить вопрос мирно не получилось, и подрядчик обратился в суд. В свою защиту он привел аргумент о том, что заказчик не оказывал содействие, не согласовал и не утвердил новую смету, а также не передал весь пакет рабочей документации.

Зачем подрядчику понадобилось допсоглашение

Еще до возникновения спора право требования неустойки по контракту было передано Министерству строительства Калининградской области. Минспорта не стало терять времени даром и направило подрядчику претензию о просрочке исполнения обязательств по контракту, а именно нарушении директивного графика выполнения работ. Отвечать на письмо «Балтийская строительная компания» не стала. Правда, спустя три месяца направила встречную претензию, в которой попросила рассмотреть вопрос о возможности заключения дополнительного соглашения к контракту и перенести сроки его выполнения на 10 октября 2018 года. К письму был приложен проект дополнительного соглашения к контракту. Однако подписывать его заказчик не стал.

Стоит сказать, что в отзыве на иск заказчик сообщил, что вносить изменения в контракт не имеет права по закону, ведь работы уже завершены и даже приняты, что подтверждается актом приемки и разрешением на ввод объекта в эксплуатацию.

Суд не счел обстоятельства существенными для внесения изменений в контракт

Зачем вносить изменения в контракт, если он уже исполнен? Ответ прост: репутация и неустойка. Первое подрядчик хотел сохранить, а второго, напротив, избежать. Он сослался на непредвиденные обстоятельства, возникшие по вине заказчика. К слову, история умалчивает, почему компания сочла их чрезвычайными, но нам нужно знать лишь то, что суд не признал их существенными. Он отметил, что, подписывая контракт, подрядчик должен был учитывать все риски, которые могли повлиять на срок выполнения работы. В итоге в иске отказали.

Решение Арбитражного суда Калининградской области по делу № А21-6288 /2018 от 10.09.2018.

8 октября

Нарушения со стороны заказчика — не повод продлевать срок контракта



Успешное исполнение контракта зависит не только от подрядчика, но во многом и от заказчика. Если последний нарушает обязательства, является ли это основанием для изменения условий контракта в пользу подрядчика? Смотрите, какое решение вынес суд по такому делу.

С чего начался спор об изменении контракта

Администрация сельского поселения Волковское в Московской области проводила закупку на строительство физкультурно-оздоровительного комплекса. Подрядчиком стала компания «Стройконтинент». В процессе исполнения контракта территория сельского поселения Волковское была объединена с несколькими другими. По принципу правопреемства права по контракту перешли к Администрации Рузского городского округа.

Чем подрядчик объяснил необходимость допсоглашения

Подрядчик обратился в суд, чтобы принудить администрацию заключить дополнительное соглашение и включить в него условия о замене заказчика и продлении срока работ. Компания пояснила, что официально полномочия Администрации сельского поселения Волковское к Администрации Рузского городского округа не оформлены, а на запросы власти не отвечали. В итоге подрядчик приостановил работы, поскольку не было лиц, осуществляющих строительный контроль. Еще одной причиной приостановки стало отсутствие в предоставленной проектно-сметной документации работ по электроснабжению систем изоляции и автоматизации пожарных клапанов, огнезащите стальных несущих конструкций и других важных пунктов.

Суд не поддержал замену заказчика в контракте

Из выписки ЕГРЮЛ суду стало понятно, что Администрация сельского поселения Волковское находится на стадии ликвидации, однако официально из реестра на момент судебного разбирательства ее не исключили. Это значит, что ее обязанности легли на ликвидационную комиссию. Подрядчик же не предоставил суду никаких доказательств того, что полномочия заказчика официально перешли к Администрации Рузского городского округа. Не смог он подтвердить и тот факт, что не имел возможности предъявить требования непосредственно ликвидационной комиссии. В итоге суд решил, что никаких оснований для заключения допсоглашения насчет смены стороны контракта нет.

Нарушения со стороны заказчика не дают право менять условия контракта

Аргументы подрядчика, касающиеся отсутствия контроля и нарушений в проектно-сметной документации, суд не принял в качестве веской причины. Ведь эти обстоятельства не свидетельствуют о существенном изменении условий муниципального контракта. Компания должна была учесть все риски. Действия или бездействие заказчика, пусть даже и содержащие признаки нарушения, не являются основанием для продления срока контракта. В итоге подрядчику отказали в иске.

Решение Арбитражного суда Московской области по делу №А41-29310/18 от 07.09.2018.

8 октября

Суд не разрешил вносить изменения в контракт из-за вынужденной приостановки работ



У договоров подряда есть свои особенности. В частности, компании должны учитывать некоторые риски, например, приостановки работ из-за недоделок в проектно-сметной документации. В нашем случае у подрядчика не получилось выставить этот факт как вескую причину для продления срока действия контракта.

Подрядчик потребовал увеличить срок работ на месяц

«СК «Темп» заключила контракт с Отделом строительства и жилищно-коммунального хозяйства Администрации Дальнеконстатиновского муниципального района Нижегородской области. Подрядчик должен был возвести жилой дом в поселке Дубрава. Стороны согласовали срок окончания работ — 01.08.2018 согласно графику. Во время исполнения контракта возникли трудности. Подрядчик вынужден был на время приостановить работы, поскольку пришлось вносить изменения в проектную документацию. Правки касались объемов и отметок фундамента. Работы прекратили с 04.06.2018, заказчик узнал об этом на следующий день.

Строительная компания испугалась, что не уложится в срок, и предложила заключить допсоглашение о продлении периода действия контракта до 01.09.2018. Как и полагается, заказчик прислал ответ на претензию, но вносить правки отказался, сославшись на положения части 1 статьи 95 Федерального закона №44-ФЗ. Напомним, так сказано, в каких случаях могут быть изменены условия контракта. Не согласившись с отказом, подрядчик обратился в суд.

Когда условия контракта можно менять

Продление срока контракта по 44-ФЗ может понадобиться, если изменились обстоятельства по независящим от сторон причинам. Внести правки можно, если: изменились условия предоставления бюджетных средств; контракт заключен больше чем на полгода; исполнить контракт без внесения изменений невозможно; возможность внесения правок предусмотрена в контракте.

Изменение суммы контракта по 44-ФЗ возможно, если это оговорено в контракте и: цена снижается без изменения объема товара, работ или услуг; цена меняется в пределах 10% от ранее установленной при изменении на такой же показатель объема товара, работ или услуг.

Также это допускается в следующих случаях: исполнить контракт по установленной цене невозможно, поскольку она превышает размер, определенный органами власти; изменились регулируемые тарифы; уменьшился размер бюджетного финансирования; изменился перечень услуг для пациента, проходящего лечение за рубежом.

Как видим, под наш случай не подходит ни один из пунктов, о чем заказчик и сообщил подрядчику.

Суд напомнил, что в контракте и так учтена приостановка работ

Суд обратил внимание сторон на то, что такой причины, как необходимость внесения изменений в проектную документацию и приостановление в связи с этим работ по контракту, в законе нет. Изменение обстоятельств едва ли можно назвать существенными, ведь в контракте предусмотрена возможность такого приостановления. Более того: приостановка работ — обычное дело по договорам подряда. Это говорит о том, что компания должна была предвидеть и учесть такой риск. К слову, подрядчик успел закончить работы к 31.08.2018. История умалчивает, какую сумму пени ему пришлось уплатить. Во всяком случае это требование заказчик завил уже в рамках другого иска.

Решение Арбитражного суда Нижегородской области по делу №А43-25504/2018 от 07.09.2018.

8 октября

Заказчик дважды менял период действия договора, чтобы подрядчик уложился в срок



Не все заказчики ждут, пока подрядчик оступится, чтобы тут же взыскать с него пени. Некоторые, наоборот, идут навстречу и даже меняют условия контракта. Смотрите, как заказчик продлил срок его действия и попал под пристальный взор прокуратуры.

Что в закупке не понравилось прокуратуре

В суд подал заместитель прокурора Республики Крым. Иск касался закупки Армянского городского совета и «Городского производственного управления жилищно-коммунального хозяйства». Подрядчиком выступила строительная компания «Техэкс». Контракт был заключен на реконструкцию питьевого водопровода, проходящего через Северо-Крымский канал. Нарушения в ходе закупки выявили во время прокурорской проверки. В итоге прокурор потребовал признать недействительными пункты двух допсоглашений к контракту.

Стороны дважды продлевали срок действия контракта

Причиной внесения изменений стал банальный срыв сроков. Подрядчик не уложился в установленный период. Выйти из затруднительного положения стороны решили, продлив сроки. Первый раз их установили до 31 марта 2015 года. Был утвержден новый календарный график, а также согласован график финансирования. История умалчивает о том, почему так случилось, но впоследствии стороны снова решили продлить срок контракта. На этот раз до конца декабря 2015 года. Снова было подписано допсоглашение и составлены соответствующие графики. Таким образом, дважды было изменено существенное условие договора.

Почему суд признал допсоглашения недействительными

Правила закупок в Крыму установлены, в том числе, Постановлением Совета министров Республики Крым от 09.07.2014 №190. Этот документ утвердил Положение о закупке товаров, работ и услуг на территории Республики Крым в переходный период. В положении говорится о том, что существенные условия контракта менять нельзя за исключением форс-мажоров, а также перебоев с финансированием. Однако в нашем случае никаких непредвиденных обстоятельств не было. В итоге прокуратура пришла к выводу, что заказчик и подрядчик нарушили требования положения. Соответственно, подписанные ими допсоглашения нужно признать недействительными.

Суд иск прокурора поддержал, сославшись на п. 9 «Обзора судебной практики», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017. Там сказано, что менять условия контракта стороны не могут, за исключением ситуаций, прописанных в законе. В итоге допсоглашения признали ничтожными. Кстати, суд подчеркнул, что из-за увеличения срока действия контракта заказчик был лишен возможности предъявить подрядчику требование выплатить пени за просрочку. А это уже нарушение интересов муниципального образования, ведь бюджет недополучил деньги.

Решение Арбитражного суда Республики Крым по делу № А83-6261/2018 от 12.09.2018.

8 октября

Когда ЧС — не повод продлевать срок действия контракта



Иногда в ход выполнения контракта вмешивается погода. Что делать, если подрядчик просто не успевает уложиться в срок из-за ливней? Смотрите, какие аргументы не стоит приводить в свою защиту перед судом.

Подрядчик попросил продлить срок контракта, но заказчик отправил его в суд

«Строительное Монтажное Управление №7» и краевое государственное казенное учреждение «Управление капитального строительства» заключили госконтракт на строительство спорткомплекса «Академия зимних видов спорта». В его условиях стороны предусмотрели возможность изменений по общему соглашению.

Во время исполнения контракта подрядчик написал КГКУ «УКС» письмо. Он посетовал, что проливными дождями, из-за которых в регионе даже ввели режим ЧС, размыло покрытие грунтовых дорог к объекту строительства. В итоге доставить материалы компания не могла почти неделю. Естественно, из-за этого встали и сами работы.

Подрядчик попросил продлить срок работ на период независящих от него обстоятельств. В адрес заказчика ушло несколько писем, но добиться своего компании не удалось. Не помогли даже предупреждения о возможном срыве сроков сдачи объекта в эксплуатацию. В конце концов подрядчик потребовал от заказчика создать ему условия для проезда к месту работ, а до выполнения этого обязательства — приостановить начисление неустойки за отставание от графика. В ответ КГКУ «УКС» заявило, что вопрос о продлении сроков может быть согласован, но только через суд.

Подрядчик попросил добавить в контракт дополнительные работы

И снова подрядчику помешала погода. На этот раз не дожди, а холод. Компания сообщила заказчику, что из-за аномальных температур строительная техника не может работать. Также она попросила внести в контракт дополнительные работы (технические решения по привязке фундамента под видеоэкран, доработка проекта, пусконаладочные работы и т.д.). Снова в адрес заказчика ушло несколько писем, но он лишь заявил, что не имеет правовых оснований что-либо менять.

Изменить договор можно из-за наступления непредвиденных обстоятельств

Суд напомнил, что менять условия контракта можно, но основанием может служить лишь существенное изменение обстоятельств. При этом должно быть соблюдено хотя бы одно из следующих условий: внешние обстоятельства не могли быть предсказаны при заключении контракта; у сторон при всем желании не получилось бы их избежать; дальнейшее исполнение контракта без изменений нанесет ущерб сторонам. Менять условия госконтракта по личным причинам стороны не могут. Об этом говорится в п. 9 Обзора судебной практики от 28.06.2017.

Подрядчик заявил, что изменение контракта выгодно обеим его сторонам

В качестве аргумента подрядчик сообщил, что если оставить контракт в первозданном виде, будут затронуты интересы и той, и другой стороны. Ведь это станет причиной срыва сроков. Подрядчик рискует оказаться в реестре недобросовестных поставщиков, а заказчик заинтересован в нормальном ходе строительства объекта, имеющего общественное значение (спорткомплекс строился для игр Универсиады 2019 года). И это не говоря о материальных затратах, которые лягут на плечи обеих сторон контракта. Что касается погодных условий, на которое сослался подрядчик, он предъявил суду сводки МЧС России и постановление местной администрации о введении режима ЧС.

Объявление режима ЧС — не повод продлевать срок контракта

Суд решил, что приведенные обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для изменения государственного контракта и продления срока выполнения работ. Доводы о режиме ЧС он отклонил, поскольку сводки носят лишь информационный характер, а доказательств того, что к объекту действительно было не проехать, подрядчик не предоставил.

Судья напомнил, что ГК РФ не наделяет подрядчика правом требовать изменения условий контракта, по которым не удалось договориться с заказчиком. Что касается неудобств для обеих сторон, суд также не принял этот аргумент, сообщив, что документально ущерб никак не обоснован. В итоге в иске компании отказали.

Решение Арбитражного суда Красноярского края по делу № А33-17303/2018 от 11.09.2018.

8 октября

Допсоглашение к контракту подписали после того, как истек конечный срок выполнения работ



Изменения в контракте должны быть согласованы обеими сторонами. То, что одна из них направила второй несколько писем с требованиями, еще не говорит о согласии последней воплотить их в жизнь. Смотрите, как подрядчик несколько раз нарушил требования техзадания, а потом удивился отсутствию оплаты по контракту.

Подрядчик пытался добиться от заказчика разрешительных документов

Проектно-конструкторское бюро «Титан» заключило контракт с администрацией Лузского городского поселения Кировской области. Подрядчик должен был изготовить проектно-сметную документацию по водозаборному сооружению. Цена контракта составила 3 млн руб. В техзадании заказчик указал основные технические характеристики объекта. В их числе: требуемый напор в точке подключения промплощадки – 3,0 атм., расход – 11,5 л/с., 1000 куб.м./сутки.

После подписания контракта подрядчик направил заказчику письмо, в котором попросил предоставить исходно-разрешительные документы, необходимые для выполнения работ. В следующем письме компания предупредила, что приостанавливает работы до получения необходимых бумаг. Дело в том, что водозаборные скважины расположены на особо охраняемых природных территориях. Из-за этого необходима экологическая экспертиза. Провести ее могло Министерство охраны окружающей среды Кировской области. В адрес администрации направили еще несколько писем, в каждом из которых подрядчик указывал, что так и не получил разрешительную документацию.

Проектом заинтересовалась некоммерческая организация

Так и не дождавшись ответа от заказчика, подрядчик заказал экспертизу в Кировском управлении госэкспертизы и ценообразования в строительстве. Специалисты исследовали разработанную проектную документацию. Не смотря на то, что в ней была предусмотрена производительность 617 куб.м в сутки вместо заявленных в техзадании 1000 куб.м. в сутки, эксперт пришел к выводу, что в целом проект соответствует результатам инженерных изысканий, техрегламентам и другим требованиям. Также подрядчику выдали положительное заключение экспертизы по проверке достоверности определения сметной стоимости.

Однако вопросы возникли у НКО «Фонд развития моногородов». Она направила врио губернатора Кировской области письмо, в котором указала на несоответствия проектной документации той, что была представлена в Фонд Кировской областью (617,5 куб.м./сут.). Из-за внесенных изменений после реконструкции очистные сооружения не будут работать на полную мощность. В итоге Кировская область не сможет выполнить обязательство по загрузке объектов инфраструктуры за счет подключения инвестиционных проектов. Как результат — средства Фонда, предоставленные бюджету Кировской области, придется вернуть.

Заказчик отказался оплачивать работы

Компания направила администрации претензию, в которой потребовала заплатить предусмотренные контрактом 3 млн руб. Причем незамедлительно. В ответ заказчик лишь предложил расторгнуть контракт, а также потребовал пени за просрочку — 3 с лишним млн. Оплачивать работы администрация отказалась из-за того, что результат (а именно производительность и сметная стоимость объекта) не соответствует требованиям контракта. В итоге компания подала на заказчика в суд, а он, в свою очередь, направил встречный иск.

Что потребовал во встречном иске заказчик

Заказчик отметил, что несмотря на положительное заключение государственной экспертизы, разработанная проектная документация не соответствует требованиям технического задания к контракту. Производительность составила 617 куб.м. в сутки, а не 1000 куб.м., как предусмотрено контрактом. А сметная стоимость вопреки его условиям оказалась вдвое больше: не 76,4 млн руб., а 151,1 млн руб. Кроме того, в проекте не учли устройство резервной скважины. Заказчик напомнил, что документация разрабатывалась в рамках инвестиционных соглашений, заключенных между некоммерческой организацией «Фонд развития моногородов» и Кировской областью. Также администрация предъявила результаты ранее проведенной экспертизы, которая назвала оптимальный объем производительности очистных сооружений — 1000 куб.м./сут.

Из-за того, что подрядчик допустил нарушения, заказчик лишился финансирования из Фонда на строительство водозаборных сооружений. В итоге это привело к тому, что канализационно-очистные сооружения прекратили работу. Что касается пени за просрочку, сначала заказчик просил 3 млн руб., но позже уточнил исковые требования и назначил сумму в 2,6 млн руб.

Подрядчик самовольно поменял производительность объекта

Подрядчик так и не смог предоставить доказательства того, что стороны согласовали изменения проектной документации. Речь идет о производительности и сметной стоимости объекта. Документальных подтверждений согласия заказчика на изменения показателей не было. То, что компания получила положительное заключение эксперта, само по себе не говорит о соблюдении условия контракта. Ведь в заключении говорится лишь о соответствии результатам инженерных изысканий, а не требованиям технического задания к контракту.

В качестве доводов подрядчик привел было письма к заказчику, однако суд не принял их, ведь позиция заказчика из этих бумаг неясна. Кроме того, компания пыталась сослаться на условия дополнительного соглашения к контракту. Но заключено (а именно подписано со стороны подрядчика) оно было после истечения конечного срока выполнения работ по контракту. Допсоглашение нарушило требования 44-ФЗ о том, что менять предмет контракта стороны не могут. При этом из него не следовало, что стороны изменили требования к объему производительности объекта, а также к размеру сметной стоимости строительства.

Какие несоответствия в словах подрядчика нашел суд

В письмах к заказчику подрядчик не раз заявлял о приостановке работ и необходимости экологической экспертизы, а также о расположении одной из скважин в непосредственной близости от дороги. Нет документов, подтверждающих, что хотя бы одно из препятствий было устранено какой-либо из сторон контракта. Несмотря на это подрядчик продолжил выполнение работ и согласование результата с органом государственной экспертизы. При этом компания так и не смогла документально подтвердить, что уведомляла администрацию о невозможности достичь тех показателей производительности, которые были указаны в техзадании. В итоге просто снизила их по своей инициативе, а заказчику предоставила конечный вариант проекта.

Несмотря на то, что администрация в ответных письмах перечислила недостатки работ, подрядчик не вызвался их устранить. Более того, даже на момент судебного разбирательства проектная документаци исправлена не была. В результате суд пришел к выводу, что никакой ценности выполненной подрядчиком работы для заказчика нет. Проектная документация не соответствует требованиям контракта и не должна оплачиваться. В иске подрядчика к заказчику суд отказал. А вот ответный удовлетворил. Правда, взыскал с компании не миллионы, а всего 424 тыс. руб. Судья объяснил это тем, что нарушения вызваны, в том числе, работой заказчика.

Решение Арбитражного суда Кировской области по делу № А28-14882/2017 от 11.09.2018.

24 сентября

Один участник подал в суд на другого из-за большого снижения НМЦК



Ни один из участников госзакупок не хочет работать себе в убыток. Но иногда снижать цену приходиться просто потому, что все вокруг делают то же самое. В нашем случае победитель аукциона подал в суд на другого участника за то, что тот слишком сильно снизил НМЦК.

В закупке среди СМП приняла участие компания, которой нет в реестре

Нижнетагильская зональная ветеринарная лаборатория проводила закупку на услуги медосмотра для работников. Принять участие в ней могли только малые предприятия и социально ориентированные НКО. Начальная цена контракта составила 23,8 тыс. руб.

В аукционе приняли участие две компании: «Кабинет медицинских осмотров» и «Центр профилактической медицины УХП». Второй участник снизил цену на 68,63%, предложив исполнить контракт за 7,58 тыс. руб. Первый снизил ее на 68,13% до 7,46 тыс. руб. Несмотря на то, что «Центр профилактической медицины УХП» предложил более выгодную стоимость, выиграть ему не удалось. Компания не предоставила в составе заявки декларацию о принадлежности к СМП. Не было сведений о ней и в реестре субъектов малого бизнеса.

В итоге контракт заключили с «Кабинетом медицинских осмотров». Однако победителю не понравилось, что в аукционе вместе с ним участвовала компания, которая вообще не относится к СМП. В результате ему пришлось снизить цену более чем на 68%. Победитель посчитал, что ему причинили убытки, и обратился в суд.

Снижение цены одним участником не обязывает делать то же самое остальных

Предоставить доказательства того, что его права нарушены, «Кабинет медицинских осмотров» не смог. Не удалось подтвердить и неправомерное поведение второго участника. В итоге суд не нашел причинно-следственной связи между случившимся и причиненными убытками.

Сторонам дела напомнили, что каждый участник аукциона определяет приемлемую для него цену самостоятельно. То, что один из них существенно снизил НМЦК, не обязывает второго делать то же самое. Тем более, если получившаяся стоимость не соответствует реальной, существующей на рынке.

Снижая цену, компания действовала себе в убыток, но по своей воле. Доказательств, подтверждающих, что второй участник знал о несоответствии критериям аукциона и намеренно принял участие в нем с целью занижения цены контракта, победитель не предоставил. Хоть компания и заявила, что могла бы быть единственным участником аукциона и заключить контракт по максимальной цене, в качестве довода его не приняли. Закон не ограничивает количество участников конкурентной закупки.

Суд: подать заявку на закупку среди СМП может любой

Не посчитал суд нарушением и сам факт участия «Центра профилактической медицины УХП» в закупке только среди СМП. Он сослался на Закон о контрактной системе, в котором говорится, что право подать заявку есть у каждого. То есть компания могла заявиться на аукцион, хоть и не соответствовала его требованиям. В итоге ничьи права не были нарушены, ведь заявку участника справедливо отклонили. Само по себе участие в закупке не говорит о неправомерности поведения компании и о том, что она намеревалась причинить вред остальным.

Победитель попытался обжаловать решение

Победителя аукциона не устроило решение первой инстанции и он пошел выше. Однако апелляция была того же мнения: если участник не хотел снижать цену, мог бы этого не делать, но его права никто не нарушал. В итоге удовлетворять апелляционную жалобу не стали.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А60-1686/2018 от 13.07.2018.

24 сентября

Отсутствие участника в реестре СМП — еще не повод отклонять его заявку



Участники закупок среди субъектов малого бизнеса обязаны задекларировать свою принадлежность к их числу. В случае, рассмотренном ниже, заказчик почему-то решил, что одной декларации мало. Он не нашел участника в реестре СМП и отклонил его заявку. Что из этого вышло, смотрите далее.

За что на организатора закупки ополчилась ФАС

Управление контрактной системы Новосибирской области проводило закупку для нужд заказчика, Детского клинического психоневрологического диспансера, на выполнение работ по монтажу поручней на крыльце здания. Заявку, которую подала компания «Карго лифт», отклонили как не соответствующую требованиям. С таким решением она не согласилась и пожаловалась в УФАС.

Жалобу признали обоснованной, а действия аукционной комиссии незаконными. Ей выдали предписание. В свою очередь, Управление контрактной системы обжаловало это решение в суде.

Почему отклонили спорную заявку

Закупка проводилась среди субъектов малого бизнеса, а значит в заявке должна быть декларация о принадлежности к их числу. Компания «Карго лифт» составила документ и подала его во второй части своей заявки. Однако поучаствовать в торгах не удалось. Организатор посчитал, что компания указала недостоверную информацию, поскольку сведений о ней нет в реестре СМП. Эту информацию комиссия отразила в протоколе аукциона.

Отсутствие в реестре еще не значит, что компания не относится к СМП

Закон о контрактной системе гласит: претендующие на получение преимуществ участники должны декларировать свою принадлежность к малому бизнесу и социально значимым НКО. В ст. 30 44-ФЗ говорится, что подтверждающим документом выступает декларация. Требовать другие бумаги заказчик не вправе.

Суд согласился с ФАС. Информация, указанная в реестре СМП, может рассматриваться как факт несоответствия участника закупки критериям малого бизнеса. Однако сведения могут отсутствовать в перечне по различным причинам. Например, потому что участник не предоставил необходимые сведения в налоговую в установленный срок. Таким образом, отсутствие информации о «Карго лифт» в реестре не говорит о том, что она не относится к малым предприятиям. Кстати, ее руководитель принес письмо от местной налоговой инспекции, чтобы подтвердить свой статус.

Первая инстанция отказалась удовлетворять иск организатора торгов к ФАС. Позже ее решение поддержала апелляция. Стоит сказать, что Управление на этом не остановилось и подало кассационную жалобу. Однако и эта инстанция отказала в удовлетворении искового заявления.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу № А45-31083/2017 от 09.08.2018.

24 сентября

Участник не может подавать декларацию СМП, датированную другим годом



Субъекты СМП должны декларировать свою принадлежность к малым предприятиям. Не все требования к декларации прописаны в нормативных актах. Иногда приходится решать отдельные вопросы через суд. Например, как в этом случае, проблему с годом составления документа.

Из-за чего между заказчиком и участником закупки разгорелся спор

Городская Поликлиника №74 Санкт-Петербурга проводила электронный аукцион на поставку рентгенодиагностического комплекса. Заявку направила компания «Гранд Медикал». Однако ее отклонили. Заказчик заключил контракт с другим участником. А «Гранд Медикал» обратилась в суд.

Что было не так с заявкой участника

В техзадании заказчик прописал требования к товару, а именно наличие детского универсального крепления. Также у поставщика должно было быть регистрационное удостоверение в соответствии с Приказом Росздравнадзора от 16.01.2013 №40-Пр/13.

Следовательно, в заявке участник должен указать то наименование, которое содержится в удостоверении. Компания «Гранд Медикал» в своей заявке предложила поставить комплекс, однако в его регистрационном удостоверении ничего не говорилось о креплении для детей или другом похожем устройстве. Участник отдельно указал детское крепление, то есть хотел поставить его вместе с рентгенологическим комплексом. Однако это изделие не входило в комплект поставки, а значит, не могло быть принято заказчиком.

Проще говоря, нет никаких подтверждений того, что рентгенологический комплекс может использоваться вместе с этим креплением. Также нет разрешения на применение какого-либо фиксирующего устройства совместно с аппаратом. Такое использование может быть небезопасно, поэтому заявка участника была отклонена. В предложенном участником комплексе не было и требуемого заказчиком медицинского принтера.

Заказчик не принял декларацию СМП, датированную прошлым годом

Еще одно несоответствие в заявке касалось декларации СМП. Поскольку закупка проводилась только среди малых предприятий и социально значимых НКО, каждый участник должен был подать этот документ. В документации к аукциону заказчик приложил рекомендуемую форму декларации, составленную в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 11.12.2014 № 1352 (ред. от 20.05.2017). В частности, в ней говорилось, что сведения участник должен предоставить за 3 года: 2015, 2016 и 2017. Во второй части заявки «Гранд Медикал» приложила декларацию о соответствии критериям малого предпринимательства в 2017 году. Однако контракт должен быть подписан в 2018-м, поэтому и датировать декларацию следует этим же годом. Таким образом заказчик пришел к выводу, что компания не задекларировала свое соответствие критериям субъекта малого предпринимательства и не может стать участником аукциона.

Как пытался оправдаться участник

Доводы компании касались лишь наличия крепления и отсутствия требований по регистрации принтеров как медицинских изделий. Суд не принял их. По декларации никаких оправданий участник закупки, видимо, привести не смог. В итоге его иск отклонили.

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-54402/2018 от 10.08.2018.

24 сентября

Для снижения неустойки подрядчик не всегда обязан доказывать ее несоразмерность



Штраф по госконтракту заказчик рассчитывает самостоятельно и указывает в тексте документа. Однако в некоторых обстоятельствах оговоренная сумма может быть явно больше убытков пострадавшей стороны. Смотрите, как суд снизил неустойку, начисленную подрядчику, хотя последний даже не предоставил доказательств ее несоразмерности.

Подрядчика обязали привлечь субподрядчиков из числа СМП

Управление капитального строительства Екатеринбурга и корпорация «Атомстройкомплекс» заключили муниципальный контракт на капремонт нескольких улиц города. Компания выступила генеральным подрядчиком. По условиям закупки в качестве субподрядчика она должна была привлечь субъект малого предпринимательства или социально ориентированную некоммерческую организацию в объеме 40% от цены контракта.

Какие документы требовались от подрядчика

В одном из пунктов контракта говорилось, что корпорация обязуется направить заказчику декларацию о принадлежности субподрядчика к субъектам малого предпринимательства или социально ориентированным НКО, а также копию договора (или договоров), заключенного с субподрядчиком. На это компании давалось 5 дней с даты подписания договора. За нарушение грозил штраф в размере 100 тыс. руб.

Письмо с необходимыми бумагами пришло заказчику 19.02.2018, тогда как договор субподряда стороны подписали 11.12.2017. Несложно подсчитать, что отправить документы генподрядчик должен был до 18.12.2017. Просрочка составила два месяца. Заказчик обвинил корпорацию в нарушении пунктов контракта и подал на нее в суд.

Сумму штрафа за отсутствие документов снизили в 10 раз

Суд согласился с заказчиком по поводу вины генподрядчика. Однако во время разбирательства последний поднял вопрос о несоразмерности неустойки нарушению. В итоге суд снизил ее со 100 тыс. руб. до 10 тыс. руб. Конечно, заказчику такое решение не понравилось. Он обратился в апелляцию, где посетовал на то, что генподрядчик даже не предоставил доказательств несоразмерности неустойки последствиям нарушения. Штраф он назвал необоснованно низким.

Почему суд отказался штрафовать подрядчика на 100 тыс. руб.

Если должник — коммерческая фирма или НКО, которая ведет приносящую доход деятельность, суд может снизить неустойку по ее заявлению. Однако в ГК РФ и Постановлении Пленума Верховного суда от 24.03.2016 № 7 говорится, что это допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может стать для одной из сторон необоснованной выгодой.

В нашем случае суд первой инстанции так и посчитал, поэтому снизил неустойку. Он учел, что права муниципального заказчика не были нарушены. Кроме того, судья подчеркнул, что ему неясна цель включения соответствующего условия в муниципальный контракт и установления за его нарушение ответственности в виде штрафа.

Апелляция с такими доводами согласилась. В ходе разбирательства сторонам напомнили, что неустойка должна компенсировать потери заказчику, а не приносить ему доход. При этом доказать, что 10 тыс. руб. не покрывают убытки, муниципальный заказчик не смог.

Нарушение генподрядчика не имело первостепенного значения для исполнения муниципального контракта. Кроме того, нет никаких подтверждений, что оно как-то сказалось на результате работ. Решение первой инстанции в итоге отменять не стали.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А60-21498/2018 от 30.08.2018.

24 сентября

ФАС: заказчик не имеет права требовать декларацию, если не написал об этом в извещении



Нарушения допускают не только во время исполнения контракта, но и на этапе подготовки к закупке. В нашем случае отличились и заказчик, и участник: первый не указал в документации о необходимости предоставить декларацию о принадлежности к СМП, а второй такую декларацию не подал. На чью сторону встал суд?

Участник пожаловался в ФАС, что его заявку отклонили из-за декларации

Комбинат «Новый» Управления Федерального агентства по государственным резервам по Центральному федеральному округу проводил запрос котировок среди СМП. Предметом контракта были услуги по инвентаризации источников выбросов загрязняющих веществ в атмосферу. Одним из участников стала компания «Экологический консалтинг». Но поучаствовать в закупке ей не удалось, поскольку заявку отклонили. В качестве причины комиссия назвала отсутствие обязательной декларации о принадлежности к СМП.

Компания обратилась в Ярославское УФАС. Ведомство провело проверку и выяснило, что с участника взятки гладки: заказчик сам не установил в извещении требование о предоставлении декларации, чем, кстати, нарушил закон (ч. 3 ст. 78 Федерального закона № 44-ФЗ).

Жалобу признали обоснованной. От заказчика потребовали отменить протоколы и включить обязательное требование о предоставлении декларации. Кстати, ФАС также не понравилось, что он требовал от участников предоставлять данные о ИНН/КПП, контактном лице, номера телефона, факса, E-mail. Их потребовали исключить из формы заявки.

Чем заказчик объяснил отсутствие в извещении пункта о декларации

Возмущенный заказчик обратился в суд. Выяснилось, что причина отсутствия требований о предоставлении декларации вовсе не в его забывчивости. Казенное учреждение посчитало, что указания в запросе котировок, что он проводится исключительно среди субъектов малого предпринимательства, достаточно для составления грамотной заявки. Что касается обязанности предоставить декларацию о принадлежности к СМП, она вытекает из п. 5 ч. 3 ст. 73 Федерального закона № 44-ФЗ.

Участник должен был подать декларацию, даже если об этом не сказано в извещении

Постараемся восстановить логику Ярославского УФАС. В 44-ФЗ говорится, что заявка на участие в запросе котировок должна содержать декларацию о принадлежности участника к субъектам малого предпринимательства. А извещение, в свою очередь, должно включать форму заявки. Соответственно, в ведомстве пришли к выводу, что утвержденная заказчиком в котировочной документации форма должна содержать и указание на необходимость предоставить декларацию.

Вот только суд с такой позицией не согласился. Он напомнил, что требование касается только заявки, а не извещения. Никаких обязанностей заказчика в этом отношении закон не содержит. А предоставить декларацию участник должен был в любом случае, ведь этого требует закон.

Что в итоге решил суд

Суд признал, что заказчик имел право отклонить заявку из-за отсутствия декларации. Однако он учел и то, что учреждение нарушило закон, когда обязало участников предоставлять информацию об ИНН/КПП, о контактном лице, а также номера телефона, факса, E-mail. В итоге в удовлетворении иска заказчика к ФАС отказали.

Решение Арбитражного суда Ярославской области по делу № А82-11886/2018 от 20.08.2018.

24 сентября

Не относящаяся к малому бизнесу компания подала жалобу по закупке среди СМП



Иногда обжалование незаконных действий заказчика — дело принципа, даже если они, в общем-то, никак не затрагивают ваших прав. Так произошло и в нашем случае. Компания предъявила в ФАС список нарушений заказчика, хотя сама не подавала заявку и даже не относилась к СМП, при том, что закупку проводили именно среди них.

Что потребовал от участников заказчик

Международный аэропорт «Оренбург» проводил аукцион на право заключения контракта на поставку авиационного бензина. Участниками были только субъекты малого бизнеса и СОНКО. В техзадании заказчик указал, что бензин должен иметь разрешение на применение на авиационной технике. Он сослался на Приказы ФСВТ РФ №89 от 18.04.2000 и Минтранса РСФСР №126-ДВ от 17.10.1992. Кроме того, от поставщиков потребовали предоставить при исполнении контракта копии паспорта НЦ-28 ФГУП ГосНИИ ГА с заключением по результатам исследования авиабензина на конкретную партию. Также в документации заказчик потребовал, чтобы продукция соответствовала требованиям ГОСТ Р 55493-2013.

Компания «Вертикаль», которая, к слову, не подавала заявку на участие, обратилась в ФАС с жалобой на аукционную документацию. Ведомство приостановило размещение заказа до рассмотрения обращения. Однако его признали необоснованным, после чего заказчик спокойно заключил контракт с победителем торгов. Компания посчитала решение антимонопольной службы незаконным и обратилась в суд.

Почему ФАС отклонила жалобу

Вот какие доводы привела «Вертикаль». Она посчитала, что в документацию включены противоречивые требования к качеству товара, которые приводят к ограничению конкуренции. Во-первых, указанный приказ Минтранса не зарегистрирован в Минюсте. Во-вторых, требование предоставления копии паспорта НЦ-28 ФГУП ГосНИИ ГА с заключением по результатам исследования авиабензина на конкретную партию является незаконным. Оно подходит только к топливу зарубежного производства и противоречит требованиям технического регламента таможенного союза ТР ТС 013/2011.

Жалобу отклонили, поскольку ФАС решила, что документация не идет вразрез с требованиями законов. Кроме того, компании объяснили, что контракт между заказчиком и победителем уже заключен, поэтому обжалование через антимонопольное ведомство невозможно.

Компания недопоняла условия документации

В документации заказчик объяснил, почему требует поставить бензин конкретной марки. Она рекомендована в руководстве по эксплуатации воздушных судов типа Robinson R44. Суд отклонил обвинения в несоответствии документации закону. В ней нет требований о предоставлении в составе заявки разрешения на применение топлива на авиационной технике гражданской авиации РФ, копии декларации о соответствии требованиям Технического регламента Таможенного союза TP ТС и копии паспорта НЦ-28 ФГУП ГосНИИ ГА. Получается, что условия документации «Вертикаль» просто недопоняла.

Довод, касающийся того, что Приказ Минтранса не зарегистрирован, суд также не принял. Компания не предоставила доказательства этого. Кроме того, документ содержится в государственном перечне и рекомендован для организаций, осуществляющих обеспечение бензином воздушных перевозок.

Компания, подавшая жалобу, не относится к субъектам малого бизнеса

Но интереснее другое. Закупка проводилась среди субъектов малого бизнеса. Известно, что СМП вносятся в специальный реестр. Однако в нем нет данных о «Вертикали», следовательно, она не могла быть участником закупки. В чем был смысл процесса обжалования, неясно. Поскольку компания не доказала, что ее права нарушили, суд отклонил иск.

Решение Арбитражного суда Оренбургской области по делу № А47-13642/2017 от 21.08.2018.

11 сентября

Как долг по налогам и сбой в банке помешали участнику закупки получить гарантию



Иногда удобнее списать все на технический сбой, чем объяснить реальные причины задержки сроков. Так получилось и в нашем случае. Участник закупки пришел в банк оплачивать услугу по получению гарантии в последний день установленного срока, а после того как ему помешали санкции налоговой вкупе со сбоем в работе банка, обвинил во всем последнего.

Долг по налогам помешал участнику оплатить банковскую гарантию

Администрация городского поселения города Ленинск в Волгоградской области проводила закупку на ремонт дороги. Торги выиграла компания «Старт-А». Для обеспечения исполнения муниципального контракта победитель выбрал банковскую гарантию. За получением компания обратилась в коммерческий банк «Еврокапитал-Альянс». За услугу выставили счет в 8400 руб. Заплатить эту сумму нужно было в течение 10 дней с даты подписания договора между банком-гарантом и клиентом.

Руководитель «Старт-А» внес на счет предприятия 8000 руб. через кассу Сбербанка. Однако из-за долга по налогам в размере 14 тыс. руб. деньги заблокировали. Их писали в счет задолженности.

Участник не смог получить гарантию из-за сбоя в банке

Но и на этом проблемы компании не закончились. Руководитель решил погасить долг перед ФНС, а также внести деньги для перечисления «Еврокапитал-Альянсу». Однако сделать этого он не смог из-за технического сбоя со стороны Сбербанка. В результате гарантия не была внесена в реестр и участник не смог предоставить ее в качестве обеспечения. Как следствие, муниципальный контракт заключен не был.

Участник закупки обвинил в бездействии Сбербанк и заявил, что из-за сбоя получил 650 тыс. руб. убытка. Эти деньги он попытался получить у банка через суд.

Банк переложил ответственность на налоговую службу

Сбербанк подтвердил, что с его стороны было несколько сбоев, в результате которых операции проводились в задержкой. Выпали эти события как раз на тот день, когда руководитель «Старт-А» отправился в офис банка, чтобы перевести деньги на расчетный счет своей компании.

Однако также в Сбербанке заявили, что никаких распоряжений (платежных поручений) о переводе денег со стороны ООО «Старт-А» учреждению «Еврокапитал-Альянс» в банк не приходило. Кроме того, по счету компании были приостановлены все операции по распоряжению ФНС. Кроме того, еще за год до этих событий «Старт-А» закрыли доступ к системе Сбербанк Бизнес Онлайн из-за неуплаты комиссии, после чего договор о предоставлении услуг дистанционного банковского обслуживания расторгли. Вновь доступ предоставили лишь 19.06.2017, тогда как руководитель компании заявил, что обращался в банк почти за неделю до этого.

Почему банк в итоге признали правым

Суд напомнил, что распоряжения со стороны ФНС банк обязан был выполнить, что и сделал. Поэтому его вины в приостановке операций по счету участника закупки быть не может. Любопытно, что руководитель компании-победителя закупки обратилась в банк лишь на 10-й день с момента заключения договора о выдаче банковской гарантии. То есть, по сути, в последний момент. Он не смог пояснить суду, почему не сделал этого раньше.

Не получилось у компании также подтвердить, что она пыталась перевести 8400 руб. на расчетный счет КБ «Еврокапитал-Альянс» в качестве вознаграждения за выдачу банковской гарантии. В итоге суд не увидел связи между сбоем в банке и полученными участником закупки убытками. Иск к Сбербанку был отклонен.

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А12-5616/2018 от 24.07.2018.

11 сентября

ФАС не уведомила заказчика о жалобе и проиграла суд



На ФАС возложена обязанность контролировать ход и итоги закупок для нужд государства. Есть у ведомства и обязанности, в частности, сообщать участникам дела о его рассмотрении. Смотрите, как УФАС проиграло дело из-за того, что должным образом не направило нужную информацию заказчику.

Заказчику пришлось проводить повторный аукцион

Хабаровский центр психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи проводил электронный аукцион на поставку дезинфицирующих средств и жидкого мыла. Однако ни одной заявки не пришло. Аукцион признали несостоявшимся, внесли изменения в план-график и разместили извещение о повторной процедуре. В этот раз поступили 2 заявки, одну из которых отклонили. Победителем признали компанию «Медлайф». Ей уже было направили контракт на подпись, когда заказчик вдруг получил от оператора ЭТП сообщение.

Почему ФАС потребовала отменить протокол и продлить срок подачи заявок

В письме говорилось, что ФАС требует отменить протоколы и продлить срок подачи заявок из-за сбоя в работе электронной площадки. Из-за него компания «Медлайф» в первый раз не смогла подать свою заявку на участие. Участник пытался подать заявку еще во время первого электронного аукциона, но по причине технического сбоя на сайте оператора ЭТП этого сделать не получилось. В принципе, больших потерь он не понес, поскольку все равно выиграл, пусть и во второй процедуре. Но ФАС была непреклонна. В итоге заказчику пришлось идти в суд.

Заказчику не понравилось, что ему не дали выступить в ФАС

Заказчик сообщил, что ничего не знал о месте и времени рассмотрения жалобы на действия оператора ЭТП, а значит не мог высказать свою позицию. Однако в ФАС считали по-другому. Там заявили, что предложили оператора ЭТП самостоятельно уведомить заказчика о рассмотрении жалобы. Учитывая, что госорган не планировал анализировать действия заказчика, то и звать его на заседание не должен был. Такую позицию антимонопольщиков поддержала первая инстанция, а затем и апелляция.

Однако заказчик не остановился и пошел дальше, подав кассационную жалобу. Он заявил, что ФАС безо всяких оснований переложила функцию извещения участников на оператора электронной площадки, который свою обязанность не исполнил. В итоге заказчик узнал о предписании уже по факту его получения. Соответственно, был лишен возможности объяснить, что взамен спорного аукциона уже проведен новый с теми же условиями. Кроме того, уже истек срок, в течение которого второй аукцион может быть отменен для восстановления первого. Выполнение предписания ФАС привело бы к тому, что помимо заключения контракта по второму аукциону заказчик должен был бы провести первый аукцион и заключить по его результатам аналогичный контракт.

Кассация встала на сторону заказчика. Она подтвердила, что антимонопольный орган действительно должен был уведомить его о рассмотрении дела. Правда, установить, было ли направлено письмо или нет, не удалось. Поэтому дело направили на новое рассмотрение.

Суд выяснил: заказчик действительно ничего не знал о жалобе

Только четвертой инстанции удалось-таки выяснить, что ФАС действительно не приняла никаких мер, чтобы донести информацию до заказчика, что уже само по себе служит основанием для отмены незаконно вынесенного решения. Уведомление заказчику направлено не было, что и привело к последующему проведению повторного аукциона и заключению по его результатам контракта. Заказчик попросту не знал, что подана жалоба. В итоге он лишился права выступить на заседании комиссии.

Заказчику не пришлось отменять итоги аукциона

Суд пришел к выводу, что антимонопольный орган не выполнил свою прямую обязанность, поэтому отменил решение в отношении центра психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи. Отменять аукцион не пришлось.

Решение Арбитражного суда Москвы по делу № А40-36699/17130-33 от 31.08.2018.

11 сентября

Победитель аукциона не смог доказать, что именно сбой компьютера помешал подписать контракт



Закон устанавливает предельный срок, до которого нужно подписать контракт. Помешать это сделать могут внешние обстоятельства, в том числе технические неполадки. Смотрите, что будет, если просто сослаться на сбой, не предоставив никаких подтверждений.

Спор возник из-за включения в РНП

Московское городское управление природными территориями проводило закупку на ремонт одной из улиц столицы. Победителем аукциона стала компания «Олимпия». Как того требуют правила, заказчик направил ей проект контракта через ЭТП. Однако в срок документ не был подписан. Напомним, закон отводит на это 5 дней. Заказчик составил протокол отказа от заключения контракта. Как итог — победитель угодил в реестр недобросовестных поставщиков.

Участник закупки пожаловался, что его даже не уведомили о рассмотрении дела в ФАС

Участник обратился в суд. Ему не понравилось, что ФАС даже как следует не уведомила его о дате и времени рассмотрения вопроса о включении в РНП. К слову, ни 44-ФЗ, ни какие-то другие нормативно-правовые акты не обязывают именно ФАС уведомлять участников дел об их рассмотрении. Несмотря на это, госорган все же направил информацию на электронный адрес участника закупки. Именно эту почту компания указала при аккредитации на ЭТП. Более того, через некоторое время уведомление прислали повторно. Кроме того, госорган обязал заказчика сообщить участнику о необходимости явиться на заседание комиссии. И он действительно направил письмо по тому же почтовому адресу. Но реакции не последовало. Правила ведения реестра недобросовестных поставщиков гласят, что УФАС вправе рассматривать подобные дела и без заинтересованных лиц, если они не пришли на заседание комиссии.

Компьютерный сбой еще нужно доказать

Как пояснил победитель закупки, подписать контракт вовремя ему помешал компьютерный сбой. В свое оправдание участник заявил, что уведомлял о неполадках заказчика. Однако доказать факт сбоя компании не удалось. Не смогла она подтвердить и то, что принимало меры по подписанию контракта с другого устройства, ведь электронная подпись может быть установлена на любой компьютер. Кроме того, против победителя говорило и то, что он так и не перевел заказчику обеспечение контракта. В итоге суд решил, что участника закупки обоснованно признали уклонившимся от заключения контракта.

Решение Арбитражного суда Москвы по делу № А40-17735/2018-147-121 от 25.04.2018.

11 сентября

Подрядчик лишился смет из-за компьютерного сбоя, а вместе с ними и части оплаты по контракту



В процессе исполнения контракта стороны могут его менять. Конечно, все правки должны быть согласованы. Вот только это согласование еще нужно доказать, если вдруг возникнут вопросы. В нашем случае подрядчика подвел компьютер.

Заказчик не принял дополнительные работы по контракту

Самарская городская поликлиника № 1 имени С.М. Кирова и ООО «Симбирск-Строй-Консалт» заключили госконтракт, по которому подрядчик обязался провести работы по ликвидации ЧС в здании дневного стационара патологии беременных. Общая стоимость контракта составила 59,7 млн руб. В его условиях заказчик прописал, что не будет оплачивать работы, выполненные с изменением или отклонением от локальных смет и не оформленные по всем правилам. Даже если подрядчик будет проводить дополнительные работы, превысить стоимость контракта он не может. В итоге подрядчик выполнил работы и получил 55,4 млн руб. Однако акты на 4,3 млн руб. заказчик не подписал и переводить эти деньги отказался. Компания пошла в суд.

Изменения в проектную документацию не сохранились из-за компьютерного сбоя

Свое решение заказчик объяснил тем, что сметы не были согласованы с ним. То, что в документы вносились правки, подрядчик не отрицал. Однако заявил, что все они были обговорены с поликлиникой, более того — внесены по ее же просьбе. Загвоздка в том, что все дополненные и измененные сметы не сохранились, поскольку стерлись в результате компьютерного сбоя. Компания уверяла, что направила все бумаги почтой. Однако заказчик это не подтвердил. Каких-либо других доказательств внесения согласованных правок подрядчик предоставить не смог. Что получилось в итоге: заказчик настаивал на том, что не согласовывал допработы, а подрядчик утверждал, что выполнил их в рамках контракта и в пределах его цены.

Две экспертизы и обе неудачные: как суд не принял выводы специалистов

Суд первой инстанции назначил экспертизу. За нее взялась компания «Ринс-Поволжье». Однако исследование проводил сторонний человек, который даже не работал в этой организации. Причем с судом это не согласовали. Заключение по локальным сметам было составлено не самим экспертом, а посторонним человеком. Конечно, итог такой экспертизы суд не принял.

Назначили второе исследование. На этот раз к делу привлекли бюро независимой экспертизы «Версия». От специалистов требовалось определить: каковы объем и стоимость выполненных истцом работ по контракту; каковы объем и стоимость дополнительных работ; соответствуют ли выполненные ремонтные работы условиям контракта; какова стоимость устранения недостатков; каковы причины образования недостатков.

Интересно, что эксперт вообще не нашел работ, не предусмотренных контрактом. Он решил, что они относятся к непредвиденным расходам. Дефекты действительно были, но специалист назвал их устранимыми. На их ликвидацию ушло бы примерно 1,6 млн руб. По заключению эксперта, причиной возникновения недостатков является некачественное исполнение подрядчиком условий контракта и требований нормативных документов. Однако позже, уже на суде, выяснилось, что никаких измерений эксперт не проводил. Он лишь изучал предоставленные сметы и фото. И снова заключение признали не соответствующим требованиям. В третий раз рисковать, видимо, не стали.

Выполняя больше, чем предусмотрено контрактом, подрядчик действовал на свой страх и риск

В законах по таким ситуациям изложена четкая позиция: подрядчик делает лишь то, о чем сказано в контракте, а если берется за дополнительные работы, то обязан согласовать их с заказчиком. Если работы уже ведутся, но ответ от заказчика не получен в течение 10 дней, их нужно остановить до прямых распоряжений. В иных случаях подрядчик не вправе требовать оплаты допработ.

Суд подчеркнул, что, превысив утвержденный объем работ, подрядчик действовал на свой страх и риск, то есть должен был понимать, что может не получить вознаграждение. Аргумент о том, что работы были согласованы третьим лицом, ОГКУ «Ульяновскоблстройзаказчик», и Министерством здравоохранения, суд отклонил, ведь доказать факт согласования не удалось.

Не принял суд в качестве довода и ссылку на протокол технического совещания, в котором содержится список измененных работ. Проблема в том, что в этом документе опять же не говорится о том, что заказчик с ними согласился. То, что подрядчик сам составил сметы, пусть даже и пределах стоимости контракта, не дает ему право требовать оплаты. С таким выводом суд отказался удовлетворять иск. С его доводами согласилась апелляция.

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда по делу №А72-2937/2017 от 31.05.2018.

11 сентября

Оправданием уклонения от заключения контракта стали перебои со светом



Нередко исполнители госконтрактов грешат тем, что пытаются выдать рядовой технический сбой за глобальную проблему. И это можно понять, ведь попасть в реестр недобросовестных поставщиков не хочет никто. В нашем случае отключение света на 1,5 суток якобы помешало компании вовремя подписать контракт.

Конфликт разгорелся из-за отсутствия подписи исполнителя на контракте

Проводился электронный аукцион на водоснабжение нескольких населенных пунктов Анивского городского округа в Сахалинской области. Победителем стала компания «Строй-Альянс». Заказчик, муниципальное бюджетное учреждение «Отдел капитального строительства» Анивского городского округа, дал исполнителю 15 суток на подписание контракта, однако этого так и не случилось. Это трактовали как уклонение от его заключения. Последовало внесение данных о компании в РНП.

Что помешало победителю заключить контракт

В «Строй-Альянсе» заявили, что виновато во всем внезапное отключение электричества. Из-за этого вышла из строя офисная техника и заключать контракт было просто не на чем. Света не было с 11 утра 24 апреля до 16:25 27 апреля. Крайним сроком, до которого победителю нужно было поставить подпись под документом, было 25 апреля. Победитель сразу же сообщил заказчику о проблеме и предложил заключить контракт на бумаге, а не в электронном виде. Однако бюджетное учреждение отказалось, да и не могло согласится, ведь заключать контракт на бумаге после электронного аукциона нельзя по требованиям закона.

В свое оправдание победитель привел массу аргументов. Пытаясь оспорить внесения в РНП, он рассказал на суде о том, что ранее заключил договор с коммерческим предприятием на закупку материалов, которые нужны как раз для исполнения муниципального контракта. Кроме того, уже получено соглашение о банковской гарантии. Не забыл исполнитель и о том, что уже имеет в своем арсенале исполненные контракты. Также компания сообщила суду, что уже понесла наказание в виде блокировки денег на счете оператором ЭТП и перечисления их заказчику, поэтому включение в РНП — это лишнее.

Могли ли 1,5 суток без света помешать заключить контракт

Нужно сказать, что информация об отключении, на которой строились все аргументы победителя, не подтвердилась. На заседании суда выступил представителю УФАС, который рассказал о запрошенных данных у местных сетевиков ПАО «Сахалинэнерго». В компании ответили, что 24 апреля по указанному адресу никакого отключения не было. Сомнения вызывает и то, что 24 и 25 апреля сотрудники фирмы-победителя спокойно составляли запросы на своих фирменных бланках машинописным текстом, хотя, по их же словам, вся техника не работала.

Даже если отключение и было, то можно ли считать 1,5 суток большим сроком, учитывая, что на подписание контракта у компании было 15 дней? Заказчик посчитал, что нет, а суд с ним согласился. Он пришел к выводу, что за время, пока не было счета, сотрудники фирмы-победителя вполне могли вызвать специалистов, чтобы восстановить работу техники, организовать доступ к ЭТП, перевести заказчику деньги или отправить банковскую гарантию, а также заключить контракт. Однако никаких действий не последовало.

На суде выступил сторонний технический специалист, который подтвердил, что переустановить ЭЦП на любой другой компьютер можно максимум за 2 часа. Однако все 1,5 суток, пока не работала техника, за услугами техподдержки так и не обратились. Правда, компания попыталась объяснить, что сотрудники сами не смогли переустановить ЭЦП, однако этот довод судья не принял.

Уклонение победителя нанесло заказчику миллионный ущерб

Заказчику пришлось заключать контракт с компанией, чьей заявке в ходе торгов присвоили второй номер. В итоге учреждение переплатило 7 млн руб. Помимо этого суд учел отсутствие банковской гарантии и внесенного обеспечения. То есть контракт между сторонами в любом случае не мог быть заключен. И свет здесь не при чем. Судья отказал компании в удовлетворении иска. Сведения о ней остались в РНП.

Решение Арбитражного суда Сахалинской области по делу № А59-2869/2018 от 02.08.2018 г.

11 сентября

Как поставщик пытался оправдать массу нарушений по контракту одним техническим сбоем



Помешать поставщику привезти товар вовремя может масса вещей, в том числе проблемы у предприятия-изготовителя. Смотрите, как компания пыталась списать на него все свои нарушения по контракту и к чему это привело.

Односторонний отказ заказчика привел к спору

Ростовский областной Противотуберкулезный клинический диспансер проводил аукцион на поставку медицинских перчаток. Торги выиграл индивидуальный предприниматель. Стороны заключили контракт. Однако во время его исполнения происходили постоянные просрочки, поставки не соответствующего требованиям товара и другие нарушения. В итоге меньше чем через месяц после подписания контракта заказчик решил расторгнуть его в одностороннем порядке.

Погряз в нарушениях: как поставщик исполнял контракт

Что же так не понравилось заказчику? По одной из заявок диспансера поставщик нарушил установленный контрактом 10-дневный срок. По другой привез не весь товар, а только его часть. А по третьей вроде бы успел в срок, но поставил товар, не соответствующий спецификации контракта. Кроме того, на него не было декларации. Если по некоторым заявкам ИП допоставил отсутствующий товар, то остальные так и остались исполненными не полностью.

Поставщику не понравилось, что его включили в РНП

Заказчик направил обращение в Управление Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области с требованием включить ИП в реестр недобросовестных поставщиков. Напомним, что это обычная практика для одностороннего расторжения контракта по решению заказчика. Комиссия рассмотрела обращение и одобрила его. Однако бизнесмен с этим категорически не согласился и пошел в суд.

Как поставщик оправдал просрочки

Поставщик рассказал антимонопольной службе, почему допускал просрочки. По его словам, поставки в Морозовский и Сальский филиалы заказчика товар не пришел вовремя вовремя в связи с техническим сбоем на предприятии-изготовителе и задержкой отправки груза в порту отправления. Такой аргумент УФАС не приняло, не посчитал его весомым и суд. Подавая заявку на аукцион, поставщик должен был рассчитывать свои силы. Однако, по словам судьи, бизнесмен «не проявил должной степени заботливости и осмотрительности». Просрочки создавали угрозу наступления неблагоприятных последствий. В итоге поставщика обвинили в бездействии.

Что сказал суд

Судья обратил внимание на то, что даже после размещения решения об одностороннем отказе в ЕИС заказчиком поставщик не принял меры, чтобы устранить нарушения. Хотя ему на это давалось 10 дней. Такой срок прописан в законе. Довод ИП о том, что включение в РНП нарушает его право на осуществление предпринимательской деятельности, также не был принят. Суд напомнил, что деятельность бизнесмена не сводится к одному лишь исполнению госконтрактов. В итоге суд первой инстанции отказался признавать решение о включении в РНП неверным. Позже его поддержала апелляция.

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А53-37689/2017 от 02.07.2018.

8 августа

Когда к договору с едпоставщиком не применяются нормы о контрактации



Деятельность некоторых поставщиков связана с сезонностью. Некоторые ошибочно полагают, что могут сорвать сроки исполнения обязательств из-за возникших трудностей при производстве продукции. Смотрите, как поставщик пытался оправдать свои нарушения тем, что он — сельхозпроизводитель, и как на это отреагировал суд.

Поставщик не смог вовремя доставить товар заказчику

Федеральное государственное унитарное сельскохозяйственное предприятие «Ульяновское» Федеральной службы исполнения наказаний заключило договор с Главным управлением Федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю на поставку куриных яиц. Поставщик сорвал сроки и получил от заказчика уведомление о расторжении государственного контракта в одностороннем порядке. Такой исход не понравился ФГУСХП «Ульяновское» ФСИН России, и оно обратилось в суд, где заявило, что является сельхозпроизводителем.

По мнению поставщика, к заключенному контракту следует применить нормы о договоре контрактации, поскольку производство яиц напрямую зависит от различных внешних факторов, организовать его можно только после заключения контракта. В подтверждение своих слов предприятие предоставило договор аренды здания с оборудованием и договор аренды сельскохозяйственной птицы, заключенные для исполнения государственного контракта.

Поставщик объяснил, что приступить к исполнению обязательств смог только после выплаты аванса, так как других средств не имеет. Предприятие заявило, что включение в реестр недобросовестных поставщиков в этом случае является явно несоразмерным характеру допущенного им нарушения.

Поставщик попытался оправдаться успешными контрактами

Поставщик также сообщил, что заказчик не доказал намерение уклониться от исполнения контракта и умышленное бездействие предприятия. В конечном итоге к нарушению сроков привели причины, не зависящие от ФГУСХП «Ульяновское» ФСИН России.

Предприятие заявило, что в течение 5 лет успешно выполняет подобные контракты для различных заказчиков уголовно-исполнительной системы, что подтверждается заключенными контрактами. До настоящего времени ни один заказчик не расторг контракт в одностороннем порядке. Поставщик потребовал от суда признать недействительным уведомление об одностороннем отказе ГУФСИН России по Пермскому краю от исполнения государственного контракта.

Заказчик настоял на недобросовестности поставщика

Заказчик стоял на своем. Он заявил, что поставщик существенно нарушил условия, неоднократно срывая сроки. По словам госучреждения, порядок одностороннего расторжения он соблюдал. Предприятию направили уведомление об одностороннем отказе от исполнения контракта, также документ разместили в Единой информационной системе.

Кроме того, заказчик пояснили, что стороны заключили несколько государственных контрактов, обязательства по которым поставщик постоянно нарушал, из-за чего госучреждение неоднократно обращалось с исковыми заявлениями в суд. По мнению заказчика, все это свидетельствуют о недобросовестности и ненадежности поставщика.

В контракте не было ни слова о том, что поставщик — сельхозпроизводитель

Суд встал на сторону заказчика. На заседании было доказано, что поставщик нарушил сроки исполнения контракта. Он так и не привез товар. К слову, поставщик это не опровергает. Довод о возможности применения к спорному контракту норм ГК РФ о договоре контрактации суд отклонил. Дело в том, что в заключенном между сторонами договоре нет указаний на то, что предприятие — производитель сельскохозяйственной продукции и обязуется передать заказчику выращенный товар.

Довод предприятия о том, что заказчик якобы неверное назвал решение об одностороннем отказе (оно значилось как уведомление), суд также не принял. По его мнению, такая неточность не является основанием для признания документа недействительным, поскольку в нем указаны фактические и правовые причины такого решения. В итоге суд не стал удовлетворять иск.

Решение Арбитражного суда Пермского края по делу № А50-5028/2018 от 29.06.2018.

8 августа

Как оформлять порядок взыскания неустойки в договоре с едпоставщиком



За нарушение условий договора стороны несут ответственность. Санкции могут быть назначены и в отношении заказчика, и в отношении поставщика. Размер неустойки установлен на федеральном уровне, но в договоре можно указать свой порядок расчета. Смотрите, как правильно делать это в случае закупки у единственного поставщика.

Заказчик подписал акт приемки, но работы не оплатил

ООО «Иволга» и Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение «Островская средняя общеобразовательная школа» заключили договор. Подрядчик должен был провести работы по монтажу телефонного автодозванивателя в школы. Сметная стоимость составила 10000 руб. Заказчик обязался произвести предоплату в размере 3000 рук., окончательный расчет – не позднее 5 дней после полного завершения работы на основании подписанного акта о приемке. Однако ни того, ни другого по факту не сделал, несмотря на то, что акт подписал. Подрядчик направил официальную претензию, но она осталась без ответа. В документе компания потребовала перечислить долг, а также выплатить проценты за пользование чужими средствами. В итоге ООО «Иволга» обратилось в суд.

Подрядчик потребовал деньги за пользование чужими средствами

Подрядчик рассчитал, что заказчик должен ему 2708,12 руб. неустойки, кроме того, заявил, что проценты продолжат начисляться, пока оплата не будет внесена целиком. Он сослался на пункт 1 статьи 395 Гражданского кодекса, в котором говорится, что сторона договора должна выплатить проценты, если неправомерно удерживает чужие деньги. В этой же норме говорится, что размер процентов зависит от ключевой ставкой Банка России, если другой порядок расчета не установлен законом или договором.

Суд пояснил, как рассчитывать неустойку по договорам с едпоставщиком

Подрядчик пояснил, что стороны согласовали в отдельном пункте договора меры ответственности за нарушение обязательств. Он также отметил, что закупку проводили у единственного поставщика, потому что цена контракта составила менее 100 тыс. руб. Компания сослалась на часть 15 статьи 34 Закона № 44-ФЗ, в которой говорится, что договор с едпоставщиком можно заключить в любой форме, соответственно, требования к контрактам к нему не применяются. Отдельно подрядчик сообщил суду, что договор с госзаказчиком заключил без применения мер ответственности, установленных Законом № 44-ФЗ, но не стал оспаривать отсутствие в документе указаний на применение ст. 34 Закона № 44-ФЗ. Напомним, в ней установлен порядок начисления неустойки.

Суд пояснил, что при заключении договора с единственным поставщиком стороны должны обязательно указывать в его положениях на неприменение ч. 5 ст. 34 Закона 44-ФЗ. В противном случае нужно рассчитать законную неустойку, размер которой привязан к ставке Центробанка. Суд рассчитал пени в соответствии с законом и пришел к выводу, что вместо заявленного размера они составляют 2668 руб. Положения ст. 395 Гражданского кодекса и установленные в ней правила расчета процентов (исходя из действующей в соответствующий период ключевой ставки) в этом случае использовать нельзя. По Закону № 44-ФЗ пени рассчитывают исходя их ставки, действующей на момент уплаты.

Решение Арбитражного суда Курганской области по делу № А34-2383/2018 от 16.07.2018.

8 августа

При закупке у едпоставщика форма договора не считается основанием для отсутствия оплаты



Закон № 44-ФЗ и Бюджетный кодекс РФ устанавливают четкое требование: госзаказчики могут вступать в договорные отношения только посредством заключения контрактов. Требования к этим документам прописаны на федеральном уровне. Но иногда можно использовать обычные договоры. Смотрите, как суд не нашел оснований для признания формы соглашения между поставщиком и заказчиком ненадлежащей.

Стороны договорились, когда акт приемки считается автоматически признанным заказчиком

ООО «Смоленскрегионтеплоэнерго» заключило контракт с областным государственным бюджетным учреждением здравоохранения «Сафоновская центральная районная больница». Объектом закупки стала подача тепловой энергии для отопления в 2018 году.

В контракте стороны обговорили объемы поставок. Их утверждают заказчик и поставщик в зависимости от температуры наружного воздуха в соответствии с температурным графиком или по данным узлов учета. Количество тепловой энергии подтверждается двусторонним актом, который заказчик должен подписать и возвратить до 10 числа месяца, следующего за расчетным. Одним из условий значилось следующее: если заказчик не заявил возражений и не подписал акт в течение 10 дней, он считается автоматически принятым. Перечисленные условия нельзя назвать обычными для госконтрактов, тем не менее они были одобрены сторонами и включены в текст документа.

Поставщик исполнил свои обязательства и поставил энергию, однако оплаты не дождался. Спустя несколько месяцев он направил заказчику претензию, но она осталась без ответа. В итоге компания обратилась в суд.

Суд объяснил, когда заключение договора вместо контракта не считается нарушением

Суд отметил, что по своей сути подписанный контракт относится к категории договоров энергоснабжения. При этом в соответствии с Федеральным законом № 44-ФЗ и пп. 1 и 2 ст. 72 Бюджетного кодекса РФ государственные органы могут вступать в договорные отношения только путем заключения контракта. Также в законе установлено, что закупку у единственного поставщика заказчик вправе проводить в случае, если предмет контракта относится к сфере деятельности субъектов естественных монополий. При этом контракт может быть заключен в любой форме, предусмотренной Гражданским кодексом РФ для совершения сделок. В итоге суд не нашел никаких нарушений и признал, что документ был заключен в установленном законом форме.

С заказчика взыскали весь долг вместе с неустойкой

История умалчивает, почему заказчик решил не платить по контракту, в какой бы форме он ни был подписан, но своих возражений госучреждение так и не представило. В итоге суд постановил взыскать с него 5,3 млн руб. долга, а также 339 тыс. руб. пени.

Решение Арбитражного суда Смоленской области по делу № А62-3741/2018 от 02.07.2018.

8 августа

Заказчика наказали за самовольный выбор подрядчика



Государственные заказчики иногда выполняют задания вышестоящих органов, которые относятся к их сфере деятельности. В нашем случае это уход за лесными насаждениями. Если учреждение не хочет выполнять работы самостоятельно, оно может нанять специалистов. Однако делать это нужно по правилам. Смотрите, что будет, если госзаказчик перепоручит свои обязанности первому попавшемуся подрядчику и не согласует этот вопрос с уполномоченным органом.

Заказчик перепоручил свои обязанности сторонним специалистам

В Лесном кодексе РФ говорится, что за лесами ухаживают автономные учреждения, подведомственные федеральные органы исполнительной власти. В Забайкальском крае к ним относится КГСАУ «Забайкаллесхоз». Согласно государственному заданию на 2017 год Министерством природных ресурсов Забайкальского края поручило КГСАУ «Забайкаллесхоз» работы по сплошной санитарной рубке в Сретенском лесничестве.. На основании него Гослесслужба края и КГСАУ «Забайкаллесхоз» подписали договор купли-продажи лесных насаждений. Однако выполнять работы самостоятельно автономное учреждение не стало и выбрало для этого стороннего подрядчика.

Вместо конкурентной закупки заказчик по факту выбрал едпоставщика

КГСАУ «Забайкаллесхоз» заключило договор с местным ИП и поручило ему провести санитарную рубку и убрать погибшие и поврежденные насаждения. Передачу лесного участка оформили отдельным актом. Все работы подрядчик выполнил в срок, и стороны подписали акт приемки. Позже они составили договор купли-продажи лесопродукции, по условиям которого спиленный лес перешел в собственность индивидуального предпринимателя. На эту сделку обратил внимание первый заместитель прокурора Забайкальского края. Он инициировал судебное разбирательство.

Суд напомнил, что в рассматриваемом случае автономное учреждение как госзаказчик должно было определить подрядчика конкурентным способом. Неверный выбор вида закупки может обернуться тем, что ее признают недействительной. Из материалов дела ясно, что КГСАУ «Забайкаллесхоз» нарушило требования Лесного кодекса РФ и не приступило к государственному заданию. Автономное учреждение привлекло к работам предпринимателя. Таким образом, учреждение самостоятельно определило подрядчика для выполнения работ, не согласовав данный вопрос с уполномоченным органом государственной власти. Учитывая, что финансирование поступило из бюджета из бюджета, нужно было руководствоваться нормами Закона № 44-ФЗ, что не учел заказчик. В итоге суд пришел к выводу, что индивидуальному предпринимателю предоставили незаконные преимущества, тем самым ограничив конкуренцию.

Суд признал договор ничтожным

Суд сослался на пункты 74, 75 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25, в котором говорится о ничтожности условий, которые противоречат законодательству. Судья напомнил сторонам, что спорные лесные участки принадлежат РФ. Выполнение санитарно-оздоровительных мероприятий без соответствующих полномочий угрожает насаждениям, биологическим видам, обитающим в них, и т.д. В итоге договор между ИП и автономным учреждение признали ничтожным.

Вслед за ним была оспорена и сделка по купле-продаже лесопродукции. Дело в том, что выполнение работ по охране, защите и воспроизводству лесов и купля-продажа лесных насаждений считаются единой сделкой. Соответственно, признание первого договора ничтожным автоматически влечет недействительность соглашения купли-продажи леса.

Решение Арбитражного суда Забайкальского края по делу №А78-5881/2018 от 04.07.2018.

8 августа

Попытался увернуться: заказчик заявил, что контракт подписал уволенный директор



На что только не идут порой заказчики, чтобы не оплачивать выполненные подрядчиками работы. В нашем случае муниципальное учреждение придумало целых две отговорки. Смотрите, как исполнителя хотели оставить без денег якобы из-за того, что договор подписал уволенный сотрудник.

Заказчик подписал документы, но работы не оплатил

Муниципальное казенное учреждение «Управление жилищно-коммунального хозяйства» и общество «Компания «Капитал-строй» заключили договоры от 01.03.2017 и 01.04.2017 на санитарную уборку городских территорий. По одному из них сумма услуг составила 60 тыс. руб., по второму — 30 тыс. руб.

Подрядчик выполнил все работы, после чего прошла приемка. Никаких нареканий у заказчика не возникло. Акты подписал директор учреждения, но направил их обратно без печати. Оплата за работы не поступила. Компания четыре раза пыталась добиться ответа от заказчика, направляя официальные письма, но так его и не получила. В итоге подрядчик обратился в суд.

Заказчик попытался оспорить заключенные договоры

Заказчик отреагировал на требования подрядчика, заявив, что один из договоров подписал директор, который на тот момент не имел полномочий, поскольку трудовой договор с ним расторгли 31.03.2017. Однако суд отнесся к этому скептически, ведь оба договоры скреплены печатями учреждения. Доказательств того, что печать выбыла из законного владения заказчика, он представить не смог. Передача такой печати лицу, подписавшему договоры, говорит о том, что его фактически наделили соответствующими полномочиями.

Кроме того, суд обратил внимание сторон на то, что акты выполненных работ, счет-фактуры и счета по спорным договорам направляли уже в адрес и.о. директора муниципального учреждения. Однако он не высказывал никаких возражений по поводу этих документов и не пытался их оспорить.

Заказчик заявил, что якобы уже оплатил те же работы, но по другому контракту

Еще один довод заказчика касался того, что он якобы уже оплачивал работы в рамках ранее заключенного муниципального контракта от 26.12.2016. Суд изучил этот вопрос. Выяснилось, что контракт заключили на оказание услуг по санитарной уборке территории городского округа Среднеуральск. Предметом контракта была механическая уборка дорог и тротуаров. Между тем договоры, по которым не поступила оплата, заключены на ручную уборку мусора. В этом случае они должны оплачиваться отдельно.

Суд напомнил, что представители заказчика ни разу не заявили возражений по поводу качества работ, их объема и сроков. Они исправно подписывали все направленные подрядчиком акты. В итоге с заказчика взыскали 90 тыс. руб. по договорам и 6,8 тыс. в качестве неустойки.

Решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-9075/2018 от 09.07.2018.

8 августа

Заказчик не стал заключать контракт с исполнителем и оставил его без денег



Госзаказчики и исполнители должны заключать контракты и только на основании их исполнять свои обязательства. Исключением могут быть только чрезвычайные обстоятельства и неотложные работы. Смотрите, как компания добросовестно выполнила работы, но осталась без денег из-за отсутствия контракта.

Заказчик заявил, что у него нет правовых оснований для оплаты

В суд обратилось общество с ограниченной ответственностью «Лотос-ЭКО». Иск компания адресовала Управлению строительства и жилищно-коммунального хозяйства Администрации городского округа Кохма. Она потребовала оплатить фактически выполненные подрядные работы. Заказчик не стал отмалчиваться и направил два отзыва на иск, в которых заявил, что правовых оснований для оплаты выполненных работ нет и быть не может.

Администрация разрешила снос зеленых насаждений, но оплачивать работы не стала

Как выяснил суд, Управлением строительства и жилищно-коммунального хозяйства Администрации г.о. Кохма выдало ООО «Лотос-ЭКО» разрешение на снос зеленых насаждений на земельном участке по причине их аварийного состояния. Исполнитель очистил территорию от ветхих деревьев и вывез их на полигон. Стоимость работ по смете составила 1 566 228 руб.

Исполнитель направил заказчику комплект документов для оплаты, но своих денег так и не получил. Прошло почти два года, и компания, не теряя надежды, снова направила бумаги, а вместе с ними претензию с требованием оплатить работы. Но и это не принесло результата. Тогда она обратилась в суд.

Стороны не заключили контракт, а значит, платить заказчик не должен

Суд обратил внимание сторон на то, что все отношения, связанные с удовлетворением государственных и муниципальных нужд, регулируются Законом № 44-ФЗ и главой 37 Гражданского кодекса Российской Федерации. Работы могут быть проведены только на основе государственного или муниципального контракта. По нему подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие работы, а заказчик — принять их и оплатить.

О том, что органы местного самоуправления могут вступать в договорные отношения только посредством заключения муниципального контракта, говорится и в Бюджетном кодексе РФ. Однако из материалов дела видно, что «Лотос-ЭКО» и Управление строительства и жилищно-коммунального хозяйства Администрации городского округа Кохма никаких документов не подписывали. При этом финансировались работы из бюджета, поэтому заключение муниципального контракта было обязательным. Соответственно, без него оплата не могла поступать исполнителю.

Виноватым оказался исполнитель

Суд также отметил, что оплата обязательств без заключения контракта считалась бы неосновательным обогащением. При этом подрядчик, выполнявший работы фактически без документов, не мог этого не понимать.

Требовать оплаты компания могла бы только в двух случаях: если в конкретной ситуации заключить государственный или муниципальный контракт в установленном порядке невозможно или если выполнение работы обязательно для исполнителя и отказаться от них он не мог.

Однако подрядчик не предоставил доказательств возникновения чрезвычайной ситуации на территории городского округа Кохма, которая могла бы послужить основанием для выполнения спорных работ по сносу деревьев. Ему не удалось обосновать, почему выполненные им работы — социально значимые, необходимые и не терпели отлагательств до момента заключения контракта в установленном порядке.

Несмотря на то, что ООО « ЛОТОС-ЭКО» действительно выдали разрешение на снос зеленых насаждений, госзаказчик никаких обязательств по оплате на себя не взял. Не подписывало учреждение и акт приемки выполненных работы. В итоге суд не стал удовлетворять иск подрядчика.

Решение Арбитражного суда Ивановской области по делу № А17-1283/2018 от 03.07.2018.

20 июля

Суд напомнил участнику, что не может считаться ограничением конкуренции



Ограничение конкуренции — серьезное нарушение, за которое заказчикам грозит суровая санкция. Однако его еще нужно доказать. Судебная практика зачастую показывает отличные примеры того, как делать не стоит. Смотрите, как участник попытался уличить заказчика в нарушении закона и предоставлении преимуществ отдельным компаниям и что из этого вышло.

Участник закупки попытался оспорить заключенный не с ним контракт

АО «Медтехника» участвовало в электронном аукционе на поставку рентгенологического комплекса, его ввод в эксплуатацию и обучение специалистов. Организатором выступил Департамент государственного заказа Томской области. Закупку проводили для нужд ОГБУЗ «МСЧ № 2».

Когда комиссия закончила рассмотрение вторых частей заявок, она пришла к выводу, что требованиям заказчика соответствует лишь одно предложение. В итоге аукцион признали несостоявшимся. ОГБУЗ «МСЧ № 2» заключило контракт с ООО «Ультрасаунд».

Это не понравилось другому участнику — АО «Медтехника». Компания обратилась в Томское УФАС с заявлением о нарушениях антимонопольного законодательства. Среди прочего она заявила, что заказчик создал преимущественные условия для участия некоторым фирмам и нарушил законодательство о лицензировании. Так, АО «Медтехника» указало в жалобе, что на рынке существуют схожие по потребительским свойствам рентгеновские аппараты, чем тот, который указал заказчик в техзадании, причем они выигрывают по отдельным характеристикам и параметрам, в том числе цене. Компания не раз сообщала заказчику об этом, но он доводам не внял.

Кроме того, АО «Медтехника» заявило о возможном подлоге коммерческих предложений заказчиком на этапе формирования начальной максимальной цены контракта с целью создания преимущественного условия для участия в торгах участнику, поставляющему наиболее близкий по заданным характеристикам комплекс.

Почему ФАС отказалась удовлетворять жалобу

Представитель АО «Медтехника» заявил, что аукционная документация содержала все признаки нарушения антимонопольного законодательства и ограничивала конкуренцию. В частности, в техзадании заказчик установил избыточные характеристики. Участник закупки настаивал, что такого комплекса, который был описан в документации, вовсе не существует на рынке, однако Томское УФАС России при рассмотрении жалобы АО «Медтехника» не запросило подтверждающую информацию в регистрирующем органе – Росздравнадзоре. Кроме того, участник упомянул в жалобе, что контракт по итогу аукциона был заключен с ООО «Ультрасаунд», у которого нет лицензий на техническое обслуживание медицинской техники и на работу с источниками ионизирующего излучения, несмотря на то, что их наличие требовалось по условиям аукционной документации. В итоге контракт заключили по завышенной цене, в чем АО «Медтехника» усмотрело признаки сговора.

ФАС пояснила, что такую жалобу действительно рассматривали. Однако ведомство установило, что аукционная документация не содержит ограничений для участников, создает условия для равного доступа к участию в аукционе, а действия заказчика не противоречат закону и не препятствуют честной конкуренции. Поэтому ФАС отказалась возбуждать дело против заказчика.

Акционерное общество «Медтехника» подало иск к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Томской области. Компания посчитала, что ведомство не уделило достаточно внимание ее жалобе. УФАС обвинили в бездействии и потребовали от суда признать ответ управления незаконным, а обжалуемую сделку недействительной.

Суд напомнил, что считается нарушением честной конкуренции

Суд указал, что нарушением законодательства о защите конкуренции считаются действия, которые противоречат нормативно-правовым актам, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, нарушают один из запретов, перечисленных в пункте 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции. Целью таких действий является получение преимуществ перед другими лицами, стремящимися к тому же результату, а также причинение убытков, в том числе репутации иных лиц.

Суд установил, что указанные заказчиком характеристики носили объективный характер и клинически значимы при проведении медицинских исследований. Потребности заказчика были определены по итогам заседания комиссии с привлечением независимых специалистов в области рентгенологии.

Доводы о подлоге коммерческих предложений суд отклонил, поскольку они ничем не подтверждены. Никаких препятствий для участия в закупке АО «Медтехника» не было. Установление требований, соответствующих потребностям заказчика, не может рассматриваться как ограничение доступа к участию в конкурентной процедуре.

Доводы компании об отсутствии у ООО «Ультрасаунд» лицензии суд также не принял. Дело в том, что участник, который не планирует лично оказывать услуги по монтажу и наладке (вводу в эксплуатацию) поставляемого оборудования, не обязан представлять в составе второй части заявки собственные лицензии, а также лицензии соисполнителей, поскольку такое требование отсутствует в документации об электронном аукционе. Такой вид деятельности, как поставка медицинского оборудования, не подлежит лицензированию. А ввод в эксплуатацию не является самостоятельным объектом закупки, контракт позволяет исполнителю привлечь для этого другие организации. Именно так и поступило ООО «Ультрасаунд». Суд отказал в удовлетворении заявления акционерного общества «Медтехника».

Решение Арбитражного суда Томской области по делу № А67- 9603/2017 от 04.06.2018.

20 июля

Заказчик и участник сговорились и не смогли скрыть это от ФАС



У Антимонопольной службы богатый опыт в раскрытии сговоров, поэтому пытаться обмануть ее — зачастую бесполезное дело. Но это не останавливает заказчиков и участников, придумывающих многоходовые схемы в своих интересах. Они кажутся сложными и продуманными, но при ближайшем рассмотрении нарушение закона становится очевидным.

Заказчик скрыл коммерческие предложения

МУП «УГХ» МО города Пыть-Яха проводило запрос котировок на изготовление, поставку, пуско-наладочные работы и ввод в эксплуатацию комплекса оборудования водоподготовки в контейнерном исполнении. НМЦК установили на уровне 90,4 млн руб. Заказчик определил ее на основании трех коммерческих предложений. По крайней мере так было указано в обосновании. ООО «Сибкрас» назвало цену 92 млн, ООО «Климат Контроль» — 93,5 млн, а ООО «ИнТех» — 90,5 млн. Однако сведений о поступлении этих коммерческих предложений в журнале регистрации входящей корреспонденции МУП «УГХ» МО город Пыть-Яха нет, поэтому сделать вывод о способе их получения нельзя. На запрос котировок пришла одна заявка — от ООО «ИнТех». Компанию признали победителем и заключили с ней контракт.

Заказчик установил нереальные сроки исполнения контракта

Признаки нарушения антимонопольного законодательства в действиях заказчика усмотрела прокуратура. Она направила обращение в ФАС о том, что МУП «УГХ» МО город Пыть-Яха установило нереальные сроки выполнения работ в закупочной документации. Не исключено, что именно это отпугнуло других участников. Так, в графике выполнения работ по контракту от 22.12.2016 № 527 установлены такие временные рамки: поставка оборудования — в течение 10 дней, выполнение строительно-монтажных работ — до 30.12.2016, срок окончания выполнения работ — 30.12.2016. При этом в протоколе выездного заседания Технического совета Департамента жилищно-коммунального комплекса и энергетики Ханты-Мансийского автономного округа — Югры говорится, что поставка, монтаж и пуско-наладка водоочистного оборудования занимает от одного до двух месяцев.

Факт невозможности выполнения работ в установленные закупочной документацией сроки подтверждается и тем, что ООО «ИнТех» не выполнило все обязательства по состоянию на 04.10.2017. Об этом же говорят коммерческие предложения, в которых компании называли сроки от 2 до 4 месяцев. Комиссия УФАС пришла к выводу, что МУП «УГХ» МО г. Пыть-Ях намеренно установило невыполнимые сроки поставки оборудования и создало преимущественные условия ООО «ИнТех».

Будущий победитель привез оборудование для работ еще до начала закупки

Но самое интересное впереди. Дело в том, что ООО «ИнТех» привезло все необходимое оборудование на территорию водоочистных сооружений еще до публикации о закупке и проведения самой процедуры. Это подтверждается копией журнала регистрации въезда-выезда автотранспорта. Комиссия УФАС пришла к выводу, что исполнить условия контракта нельзя никоим образом, кроме как по предварительной договоренности заказчика и участника закупки, в том числе о заблаговременном завозе оборудования.

Но и это еще не все. Оказалось, что на момент проведения закупки у ООО «ИнТех» имелся готовый технический отчет по результатам выполненных экспериментальных исследований, что также способствовало победе на торгах. МУП «УГХ» МО г. Пыть-Яха подписало акт приемки фактически в день заключения контракта, несмотря на то, что работы подрядчик так и не закончил. Этот акт заказчик представил в Администрацию города Пыть-Яха для получения субсидии на возмещение затрат по договору. После поступления субсидии деньги незаконно перечислили ООО «ИнТех».

Невозможность выполнения работ подтверждает и отсутствие проектной документации, договор на разработку которой заключили только после определения исполнителя по поставке и монтажу оборудования водоподготовки. Оценив все эти обстоятельства, комиссия УФАС пришла к выводу о наличии сговора между сторонами.

Подрядчик подал на ФАС в суд

ООО «ИнТех» с выводами антимонопольщиков не согласилось и подало иск в суд. Общество категорически отвергло все доводы о наличии сговора. Сжатые сроки оно объяснило тем, что финансирование выполнения работ на объекте предполагалось за счет средств субсидий на 2016 год в рамках государственной программы ХМАО-Югры «Развитие жилищно-коммунального комплекса и повышение энергетической эффективности в округе на 2016-2020 годы», которые в соответствии с бюджетным законодательством являются не переходящими на 2017 год. Компания назвала временные рамки вполне реальными и выполнимыми. По ее словам, стандартный срок введения станций в эксплуатацию составляет от 3-х до 5-ти рабочих дней при постоянной схеме отбора и раздачи очищенной воды.

Что касается невыполнения в срок своих обязательств, здесь ООО «ИнТех» сослалось на аномально низкие температуры и отсутствие емкостей для слива продуктов очистки, обязанность по установлению которых взяло на себя МУП «УГХ» МО г. Пыть-Ях.

Доводы антимонопольного органа о соглашении с заказчиком компания назвала необоснованными и недоказанными. Составленный заранее отчет об испытаниях она объяснила тем, что является дилером чешской компании «IWET» на территории ХМАО-Югры по продаже контейнерных станций водоподготовки, и в рамках дилерского договора проведены пилотные испытания на ВОС-4 по решению Администрации г. Пыть-Яха и МУП «УГХ» МО г. Пыть-Ях и по согласованию с Правительством ХМАО-Югры. Принять участие в них якобы могла любая организация.

Нашлось оправдание и для поставки контейнерных станций еще до начала закупки. Компания сообщила, что поставка не была связана с намерением МУП «УГХ» МО 10 г. Пыть-Ях провести запрос котировок. Груз должен был идти в Сургут, но с целью экономии средств на транспортировку были разгружен в г.Пыть-Яхе на площадке ВОС-4.

Суд нашел признаки сговора

Однако суд слова подрядчика не убедили. Он признал доводы антимонопольщиков и прокуратуры обоснованными. В частности, доказано установление нереальных сроков выполнения работ и заключение договора на разработку проектной документации только после приемки. Установление заведомо невыполнимых, согласованных с потенциальным исполнителем сроков выполнения работ привело к ограничению конкуренции, снизило число других потенциальных участников запроса котировок, что подтверждается документами и материалами, полученными антимонопольным органом в ходе проверки. Общество так и не смогло представить исполнительную документацию на выполненный объем работ, а подписание акта приемки в день заключения договора только подтверждает сговор сторон. О факте заключения устного соглашения говорит и то обстоятельство, что общество заблаговременно разместило на охраняемой территории очистных сооружениях муниципального образования свое оборудование. В удовлетворении иска компании отказали.

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры по делу № А75-2213/2018 от 09.06.2018.

20 июля

Сговорившиеся участники подавали заявки с одного IP-адреса



При расследовании дел о нарушениях в сфере закупок и защиты конкуренции в ход идут в том числе технические методы. Например, доказать факт сговора можно, проверив, с какого IP-адреса участники подавали заявки. В нашем примере две компании использовали один адрес, чтобы занизить цену на аукционе и сделать победителем ИП.

Как действовали сговорившиеся компании

Министерство по регулированию контрактной системы в сфере закупок Иркутской области проводило аукцион на право заключения контракта на выполнение работ по капитальному ремонту здания отделения гинекологии ОГБУЗ «Усольский родильный дом». Участники подали несколько ценовых предложений. Наиболее активными стали ООО «Альбатрос» и ООО «Крепость». В результате начальную цену контракта снизили на 46,84% — с 11,9 до 6,3 млн руб. Однако заявки ООО «Альбатрос» и ООО «Крепость» отклонили из-за того, что они не предоставили копии исполненных ранее контрактов. Победителем признали ИП Петоян А.П.

Поводом к расследованию ФАС стало обращение Министерства по регулированию контрактной системы в сфере закупок Иркутской области. Госорган посчитал, что в действиях участников есть признаки сговора. УФАС выяснило, что заявки на участие в торгах ООО «Альбатрос», ООО «Крепость» и ИП Петоян А.П. подали с одного IP-адреса, зарегистрированного за Петоян С.А. При этом с аналогичного IP-адреса они направляли ценовые предложения в ходе торгов.

Какие признаки сговора установил суд

Суд напомнил, что по законодательству о защите конкуренции признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, если они приводят к изменению цены на торгах. Причем договоренность может быть как письменной, так и устной. Свидетельствовать о наличии устного соглашения может определенная модель поведения участников соглашения, зафиксированная документально.

Суд обратил внимание участников дела, что компании ООО «Крепость» и ООО «Альбатрос» и раньше были замечены в подобных действиях. Они совместно участвовали в торгах и подали вторые части заявок, не соответствующие требованиям. В итоге судья постановил, что поведение компаний было направлено не на победу в аукционе, а на снижение цены контракта до экономически нерентабельной для иных участников, что обеспечило победу ИП Петоян А.П.

Как пытались оправдаться участники

ООО СК «Крепость» заявило, что уже через 10 минут после начала торгов сумма понижения была ниже рассчитанного общество предела, в связи с чем оно приняло решение об отказе от ценовых предложений. ООО «Альбатрос» заявило, что не имеет опыта в торгах, поэтому могло допустить ошибку, а один IP-адрес объяснило тем, что специалист работал удаленно, а откуда — неизвестно. В соответствии с письменными пояснениями ООО «Крепость» сообщить информацию об адресе подачи заявки не представляется возможным, так как прошло значительное количество времени. ООО СК «ПРОФИ», ООО ТСК «Сибирь», ООО «Луч-Байкал» заявили, что отказались от дальнейшего участия в закупке из-за нецелесообразности. В итоге комиссия УФАС признала ООО «Крепость», ООО «Альбатрос» и ИП Петояна А.П. нарушившими закон о защите конкуренции.

ФАС не понравилось слишком мягкое наказание нарушителю

Итоги расследования УФАС стали поводом для возбуждения дела об административном нарушении. Управление обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении директора ООО «Альбатрос» к ответственности. Иск удовлетворили и назначили наказание по части 1 статьи 14.32 КоАП РФ — штраф в 20 тыс. руб. Однако антимонопольщикам оно показалось слишком мягким. УФАС подало апелляционную жалобу, потребовав дисквалифицировать руководителя на три года.

Но суд не стал ужесточать наказание генеральному директору ООО «Альбатрос» и оставил без изменения вынесенный ранее приговор. Судья сослался на то, что ранее должностное лицо не привлекалось к ответственности.

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда Читы по делу № А19-419/2018 от 30.05.2018.

20 июля

Участники снизили начальную цену контракта на на 94,5%



Порой действия участников торгов настолько нелогичны, что сговор виден невооруженным глазом. Суть схемы проста: две компании снижают цену контракта до минимума, но подают несоответствующие требованиям заявки. Как результат — конкуренты устранены, а выигрывает «свой» человек. Смотрите, чем может обернуться такое поведение.

Как два участника выбили конкурентов из борьбы

Проводился электронный аукцион на право заключения договора на выполнение работ по установлению границ водоохранных зон и границ прибрежных защитных полос бассейна р. Косьва на территории Пермского края. Заказчиком выступило местное Министерство природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии, организатором торгов — Министерство по регулированию контрактной системы в сфере закупок Пермского края. НМКЦ составила 11,6 млн руб.

Всего на аукцион подали 11 заявок. К основной процедуре допустили всех участников. При проведении аукциона общество «Геостройизмерения» сделало 10 принятых ставок в течение 5 минут основного времени, минимальная ставка была равна всего 643 тыс. руб., таким образом НМЦК предлагали снизить на 94,5%. Общество «Экспедиция» сделало 8 принятых ставок в последнюю минуту основного времени аукциона, минимальная ставка составила 1, 2 млн руб., что соответствует снижению начальной цены на 89,5%. Еще один участник, «Сибирский кадастровый центр», не подавал ценовых предложений в основное время проведения аукциона, в дополнительное время аукциона сделал 1 ставку, предложив цену 7, 8 млн руб.

Лучшими ценовыми предложениями и победителями аукциона были признаны (в порядке ранжирования) ООО «Геостройизмерения», ООО «Экспедиция», ООО «Сибирский кадастровый центр». Однако вторые части заявок первых двух компаний признали несоответствующими требованиям аукционной документации и отклонили. По итогам аукциона победителем признали общество «Сибирский кадастровый центр».

Как позже выяснило при проверке УФАС, ООО «Экспедиция», ООО «Сибирский кадастровый центр» и ООО «Геостройизмерения» были подали аукционные заявки с одного и того же IP-адреса. При этом юридические и почтовые адреса названных участников не совпадают.

ФАС уличила компании в незаконных действиях

При рассмотрении дела комиссия УФАС по Пермскому краю сделала выводы о том, что подобный исход мог возникнуть только при согласованных действиях трех участников. Ведомство назвало это грубым нарушением антимонопольного законодательства и ограничением конкуренции. УФАС выдало компаниям предписания с требованием не допускать соглашений о поддержании цен на торгах, использовать самостоятельную ценовую политику. Не согласившись с решением они подали в суд.

Суд напомнил, как участники должны вести себя во время торгов

Суд обратил внимание участников на то, что во время торгов они обязаны вести самостоятельную и независимую борьбу за потребителя, а попытки кооперации нарушают закон. В качестве доказательств наличия антиконкурентного соглашения суд принял доводы ФАС о том, что все заявки и ценовые предложения направлены с одного IP-адреса, между компаниями имеются финансово-хозяйственные взаимоотношения, что подтверждается договорами займа денежных средств, а также о том, что юрлица пренебрежительно отнеслись к формированию вторых частей заявок, хотя ранее неоднократно принимали участие в аукционах и знали о требованиях.

Проанализировав поведение компаний, ФАС и суд сделали вывод, что их активные действия фактически сделали невозможным подачу другими добросовестными участниками своих предложений в основное время. А общество «Сибирский кадастровый центр» подало свое предложение в дополнительное время, предложив цену значительно ниже, чем фирма, не участвующая в сговоре.

Таким образом, являясь конкурентами, общество «Сибирский кадастровый центр», общество «Геостройизмерение», общество «Экспедиция» отказались от конкуренции друг с другом с целью протолкнуть предложение ООО «Сибирский кадастровый центр». В итоге суд оставил жалобу участников без удовлетворения.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда Перми по делу № А50-25636/2017 от 03.05.2018.

20 июля

Одинаковые контакты, разные названия: как участники пытались обмануть ФАС



Существует масса признаков, по которым можно определить наличие сговора между участниками. Чаще всего они не усложняют себе жизнь трудными схемами и даже не пытаются запутать следы. Смотрите, как компании с одинаковыми адресами пытались обвести ФАС вокруг пальца.

Начальную цену снизили на треть

ФГБОУ ДОД ФДЦ «Смена» проводило электронный аукцион на оказание клининговых услуг. В торгах принимали участие 4 компании: ООО «ТехноСтрой», ООО «ВФМ ГРУПП», ООО «Атмосфера», ООО «Атлас». Особенно активно действовали две из них — ООО «ТехноСтрой» и ООО «ВФМ ГРУПП». Они подавали предложения о цене контракта, в результате чего начальная цена была снижена на 30,81 %. На последних секундах подключилось ООО «Атмосфера», которое сделало заведомо выигрышное итоговое предложение.

Вторые части заявок ООО «ТехноСтрой» и ООО «ВФМ ГРУПП» отклонили. Победителем аукциона было признано ООО «Атмосфера». При этом нарушения, допущенные ООО «ТехноСтрой», ООО «ВФМ ГРУПП» при формировании состава документов из вторых частей заявок, были однотипными.

Когда впоследствии Управление Федеральной антимонопольной службы по Краснодарскому краю разбирало эту закупку, оно выявило следующий план действий компаний: 1. стать участниками закупки; 2. добиться участия в самом аукционе; 3. добиться отклонения вторых частей заявок; 4. протолкнуть в победители ООО «Атмосфера».

ФАС выявила синхронность действий участников

Как выяснило УФАС, ООО «ТехноСтрой» и ООО «ВФМ ГРУПП» подали заявки с одного IP-адреса. Для подачи ценовых предложений ООО «ТехноСтрой», ООО «ВФМ ГРУПП», ООО «Атмосфера» использовали другой адрес, но у всех трех он снова совпадал. Ведомство усмотрело в этом синхронность действий, которые стали реализацией устного сговора. Поведение ООО «ТехноСтрой», ООО «ВФМ ГРУПП» признали направленным на исключение иных участников аукциона для предоставления преимуществ ООО «Атмосфера».

Кроме того, и ООО «ВФМ ГРУПП», и ООО «Атмосфера» зарегистрированы по одному адресу, разные только номера офисов. Эти компании даже указали единый телефонный номер, а их электронный адрес точь-в-точь совпадает с содержащимся в реквизитах ООО «ТехноСтрой».

Компании объяснили все единой точкой доступа Wi-Fi

ООО «ВФМ ГРУПП» поспешило оправдаться, заявив, что просто использует точку доступа Wi-Fi, которая принадлежит ООО «Атмосфера». Но ФАС такие доводы не убедили. Ведомство обратило внимание на то, что IP-адрес совпадал также у ООО «ВФМ ГРУПП» и ООО «ТехноСтрой». Что касается одинаковых адресов электронной почты и контактного номера телефона, то это недоразумение якобы произошло вследствие несогласованного использования ООО «ВФМ ГРУПП» и ООО «Атмосфера» услуг одного лица. Нужно ли говорить, что ФАС это также не убедило.

Один из участников признался в сговоре

Комиссия ФАС установила, что две из трех компаний в течение короткого промежутка времени поочередно снижали цену лота на существенную величину, затем третья на последних секундах аукциона предлагала цену ниже, чем у добросовестного участника, и становилась победителем.

Интересно, что факт устного соглашения был признан ООО «Атмосфера». Решением Комиссии Краснодарского УФАС России установлено заключение и участие ООО «ВФМ ГРУПП» в запрещенном соглашении. Компания не согласилась с решение антимонопольного ведомства и обратилась в суд. Однако он не нашел оснований для отмены постановления по делу об административном правонарушении.

Решение Арбитражного суда Краснодарского края по делу №А32-4109/18 от 25.04.2018.

20 июля

Компании удалось добиться снижения миллионного штрафа за участие в сговоре



Уличенные в сговоре участники, как показывает практика, не всегда покорно исполняют предписания ФАС. Многие пытаются отстаивать свою правоту до конца, даже если все признаки сговора налицо. Но некоторые из них нарушения признают и просят суд только урезать сумму штрафа. Смотрите, как этого удалось достичь одному из участников.

Участники намеренно подпортили свои заявки

19 заказчиков (детских садов) договорились о совместных торгах. Организатором выступил Комитет по муниципальным закупкам и регулированию тарифов администрации города Ульяновска. Он провел аукцион на поставку продуктов питания с начальной ценой контракта 12 млн 792 тыс. руб. Всего подали 5 заявок, всех участников допустили к аукциону: ООО «АльфаТрансСтрой», ООО «Спецстройкомплект», ООО «Строй-бат», АО «Молвест», ООО «Юникс». Ценовые предложения поступили от 4 участников, цену в итоге снизили на 90,5%. Заявки ООО «АльфаТрансСтрой» и ООО «Спецстройкомплект» признали несоответствующими требованиям. В итоге выиграло ООО «Строй-бат» с предложением о цене 12,7 млн руб.

По данным, полученным от оператора ЭТП, первое ценовое предложение подало АО «Молвест» со снижением на 0,50% от НМЦ, затем ценовые предложения ООО «Альфатрансстрой», ООО «Спецстройкомплект» подавали поочередно со 2 по 21 шаг со снижением на 90,50% от НМЦ, затем ООО «Строй-бат» было подано заключительное 22 ценовое предложение с итоговым снижением НМЦ на 90,50%. Причем предложения победителя ООО «Строй-бат» и ООО «Спецстройкомплект» подали с одного IP-адреса. Уже позже Ульяновским УФАС России было установлено, что у ООО «Спецстройкомплект» и ООО «Альфатрансстрой» не присоединены необходимые документы к заявке, а также недостаточно заполнен раздел «Сведения об ИНН учредителей, членов коллегиального исполнительного органа…».

Закупка другая, а незаконна схема та же

Интересно, что история повторилась не единожды. К примеру, почти в тот же период проводилась закупка тем же заказчиком на поставку продуктов питания. Цена контракта уже была меньше — 5,3 млн руб. На участие в закупке было подано 6 заявок, все участники допущены к аукциону: ООО «АльфаТрансСтрой», ООО «Спецстройкомплект», ООО «Строй-бат», АО «Молвест», ООО «Юникс», ЗАО «Восточное». Ценовые предложения поступали от 4 участников (АО «Молвест», ООО «Альфатрансстрой», ООО «Спецстройкомплект», ООО «Строй-бат»), цену снизили на 81%.

Согласно протоколу подведения итогов заявки ООО «Альфатрансстрой» и ООО «Спецстройкомплект» признали несоответствующими требованиям документации. Победителем признали ЗАО «Молвест», с которым контракт заключили по очень низкой цене — 1 млн руб. Общество пожаловалось в ФАС и добилось отмены протоколов. В итоге контракт с ним заключили по цене 5,3 млн руб. Как видим, добиться желаемого результата участникам сговора здесь не удалось. Кстати, заявки ООО «Строй-бат» и ООО «Альфатрансстрой» снова подали с одного IP-адреса. Но и на этой закупочной процедуре они не остановились и продолжили использовать наработанную схему.

ФАС решила, что участники неадекватно понижали цену

В Ульяновское УФАС России поступила жалоба АО «Молвест» на действия участников. Ведомство возбудило дело в отношении ООО «Спецстройкомплект», ООО 2 «Строй-Бат», ООО «Альфатрансстрой». В УФАС посчитали, что они поочередно не представляли декларацию о принадлежности к субъектам малого предпринимательства, торги поочередно выигрывал один из них — либо ООО «Спецстройкомплект», либо ООО «Строй-бат». Сговор заключался в том, что каждая компания готова была максимально снизить цену и вовремя отступить, освободив место соучастнику.

Среди доказательств противоправного поведения ФАС нашла заключенный договор поручения между ООО «АльфаТрансСтрой» и ООО «Спецстройкомплект» на участие ООО «АльфаТрансСтрой» от имени ООО «Спецстройкомплект» в закупке и подаче ценовых предложений. Ведомство признало, что компании резко и неадекватно снижали цены в своих корыстных целях. Компании с таким вердиктом не согласились. ООО «Альфатрансстрой» обратился в суд, но судебный орган решил, что собранных ФАС доказательств вполне достаточно для обвинения и назначения санкции.

Размер штрафа снизили из-за материального положения компании

Ульяновское УФАС России приняло решение оштрафовать ООО «Альфатрансстрой» на 5,8 млн руб. Сумма была рассчитана в соответствии с примечанием к ст. 14.31 КоАП РФ. Интересно, что компания не стала отрицать свою вину, а просто попросила суд принять во внимание малозначительность правонарушения и большую величину назначенного штрафа. По первому пункту суд с участником торгов не согласился. Обстоятельства не были признанными малозначительными. Но с учетом финансового положения общества на основе бухгалтерских балансов и отчетах о прибыли размер штрафа судья посчитал слишком большим. Если снизили почти вдвое — до 2,9 млн руб.

Решение Арбитражного суда Ульяновской области по делу № А72-619/2018 от 29.03.2018.

9 июля

Как заставить заказчика заплатить после необоснованного отказа от контракта



Заказчик может отказаться от контракта в одностороннем порядке, но только по основаниям, прописанным в законе. При этом важно соблюдать установленную процедуру. Смотрите, как заказчик поплатился за свои самовольные действия и как подрядчику удалось получить оплату по контракту.

Подрядчик отремонтировал дорогу, а заказчик отказался платить

Контракт на ремонт дороги был заключен между Администрацией поселения Первомайское в городе Москве и ООО «ПрофТоргСтрой». Несмотря на то, что работы были выполнены в срок и в полном объеме, заказчик почему-то в одностороннем порядке отказался от взятых на себя обязательств и не оплатил ремонт. Подрядчик повторно подал полный комплект документов, подтверждающих фактическое выполнение работ по контракту. Однако не получил в ответ ни подписанных бумаг, ни мотивированного отказа от приемки, ни акта с перечислением недостатков. Подрядная организация сделала вывод, что претензий к ее работе нет. Сумму задолженности в 7 млн 945 тыс. руб. она попыталась вернуть через суд.

Суд напомнил, когда односторонний отказ от контракта недопустим

Гражданский кодекс определяет, что сдача работы оформляется актом, который подписывают обе стороны. Если одна из сторон приняла решение об отказе от контракта, отметка об этом должна быть в акте. Подрядчик может составить односторонний акт, но только при необоснованном отказе заказчика от оформления КС-2 и КС-3 надлежащим образом. Таким образом исполнитель защищает свои интересы.

Суд напомнил сторонам, что отказ от контракта возможен только в установленных законом случаях. К примеру, вследствие существенных нарушений его условий. Однако в нашем случае об этом говорить нельзя. Суд решил, что требования подрядчика об оплате вполне обоснованы.

Заказчик припомнил подрядчику уже оплаченные штрафы

После начала судебного разбирательства заказчик внезапно активизировался и подал на ООО «ПрофТоргСтрой» встречный иск. Он напомнил, что компания выполнила часть работ с нарушением сроков, а также СНиП и ГОСТов, в результате чего были начислены пени и штраф. Как выяснил суд, всего подрядчик отремонтировал пять дорожных покрытий. По четырем из них он получил оплату. Действительно, были допущены нарушения, но все штрафы и пени компания вовремя погасила. Неясно, зачем заказчик вновь упомянул об этом уже в новом иске, ведь дело касается как раз пятой дороги, работы по ремонту которой так и не были оплачены.

Что касается отказа от контракта, заказчик нарушил процедуру, установленную законом. Никаких необходимых документов в электронную систему не подавалось, уведомление о расторжении контракта подрядчику не направлялось, акты сверки заказчик не подписывал, сверку расчётов не проводил. Ни одной претензии по пятой дороге администрация не направляла. При этом качество работ объективно подтверждено лабораторией Дорожной инспекцией ОАТИ г. Москвы и АО «Инженерный центркачество». В итоге суд удовлетворил требование подрядчика об оплате контракта.

Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-205120/17-43-1824 от 09.06.2018

9 июля

Подрядчика оштрафовали за нарушение техники безопасности при ремонте дороги



Некоторые виды работ могут создать угрозу для близлежащих объектов, людей, транспортных средств. Поэтому в контракте стороны обговаривают требования техники безопасности. Как показывает практика, за их нарушение также можно получить штраф, даже если с качеством работы все в порядке.

Подрядчик попытался вернуть уплаченный штраф

ФКУ УПРДОР «Южный Урал» выступало заказчиком по контракту на капремонт дороги М-5 «Урал» Москва – Рязань – Пенза – Самара – Уфа — Челябинск. Подрядчиком стала компания «ДСУ-1». Госучреждение обвинило подрядчика в нарушении одного из пунктов контракта, который предусматривал установку и содержание временных технических средств организации дорожного движения в соответствии с утвержденными схемами, а также ответственность за безопасность в зоне ремонта. В итоге заказчик рассчитал сумму штрафа — 837 тыс. руб. Подрядчика такой исход не устроил. Он сообщил, что не нарушал условия контракта, и сослался на односторонний характер составленного акта выявленных недостатков. Компания назвала штраф незаконным и обратилась в суд, чтобы вернуть деньги.

Какие меры безопасности предусматривал контракт

Несколько пунктов контракта предусматривал меры безопасности при ремонте дороги. В частности, подрядчик обязался обеспечить безопасность участников процесса (рабочих), дорожного движения, а также экологическую, пожарную в соответствии с перечнем нормативно-технической документации. Одной из мер значилась установка временных технических средств организации дорожного движения, нанесение разметки. Стороны заранее обговорили и согласовали схемы организации движения и ограждения мест дорожных работ. В них был определен порядок расстановки знаков и другие нюансы.

Заказчик получил свои деньги по банковской гарантии

Заказчик, недовольный нарушениями, составил акт освидетельствования выполненных работ и выявления дефектов. В частности, его не устроило слишком длинное расстояние между знаками и светофором (112 вместо оговоренных 50 метров), отсутствие полимерных блоков, направляющих конусов в рабочей зоне. Поскольку ранее подрядчик предоставил в качестве обеспечения банковскую гарантию, госучреждение обратилось в банк и получило компенсацию. «ДСУ-1» дважды направляла претензию с требованием вернуть деньги, однако заказчик стоял на своем.

Как подрядчик оправдал нарушения правил безопасности на месте ремонта

Схема организации движения предусматривала установку полимерных парапетных блоков и направляющих конусов в рабочей зоне. В подтверждение своих слов о нарушениях со стороны подрядчика заказчик предоставил в суд фото и акт выявленных дефектов. В документе содержались результаты инструментальных измерений расстановки знаков и светофора, сведения об отсутствии блоков в зоне отгона и направляющих конусов.

Подрядчик сообщил, что в день проверки со стороны заказчика проводились лишь небольшие работы с незначительной захваткой по 150-160 м и выявленные ответчиком нарушения применительно к рабочей зоне 1 000 м не соответствуют действительности. Также, по его словам, в акте освидетельствования выявленных недостатков не определена рабочая зона, из этого документа невозможно установить период производства истцом работ. Нашлось у компании и оправдание насчет отсутствия конусов. Их якобы сместили на непродолжительный период для маневрирования автомобилей. Все эти доводы суд назвал предположительными и документально не обоснованными. Иск подрядчика о возврате штрафа отклонили.

Решение Арбитражного суда Челябинской области по делу № А76-38439/2017 от 13.06.2018.

9 июля

Считаются ли погодные условия форс-мажором



Вопрос погодных условий особенно актуален для подрядчиков, ремонтирующих дороги. Из-за дождя работы нередко приходится приостанавливать, что очень не нравится заказчикам. Смотрите, будет ли назначена неустойка, если сроки сорваны из-за неблагоприятных погодных условий.

Ремонту дорог помешал дождь

Дирекция городских дорог Тамбова обратилась в суд с иском к московской компании «ПроектСтрой». Заказчик потребовал неустойку за несвоевременное исполнение обязательств по муниципальному контракту. Он был заключен на ремонт дорог в Тамбове. Подрядчик, ООО «ПроектСтрой», обратилось с встречным иском к Дирекции городских дорог и потребовало пени за просрочку оплаты выполненных работ.

Отношения между заказчиком и подрядчиком складывались следующим образом. Стороны вели длительную переписку, суть которой сводилась к тому, что подрядчик упорно настаивал на приостановке работ из-за дождя, а заказчик возражал против этого.

В первый раз подрядчик направил уведомление 17.10.2017. Он сообщил, что приостановит работы из-за погодных условий на неопределенный срок. 23.10.2017 заказчик в ответном письме сообщил, что против такого исхода, поскольку погодные условия позволяют выполнять работы, а также отметил, что в случае нарушения сроков выполнения работ будет начислена неустойка. История повторилась. В конце концов сроки были сорваны, после чего заказчик предложил подрядчику выплатить неустойку, однако последний отказался это делать, поскольку просрочка якобы произошла по независящим от него обстоятельствам. Заказчику пришлось идти в суд и требовать уплаты 370 тыс. руб. Подрядчик не терял времени даром и начислил заказчику 95 тыс. руб. за просрочку оплаты выполненных работ.

Подрядчик обвинил в нарушении сроков заказчика и небесную канцелярию

Подрядчик в ответ на претензии заявил, что во всем виноваты заказчик, который затягивал сроки заключения контракта, необоснованно отклонив заявку компании на участие в аукционе, а также плохая погода. Суд ни одна из причин не устроила. Подрядчик не доказал, что возможность надлежащим образом исполнить обязательства по договору у него отсутствовала. Что касается заключения контракта, то он был подписан в установленный срок. Суд не усмотрел каких-либо препятствий со стороны заказчика по уменьшению периода выполнения работ.

Суд удовлетворил требования и заказчика, и подрядчика

Суд также отклонил ссылку подрядчика на плохую погоду. Непреодолимая сила определяется непредотвратимостью и чрезвычайностью. Однако к ней не относятся осадки и снижение температуры — это нормальные погодные условия для Тамбова в сентябре-ноябре. Суд указал на то, что подрядчик как предприниматель с опытом должен был понимать все возможные риски и предусмотреть меры для исключения возможности неисполнения своих обязательств. Что касается нарушений со стороны заказчика, они подтверждены платежными поручениями. Просрочка выполненных работ действительно имела место. В итоге суд решил, что правы и заказчик, и поставщик. Оба иска были удовлетворены в полном объеме.

Решение Арбитражного суда Тамбовской области по делу № А64-1194/2018 от 05.06.2018.

9 июля

Когда односторонний акт не подтверждает успешную приемку



Результаты приемки оформляются актом. Не всегда процедура проходит гладко. Может получиться, что заказчик отказывает в приемке, а подрядчик составляет односторонний акт и считает, что этого документа достаточно для оплаты. Смотрите, как заказчик и подрядчик составили два односторонних акта с противоположным смыслом и что из этого вышло.

Какие документы нужны для оплаты

Заказчик и подрядчик заключили контракт на ремонт дороги в селе Хор-Танга Заларинского района Иркутской области. Он предусматривал поэтапную оплату в соответствии с приложенным календарным графиком. Промежуточные расчеты стороны договорились производить каждый месяц на основании актов выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат (форма КС-2, КС-3). Заказчик обязался переводить деньги в течение 20 дней с момента подписания этих документов. Кроме того, в контракте отдельно оговаривалось условие, по которому невыполнение отдельных этапов работ по вине подрядчика дает заказчику право прекратить его обязательства без выплаты убытков и компенсаций.

Как подрядчик обосновал необходимость оплатить его работу

Подрядчик пояснил, что заказчик отказался принимать работы, соответственно, и оплачивать их. Он обратился в суд с иском, посчитав, что выполнение работ в срок подтверждает направление заказчику отчетных документов (акт о приемке выполненных работ КС-2, справка о стоимости выполненных работ и затрат КС-3, счет-фактура, общий журнал работ). Бумаги были подписаны только подрядчиком, так как заказчик от приемки отказался, несмотря на то, что документы позже были направлены повторно. В ответ на претензию заказчик пояснил, что подрядчик не представил отчетную документацию, а также указал на дефекты выполненных работ. Однако и после третьего подряд направления отчетных бумаг работы не были оплачены.

Суд объяснил, когда можно использовать односторонний акт, а когда нельзя

Суд напомнил, что акт о приемке свидетельствует об объеме выполненных работ и подтверждает, что они приняты заказчиком без нареканий, соответственно, должны быть оплачены. Однако акт должен быть подписан уполномоченными представителями обеих сторон. На основании него составляется справка о стоимости выполненных работ и затрат формы КС-3.

Действительно, нормы о строительном подряде (ст. 753 ГК РФ) допускают ситуации, при которых возможно одностороннее подписание акта. Однако в таком случае подрядчик должен доказать, что принял все меры для успешной приемки: направил документы, подготовил объект, но заказчик все равно не произвел никаких действий. Однако причиной было вовсе не отсутствие желания заказчика. Он пояснил, что работы выполнены с отступлением от проектно-сметной документации, в обоснование чего представил составленный администрацией акт приемки. Из него следует, что работы были выполнены не в полном объеме и с нарушениями, именно из-за этого они не были оплачены.

Получилось, что суду предоставили два акта, подписанных в одностороннем порядке, содержащие противоположные обстоятельства. Суд пояснил, что не обладает специальными знаниями и нужна экспертиза. Заказчик переложил это на подрядчика. Однако к экспертам стороны так и не обратились. В итоге суд не стал удовлетворять требование об оплате работ.

Решение Арбитражного суда Иркутской области по делу № А19-27207/2017 от 07.06. 2018.

9 июля

Даже если контрактом предусмотрено банковское сопровождение, оно не всегда обязательно



Стороны государственного контракта могут по согласованию включать в него любые условия, однако важно следить за тем, чтобы они соответствовали требованиям закона. Смотрите, как незнание нормативно-правовых актов привело к тому, что условие госконтракта об обязательном банковском сопровождении признали ничтожным.

Между заказчиком и поставщиком возник спор о банковском сопровождении

Муниципальное учреждение «Комдорстрой» и МУП ДСЭР Советского района г. Волгограда заключили контракт на ремонт дорог общего пользования, а именно одной из улиц Ворошиловского района Волгограда. Цена контракта составила 10,4 млн руб. Контракт был заключен 03.05.2017. По его условиям подрядчик должен в течение 20 дней со дня подписания заключить договор банковского сопровождения и предоставить копию муниципальному заказчику. Подрядчик обязан направить подрядчику и банку информацию о соисполнителях, которых он привлекает к ремонту. Однако копия договора банковского сопровождения контракта заказчику так и не поступила. Он обратился в суд. При этом подрядчик был уверен, что правда на его стороне.

Подрядчик сослался на Закон № 44-ФЗ

Подрядчик не согласился с требованиями заказчика, аргументировав это тем, что заключил договор банковского сопровождения 30.05.2017, однако не обязан был предоставлять заказчику копию этого документа. Он сослался на следующий факт: поскольку сумма контракта составила менее 200 млн. руб., то внесение в договор условий о банковском сопровождении противоречит ч. 26 ст. 34 Закона № 44-ФЗ.

Суд напомнил заказчику, что требовать банковское сопровождение можно не всегда

Судья при вынесении решения обратил внимание сторон на п. 4. Постановления Правительства РФ от 20.09.2014 № 963 «Об осуществлении банковского сопровождения контрактов». В нем говорится, что муниципальным заказчикам рекомендуют включать условие о банковском сопровождении при цене контракта выше 200 млн руб. Это лишь рекомендация, а не жесткое требование закона. В нашем случае цена контракта менее 200 млн руб. В такой ситуации внесение в договор условий о банковском сопровождении противоречит ч. 26 ст. 34 ФЗ № 44 и является ничтожным. Суд не нашел оснований для назначения штрафа подрядчику и не стал удовлетворять иск заказчика.

Решение Арбитражного суда Волгоградской области по делу № А12-951/2018 от 07.06.2018.

9 июля

Подрядчика наказали за недостатки, найденные после приемки



Успешная приемка — мечта любого заказчика. Но даже если все акты подписаны, деньги заплачены, это еще не гарантия отсутствия проблем. Смотрите, как подрядчика заставили устранять нарушения, обнаруженные во время гарантийного срока, а за отказ начислили неустойку.

Какие условия о гарантии включили в контракт

Управление автомобильной магистрали «Москва — Санкт-Петербург» подало иск на транспортную компанию «Руслан-1». Заказчик потребовал от подрядчика заплатить 4,3 млн руб. в качестве пени за просрочку устранения дефектов, допущенных в период исполнения контракта, но обнаруженных только после приемки.

Согласно условиям контракта подрядчик должен был отремонти